Loading Posts...

Освобождение Севастополя от интервентов. Как мы отстояли Крым…

Осенью 1854 года войска англо-французских интервентов блокировали Севастополь — ключевой форпост России на Крымском полуострове. Судьба всей страны теперь зависела от мужества солдат и матросов — защитников этого города-крепости…

Еще 17 октября 1854 года состоялась первая массированная бомбардировка Севастополя. Главной русской утратой в тот день стала гибель отважного адмирала Корнилова — руководителя обороны города. Его преемником стал адмирал Нахимов —знаменитый победитель турецкого флота при Синопе. С его именем связаны самые героические страницы обороны Севастополя…

У стен «русской Трои»

Войско интервентов готовилось к штурму неприступной русской твердыни. Догадываясь о намерениях врага, император Николай I настоятельно требовал от князя Меншикова (командующего русской сухопутной армией в Крыму) решительных действий. Но тот медлил и топтался на месте. Наконец в ноябре 1854 года Меншиков все-таки решился. 5 ноября состоялось сражение при Инкермане. И удивительно — бездарность Меншикова была так велика, что он ухитрился проиграть битву, несмотря на отчаянную храбрость русских солдат. Так, например, карты местности русские войска получили только на следующий день после сражения! Но у битвы был и положительный итог: генеральный штурм Севастополя, намеченный союзниками на следующий день, не состоялся.

Тем не менее известие об этой неудаче произвело самое неприятное впечатление в Петербурге. Многочисленные придворные болтуны, громче всех кричавшие, что «мы англичан да французишек одними шапками закидаем», только сейчас осознали всю серьёзность положения в Крыму. «Мы думали, что французы не смогут и 20 тысяч войск отправить из Франции, а они выслали сто, ещё сто готовятся, а слух пошел уже о полумиллионе, — писал в те дни литератор Погодин. — Мы не воображали, чтобы в Крым могло когда-нибудь попасть иностранное войско, которое всегда-де можно закидать шапками…»

Командующий русскими войсками в Крыму князь Меншиков впал в мрачное настроение и отчаивался в удержании Севастополя и даже Крыма. Но не падали духом лишь простые солдаты и матросы Севастополя, которые готовились к смертельной схватке с неприятелем. Своим мужеством и отвагой они спасли Россию тогда, когда весь «высший свет» уже готовился к капитуляции перед захватчиками.

Читать:  Неизвестные страницы Ленинградской блокады. Дорога жизни

Между тем интервенты получили новые подкрепления. 9 апреля 1855 года была предпринята вторая массированная бомбардировка, за которой предполагалось произвести штурм. Но адский огонь, продолжавшийся в течение десяти дней, не принёс врагу ожидаемых результатов. Разрушаемые укрепления за ночь восстанавливались их защитниками, готовыми ежеминутно грудью встретить врага. Захватчики решили отложить штурм.

Осадная война продолжалась с прежним упорством. Но французский император Наполеон III требовал решительных действий. Тот факт, что огромная англо-французская армия уже который месяц топчется у стен города, обороняемого вдесятеро меньшими силами русских, вызывал во всей Европе удивление и невольное восхищение. «Русская Троя» — так прозвали Севастополь в европейских газетах, сравнивая оборону русского города с легендарными битвами античности.

Севастополь в огне

В мае 1855 года французский десант высадился близ Керчи. Неприятель занял Керчь, а корабли интервентов вошли в Азовское море. Все лето захватчики производили нападения на прибрежные населённые пункты, истребляя запасы продовольствия и предаваясь грабежам. Однако проникнуть в пролив Сиваш, отделявший Крым от «материка», им не позволили. Получив достойный отпор, захватчики убрались восвояси.

В июне 1855 года неприятель овладел Федюхиными и Балаклавскими горами под Севастополем. Теперь эпицентром боев стал Малахов курган, господствовавший над всеми окрестностями. Не заняв его, нечего было и думать о штурме Севастополя.

После двухдневной жестокой бомбардировки, упорнейшего боя и громадных потерь интервентам удалось овладеть передовыми укреплениями на подступах к Малахову кургану: Селенгинским и Волынским редутами, а также Камчатским люнетом. Теперь дорога на Малахов курган была открыта. 18 июня французы и англичане двинулись на штурм города, но были отбиты с огромным уроном.

Тем не менее положение осажденного города становилось критическим. Лучшие его защитники выбывали один за другим. 19 марта оторвало ядром голову доблестному защитнику Малахова кургана, контр-адмиралу Истомину. 20 июня был ранен инженер Тотлебен, чье искусство по созданию и оперативному ремонту севастопольских укреплений прославилось на всю Европу. Наконец, 10 июля 1855 года вражеской пулей был убит адмирал Нахимов — душа всей обороны города. Тем не менее защитники Севастополя сохраняли решимость сражаться до конца.

Читать:  «Советский Голливуд» - скопировали, но не совсем

Англо-французские войска, хорошо узнавшие «на своей шкуре», как дерется русский солдат и матрос не решались больше идти на штурм. Они решили уничтожить Севастополь новой (уже пятой по счету) усиленной бомбардировкой.

17—20 августа 1855 года огонь 800 вражеских орудий осыпал защитников непрерывным градом свинца. Защитники теряли ежедневно 900—1000 человек. С 21 августа огонь несколько ослаб. Но уже 4 сентября началась шестая массированная бомбардировка, которая продолжалась четыре дня! По сути, все эти недели с 17 августа по 8 сентября 1855 года слились в одну адскую канонаду. Севастополь представлял собой страшное зрелище.

8 сентября интервенты двинулись на штурм русских укреплений. Собственно, укреплений уже и не было. После дьявольской бомбардировки все они представляли собой груду развалин. После яростной схватки неприятелю удалось овладеть Малаховым курганом. На всех прочих пунктах обороны русские воины, совершив чудеса храбрости, отбили нападение. Однако после падения Малахова кургана дальнейшая оборона Севастополя была уже невозможна.

Поэтому князь Горчаков (он сменил Меншикова на посту командующего русскими войсками в Крыму) решил оставить Севастополь. В ночь с 8 на 9 сентября все оставшиеся в живых русские бойцы оставили город. Интервенты не решились преследовать русских и только 11 сентября вступили в дымящиеся развалины Севастополя…

Цель Европы — расчленение России

Без преувеличения можно сказать, что героизм защитников Севастополя спас всю Россию. Ведь хорошо известно, какие намерения в отношении России царили в тот момент среди «прогрессивной европейской общественности».

В 1854 году лондонская «Тайме» писала: «Хорошо было бы вернуть Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей». В том же году Джон Рассел, лидер Палаты общин и глава Либеральной партии, заявил: «Надо вырвать клыки у русского медведя. Пока его флот и морской арсенал на Чёрном море не разрушен, не будет мира в Европе».

О настроении Европы хорошо сказал русский поэт Федор Тютчев: «Давно уже можно было предугадывать, что эта бешеная ненависть, которая с каждым годом всё сильнее и сильнее разжигалась на Западе против России, сорвётся когда-нибудь с цепи. Этот миг и настал. Это весь Запад пришёл выказать своё отрицание России и преградить ей путь в будущее».

Читать:  Незабываемый парад 7 ноября 1941 года. С Красной площади — на фронт

Планы, вынашиваемые заправилами европейской политики, предполагали расчленение Российской империи. От России предлагалось отсечь Польшу, Финляндию, Прибалтику, Кавказ, Крым. Но героическая оборона Севастополя спутала все карты захватчикам. Они рассчитывали на легкую победу. Вместо этого им пришлось, истекая кровью, долгие месяцы осаждать Севастополь. И хотя в конечном итоге русские войска вынуждены были оставить свои позиции, но эта осада далась интервентам настолько тяжело, что они уже стали подумывать о том, как поскорее завершить эту войну. О расчленении России не могло идти и речи. Для этого надо было продолжать войну еще месяцы и годы, а французская и английская армии были фактически обескровлены под Севастополем.

30 марта 1856 года был подписан Парижский мирный договор. Потери нашей страны поэтому трактату были сведены до минимума. Черное море объявлялось нейтральным (то есть закрытым для военных судов). России запрещалось иметь там военные флоты и арсеналы. Кроме того, от России отрезался небольшой кусок территории в южной Бессарабии возле устья Дуная. Вот, в общем-то, и все. Стоит сравнить это с изначальными планами захватчиков, как станет понятно, насколько успешным был этот мирный договор для России. А пройдет всего лишь 20 лет — и все унизительные параграфы развеются как дым. В 1870 году Россия объявит о восстановлении своего Черноморского флота, а в 1878 году после победоносной войны с Турцией в состав России вновь вернется южная Бессарабия. Те жертвы и те героические подвиги, которые совершали русские солдаты и матросы на крымской земле,были не напрасны…

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...