Connect with us

История

Рим на троих. Великие олигархи триумвирата убили республику

Союз (известный в истории как триумвират) трех самых влиятельных римских политиков – Марка Красса, Гнея Помпея и Юлия Цезаря – не был зафиксирован на папирусе или пергаменте и, судя по всему, даже не скреплялся рукопожатием. Но этот альянс поставил крест на Римской республике. Хотя главный приз получил только один из его участников – Цезарь.

Современники называли триумвират союзом силы, ума и золота, подразумевая под силой – Помпея, под умом – Цезаря, а под золотом – Красса. У каждого из них был свой резон к объединению.

Демократические джунгли

Это, конечно, не значит, что Помпей по сравнению с Цезарем был полным дураком, а Цезарь по сравнению с Крассом – абсолютным нищебродом. В данной формулировке скорее отражался основной функциональный вклад, который каждый из партнеров вносил в общее дело. Но прежде посмотрим, что представляло собой государственное устройство тогдашней Римской республики.

Эта политическая система сочетала классическую демократию с олигархией, что проистекало от разделения римлян на более родовитых потомков первых жителей города, патрициев, и «понаехавших» из других регионов Апеннинского полуострова плебеев.

В качестве глав исполнительной власти каждый год всенародно избирались два консула (по именам которых годы и назывались), а также их отвечавшие за судопроизводство заместители – преторы. Завершив полномочия, консулы и преторы назначались наместниками (проконсулами) в провинции. В чрезвычайных ситуациях власть в Риме передавалась диктаторам, полномочия которых, впрочем, ограничивались сроком от нескольких месяцев до года.

Законодательная власть принадлежала преимущественно патрицианскому по составу сенату. Но чтобы патриции не позволяли себе слишком много, существовал институт избираемых только плебеями (и из плебеев) народных трибунов, которые могли заблокировать (наложить «вето») на любое сенатское решение. Кроме того, трибуны и сами могли протолкнуть новый закон через так называемые комиции – то есть организовав, условно говоря, референдум.

Трое на старте

К началу I века до нашей эры разница между патрициями и разбогатевшими плебеями стала очень условной, но пережитки старых традиций еще сохранялись. Так, обедневший род Юлиев все равно сохранял место в сенате, поскольку восходил своей кучерявой родословной к самой Венере. А вот богатые плебеи Марк Красе и Гней Помпеи места в сенате получили как соратники победившего в гражданской войне и ставшего диктатором в 82 году до нашей эры Луция Суллы.

К указанному периоду борьба патрициев и плебеев сменилась борьбой между олтиматами и популярами. Под первыми понимались сторонники олигархическо-аристократического правления, под вторыми – те, кто выступал как защитники «простого народа».

Аристократ Цезарь изначально оказался связан с популярами, поскольку был женат на Корнелии – дочери их погибшего во время гражданской войны вождя Луция Цинны. Победивший Сулла лидеров популяров вырезал, но в 18-летнем Цезаре видел брата по классу и предложил ему просто развестись с Корнелией. Цезарь отказался. По легенде, Сулла приказал Помпею принести ему сердце молодого строптивца, но Помпей его пожалел и принес купленное на базаре свиное сердце. Цезарь же от греха подальше затерялся в дальних провинциях.

В 78 году до нашей эры Сулла умер. Еще один его бывший соратник Марк Лепид, став консулом, попытался перекроить политическую систему в пользу популяров, но проиграл первое же сражение и вскоре скончался. Уцелевшие лидеры популяров эмигрировали на Пиренеи, где их соотечественник Квинт Серторий возглавлял борьбу иберийских племен за независимость.

Реабилитированный Цезарь к этим эмигрантам не примкнул, а отправился на восток, где производилась зачистка союзников недобитого Суллой (из-за гражданской войны) понтийского царя Митридата. Добивал его как раз Помпей, легионы которого, покорив Малую Азию и Палестину, добрались до Кавказа и даже до Крыма.

Потом Помпей отправился в Испанию, где возглавляемые Марком Перперной эмигранты на почве зависти закололи Сертория. Перперну Помпей разгромил, пленил и казнил, а перед этим бросил в камин врученные ему пленником компрометирующие письма от римских политиков.

Настоящие патроны

Возможно, среди этих сожженных (или все-таки не сожженных?) писем были и послания от Цезаря. Он уже приобрел известность, будучи римским послом при дворе царя союзной Вифинии Никомеда IV Филопатра. Молодой римлянин так понравился известному своими гомосексуальными пристрастиями восточному владыке, что перед смертью он завещал Риму свое царство (74 год до нашей эры). Получалось, что в качестве дипломата Цезарь добыл государство покрупнее, чем многие страны, за покорение которых прославленные полководцы удостаивались чести провести в Риме триумф (торжественное шествие победителей).

Намекая на причины благосклонности покойного Никомеда, недоброжелатели приклеили к шустрому молодому человеку ярлык «мужа всех жен и жены всех мужей». Правда, ни с какими другими «мужьями», кроме вифинского царя, молва его больше не связывала, а вот бабником (при всей любви к Корнелии) он был преизрядным.

В Рим Цезарь вернулся в период всплеска популярности Марка Красса, успешно подавившего в 71 году до нашей эры изрядно всех напугавшее восстание рабов под предводительством Спартака. Тогда же вернулся из Иберии и Помпей, разгромив по дороге 6-тысячный отряд восставших. В связи с этим он послал рапорт сенату: «В открытом бою беглых рабов победил Красе, я же уничтожил самый корень войны». Поскольку рабы считались как бы неполноценными противниками, Красе, в отличие от Помпея, удостоился только так называемого «малого триумфа», или «овации». Понятно, что, будучи избранными на 70 год до нашей эры консулами, они не очень-то ладили друг с другом.

Цезарь во всех этих коллизиях как-то не засветился. В 69 году до нашей эры при неудачных родах умерла его любимая жена Корнелия, и, пытаясь утешиться, он приналег на политическую карьеру. Для успеха требовалось обзавестись «клиентулой». Клиентами называли малообеспеченных римлян, которые поддерживали своего богатого и влиятельного покровителя – патрона. И количество клиентов Цезаря постепенно росло, причем не только потому, что он помогал им деньгами (сам залезая в долги), но и благодаря его готовности оказывать беднякам юридическую поддержку.

Кроме того, у Цезаря как политика были еще два козыря. Во-первых, умение проталкивать нужные решения, пользуясь противоречиями между различными структурами – будь то сенат, трибуны или комиции. Во-вторых, он занимал должность главного жреца (верховного понтифика), что позволяло если не отменять, то приостанавливать какие-то политические инициативы под предлогом соблюдения религиозных обрядов.

Ну а чем располагали другие будущие триумвиры? Красе сделал состояние на скупке и застройке земельных участков. Дешевые многоэтажные дома (инсулы) сдавались беднякам по дешевой (но не убыточной для владельца) цене, что и позволило ему обзавестись самой многочисленной клиентулой.

Помпей в 67 году до нашей эры, получив почти диктаторские полномочия, покончил с киликийскими пиратами, что позитивно отразилось на торговле и обеспечило Рим дешевым хлебом. Естественно, популярность его снова пошла вверх, и современники даже называли его Великим. Политические дивиденды из своих побед он извлекал и другим способом. Часть завоеванных им земель перешла в государственный фонд и распределялась среди малоимущих римлян – в первую очередь среди ветеранов соответствующих кампаний, которые, разумеется, становились клиентами персонально Помпея. Правда, проживая в провинции, в Рим для участия в выборах они прибывали только по настоятельной просьбе патрона, но уж если прибывали, мало никому не казалось…

Цезарь пытался сблизиться с таким влиятельным персонажем, женившись на его дальней родственнице Помпее, что Великий воспринял совершенно безразлично. Ситуация изменилась через пять лет, за которые выстроенная Суллой олигархическая республика пришла к кризису. Вместо придавленной партии популяров на авансцену выдвинулись откровенные популисты вроде Луция Катилины. Тот обещал все «забрать и поделить», причем собирался вовлечь в свое движение даже рабов, что выглядело нарушением всех мыслимых правил.

Восстание Катилины подавили в 62 году до нашей эры, но потрясение было серьезным. На этом-то фоне Помпей, Красе и Цезарь, склонные к популизму и заигрыванию с народом, решили объединиться. Для закрепления альянса Цезарь решил выдать свою дочь Юлию за Помпея.

Марионеточная республика

Политический смысл сложившегося летом 60 года до нашей эры триумвирата заключался в объединении и координации усилий для того, чтобы проводить на ведущие посты в государстве самих себя или своих сторонников. Каждый из триумвиров мог добиться нужного результата лишь на короткой дистанции. Но вместе они собирались подмять под себя всю политическую систему. И преуспели…

Уже бывшие ранее консулами Красе и Помпей должны были выждать определенный срок (15 лет), прежде чем вторично баллотироваться на эту должность. Пока же они собирались продвигать в консулы людей из своих «команд», что с успехом в дальнейшем и проделывали. А первым пошел Цезарь.

Встревоженные появлением триумвирата оптиматы ожесточенно сопротивлялись, проведя во вторые консулы своего человека – Марка Бибула. Зато почти все новые трибуны были людьми триумвиров, и они так взбаламутили простонародье, что Бибул не высовывался из своего дома. Так 59 год до нашей эры иронично и прозвали – годом консульства Юлия и Цезаря. Консульство, кстати, интересовало Цезаря не само по себе, а как возможность получить по истечении полномочий наместничество в провинции Нарбонская Галлия. Эта должность позволяла развязать войну с соседними непокоренными галльскими племенами, заработав полководческую славу и пополнив личное состояние за счет законной доли от добычи.

И такая война в 58 году до нашей эры действительно началась, растянувшись почти на 10 лет. В Рим шли потоки рабов и трофеев, позволив Цезарю не только рассчитаться с долгами, но и вербовать новых сторонников. В Галлию за подвигами ехали представители знати и вливались в «команду» Цезаря, что упрочивало его позиции. Среди тех, кто проходил подобную стажировку, был и сын Марка Красса Публий.

В 55 году до нашей эры Цезарь отослал его к отцу с наилучшими аттестациями и тысячью галльских всадников. И в том же году, также в соответствии с предыдущими договоренностями, Крассстарший и Помпей стали консулами.

И здесь «работавшая безупречно система триумвирата неожиданно дала трещину. Причина заключалась в заочно растущей популярности Цезаря, который превращался в глазах римлян в этакого мифического героя. Воинские же лавры Помпея и Красса уже изрядно потускнели. Конечно, их следовало обновить, и Красс-старший по завершении консульства стал наместником в Сирии, что давало возможность затеять войну со старыми противниками Рима – парфянами. Однако затеянный им масштабный поход закончился в 53 году до нашей эры поражением при Каррах с гибелью обоих Крассов – отца и сына (вырвались только галлы).

Помпей же о походах вообще не думал, оплакав в 54 году до нашей эры умершую при неудачных родах Юлию. Супругу он любил вполне искренне, но нить, связывавшая его с Цезарем, порвалась.

Оглядевшись по сторонам, он пришел к выводу, что сторонники Цезаря в Риме набрали слишком большую силу, и начал сближение с оптиматами.

Побеждает самый умный

В 49 году до нашей эры, покорив территории современных Франции, Бельгии и Голландии, Цезарь должен был вернуться в Рим, но распускать войско категорически не хотел. От сторонников он знал, что триумф ему не дадут, зато будут таскать по судам и заставлять отчитываться по грехам, которых за время его галльского намести и чества на копилось предостаточно. И, главное, Помпей не демонстрировал готовности помочь ему отбиться от подобных наскоков.

В конце концов Цезарь пошел ва-банк, армию не распустил, а, перейдя вместе с ней пограничную реку Рубикон, направился к Риму. Контролировавшие сенат оптиматы объявили его изменником и призвали Помпея выступить защитником республики. Ранее Великий обещал, что, просто топнув ногой, соберет армию в пять легионов. Проделать такой номер у него не получилось, и Рим сдался без боя. Однако, бежав с новыми партнерами в Грецию, армию Помпей все-таки собрал.

Решающая битва произошла при Фарсале (48 год до нашей эры). Проиграв ее, Помпей отправился в Египет к царю Птолемею XIII. Но юный монарх (направляемый своими советниками) предпочел беглеца убить, чтобы наладить диалог с победителем. Цезаря принесенная ему голова Помпея не порадовала. Конечно, он вспомнил, сколь многое их связывало. Да и Птолемей XIII ему вовсе не нравился, зато нравилась его сестра-супруга-соперница Клеопатра.

В общем, развязав так называемую египетскую войну, Цезарь отомстил за бывшего зятя, а заодно совместил приятное с полезным (роман с Клеопатрой и возможность накормить Рим дешевым египетским хлебом).

В конце концов, он действительно стал хозяином Рима, поскольку был самым умным из триумвиров. Правда, в 44 году до нашей эры Цезаря закололи, причем испустить дух ему довелось у подножия бюста Помпея, оросив его своей кровью.

Наш канал в Телеграм
Продолжить чтение
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Загадочные места8 часов назад

Остров Шаманка – шаманская мекка

Загадочные места9 часов назад

Тартария, которой не было

Человечество2 дня назад

Гибель людей на Всесоюзном туристском маршруте № 30

Загадочные места2 дня назад

Трансполярная магистраль – «Мертвая дорога»

История2 дня назад

Архив княжны Таракановой

История2 дня назад

Русский подданный Иммануил Кант

История2 дня назад

Кунсткамера – Петровские чудеса

Медицина1 неделя назад

Дар Жизни: Особенности и Значимость Донорства Ооцитов

Медицина1 неделя назад

Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО): Открывая Дверь к Новой Жизни

Медицина3 недели назад

Препараты для лечения заболевания артерий и улучшения микроциркуляции

Технологии3 недели назад

Всесторонний обзор Leatherman Signal: Подробное руководство

Болезни3 недели назад

Лечение артроза суставов: Внутрисуставное введение синовиальной жидкости

Copyright © 2024 "Мир знаний"