«Ленинградское дело» — как Берия зачистил Питер

О «Ленинградском деле» до сих пор спорят специалисты и историки. Кто-то считает, что Сталин избавлялся от новых, послевоенных, кумиров. Другие утверждают, что это была личная инициатива Берии, стремившегося к абсолютной власти. Но никто не отрицает, что подготовка к процессу над фигурантами «Ленинградского дела» велась настоящими асами спецорганов.

Предпосылки

После Великой Отечественной войны на первые роли в советской жизни, совершенно неожиданно для «сталинской гвардии», вышли новые люди. Овеянные славой побед, обласканные Сталиным и мыслящие себя его преемниками. Что не нравилось «старой (сталинской) гвардии». И первыми среди возможных лидеров были «ленинградцы».

Предпосылки к тому, что выходцы из Ленинградского обкома КПСС могут претендовать на первые роли в руководстве страны, действительно имелись. Как уже упоминалось, блокада Ленинграда стала не просто подвигом советских людей, но и мощным идеологическим оружием.

Советская пропаганда еще во время войны постоянно твердила о беспримерном подвиге ленинградцев, не ставших на колени ни перед фашистскими войсками, ни перед голодом и холодом. Неудивительно, что руководители Ленинградского обкома постоянно мелькали на газетных полосах и стали известны всей стране. Именно со Жданова началось это знаменитое дело.

Стоит отдать должное Берии или тем его подчиненным, которые разработали всю эту операцию. Они просчитали все на несколько ходов вперед. Да к тому же Берия сумел привлечь на свою сторону (в борьбе с ленинградскими партийцами) Никиту Хрущева и Георгия Маленкова, которые после смерти Сталина составили ядро группировки, противодействовавшей уже Берии. Но это уже другая история.

А к моменту начала «Ленинградского дела» их интересы сошлись. Сталин отдавал явное предпочтение «ленинградцам», видя в них своих преемников. Ну а Берия, Хрущев, Маленков отводились на вторые роли. С чем те мириться не хотели.

Возвышение «ленинградцев»

Все началось в 1946 году. Именно тогда Сталин назначил бывшего 1-го секретаря Ленинградского обкома Андрея Жданова председателем Совета Союза Верховного Совета СССР. Членом Политбюро ЦК ВКП(б) Жданов был еще с 1939 года, но после нового назначения вошел в ближний круг Сталина. И постепенно «вождь народов» стал прислушиваться к новому любимцу все больше и больше. По негласной иерархии среди кремлевских обитателей к 1948 году он стал «вторым лицом» в Советском Союзе.

Летом 1948 года Жданову резко поплохело. По некоторым данным, это случилось в результате воздействия ядов, разработанных в бактериологической лаборатории, курировшейся лично Берией. Эти яды не обнаруживались медициной того времени. А потому врачи были в затруднении, ставя диагноз Жданову. И вот тут начинаются главные загадки в смерти Жданова. 28 августа 1948 года врач-кардиолог Лечебного санитарного управления (Лечсанупр, обслуживало высших лиц государства и подчинялось напрямую Министерству государственной безопасности, а не здравоохранения) Лидия Тимошук посчитала, что у Жданова имеются признаки инфаркта миокарда. Другие врачи с ней не согласились. После смерти Жданова подтвердилось, что инфаркта у больного не было. Жданов скончался 31 августа 1948 года. Он был похоронен у Кремлевской стены, на похоронах присутствовали все руководители СССР. А в недрах МГБ уже лежало письмо Тимошук о том, что лечение Жданова проводилось неправильно. Но на это письмо обратили внимание лишь в 1951 году, когда Берии потребовалось избавиться от Виктора Абакумова, набравшего серьезный вес и вышедшего из-под контроля Лаврентия Павловича. Тогда родилось «Дело врачей-вредителей», ставшее последним в эпоху сталинских репрессий и смертельным приговором для Абакумова.

Читать:  Секрет Клеопатры

То, что докладная записка Тимошук долгое время лежала «под сукном», косвенно подтверждает, что к смерти Жданова были причастны спецслужбы. Еще одним косвенным подтверждением служит то, что при вскрытии патологоанатомы диагностировали смерть от остановки сердца. Но вот отчего произошла эта остановка, до сих пор остается загадкой.

Если не было диагностировано инфаркта, сердечной недостаточности, тромба, то отчего же это самое сердце остановилось? А остановиться оно могло от точечного удара «клюв орла». Так называют боевой прием из восточных единоборств, когда наносится удар в область сердца пальцами руки, который вызывает остановку сердца, не нанося видимых внешних повреждений.

Таким приемом с ходу не овладеешь, надо много заниматься боевыми искусствами. А ими в то время занимались лишь диверсанты из самых засекреченных подразделений спецорганов. Жданов из окружения Сталина был убран. Однако облегчения «старой гвардии» это не принесло. Иосиф Виссарионович стал приближать к себе другого «ленинградца» — Алексея Кузнецова.

До 1945 года Кузнецов был вторым секретарем Ленинградского обкома. Потом почти год был первым секретарем обкома и горкома Ленинграда, затем последовал перевод в Москву и назначение на должность начальника Управления кадров ЦК КПСС. Возвышению Кузнецова способствовал Жданов, выдвинувшийся на первые роли в послевоенный период. Именно Кузнецова, по воспоминаниям Анастаса Микояна, Сталин планировал на пост Генерального секретаря ЦК ВКП(6) после своей смерти. В то же время «вождь народов» продвигал еще одного «ленинградца» — Николая Вознесенского, в середине 30-х годов работавшего в исполкоме Ленгорсовета.

Кропотливая работа следователей

Вообще-то Вознесенский не был «ленинградцем». Он проработал в культурной столице всего два года: с 1935 по 1937 год. После чего был переведен в Совет министров СССР, где возглавил Государственную плановую комиссию. А чуть позже стал первым заместителем председателя Совмина. Вообще-то в практике СССР было привычно совмещать обе должности. Но Сталин понимал, что Кузнецов, не имевший высшего образования, вряд ли справится с обеими должностями. А Вознесенский к 1948 году был доктором экономических наук и уже успел зарекомендовать себя на посту председателя Совмина. Ну а «куратором» от партийных органов должен был стать Кузнецов. И подобное развитие событий не устраивало «старую гвардию» в лице Берии, Хрущева и Маленкова.

Спецорганам было дано указание нарыть компромат на «ленинградцев». Но это не должна была быть тупая фальсификация, основывающаяся лишь на выбивании признательных показаний. Сталин не дал бы санкцию на разработку своих новых любимчиков. А потому требовалось найти реальные огрехи в работе Кузнецова, Вознесенского, Петра Попкова (с 1939 по 1946 год председатель Ленгорсовета, с марта 1946 года первый секретарь Ленинградского обкома) и некоторых других государственных деятелей с привязкой к Ленинграду.

Так как Сталин не был заинтересован в устранении Вознесенского, Кузнецова и остальных, работать требовалось в режиме строгой секретности. Для чего Берия и министр МГБ Абакумов привлекли тех сотрудников, которые имели опыт сбора информации во враждебной среде. То бишь специалистов в нелегальной разведке. И только на окончательном этапе всей операции в дело вступили следователи МГБ. Уже получив материалы для возможности возбуждения уголовных дел. Сперва разведчики сумели добыть фактические подтверждения того, что во время проведения партийной конференции 25 декабря 1948 года в Ленинграде были сфальсифицированы результаты партийных выборов. Напомним, что на таких конференциях голосование было тайным, а из кандидатов, набравших наибольшее число голосов, формировался руководящий состав райкомов, горкомов и обкомов партии. Подтасовки действительно имели место: Кузнецов, Попков и председатель Лен горисполкома Петр Лазутин расставляли на важные должности «своих» людей. Они действительно готовились принимать рычаги власти у стареющей верхушки. Не подозревая, что против них уже началась работа спецорганов.

Читать:  Скальные храмы Лалибелы

Сама по себе подтасовка исхода голосования уже была серьезным огрехом. Потому что Сталин к партийной дисциплине относился весьма трепетно. Но триумвират (Берия, Маленков, Хрущев) посчитал, что этого мало. Они ожидали еще одного ошибочного шага от «ленинградцев». И этот шаг последовал в январе 1949 года. С 10 по 20 января 1949 года в Ленинграде проводилась Всероссийская оптовая ярмарка. На таких мероприятиях разные регионы обменивались между собой товарами. У кого-то оказался излишек зерна, а у кого-то тракторы на складах застоялись. Кто-то мяса много заготовил, а у кого-то на обувной фабрике переизбыток производства. Вот и обменивались товарами. Такие ярмарки проводились повсеместно, но в данном случае Кузнецов со товарищи немного нарушили правила проведения ярмарки. Дело в том, что ярмарка была Всероссийская, а визы Совмина СССР на разрешение о ее проведении не было. Было лишь разрешение от председателя Совета министров РСФСР Михаила Родионова, который никогда не работал в Ленинграде, но стал одним из основных фигурантов «Ленинградского дела».

Ошибка Берии

Маленков и Берия представили Сталину несанкционированную ярмарку как разбазаривание народного добра. А затем на свет выплыло некое анонимное письмо о фальсификации выборов на ленинградской партийной конференции конца 1948 года. Причем к письму уже прилагались данные проверки со стороны органов госбезопасности. И Сталин рассвирепел. Абакумову было дано указание рассмотреть вопрос весьма пристрастно. Ну а курировать данный процесс было поручено Маленкову.

В феврале 1949 года Маленков и ряд чиновников из Комитета партийного контроля ЦК КПСС выехали в Ленинград. На состоявшемся заседании в Ленинградском обкоме Попков, Кузнецов, второй секретарь обкома Яков Капустин и еще ряд лиц были буквально придавлены собранными спецорганами доказательствами в фальсификации результатов выборов и проведении незаконной ярмарки. Они признались в нарушении партийной дисциплины. Однако Кузнецов вовремя метнулся в Москву, добился приема у Сталина и изложил собственную версию происшедшего в декабре 1948 года. Мол, добивался лишь того, чтобы в партийное руководство вошли истинно достойные люди, а не всякие демагоги. А ярмарка состоялась без визы Совмина потому, что те затянули визирование, а продукты уже пропадали, тракторы ржавели, одежда и обувь гнила на неотапливаемых складах и пр.

Сталин к любимчику прислушался, вызвал Маленкова и спросил, имеются ли другие доказательства целенаправленного вредительства Кузнецова и К0. Маленков уверенно ответил, что имеются. Но представит он их через пару месяцев. А пока просит вождя лишить подозреваемых всех постов, дабы те не могли повлиять на ход расследования. С этим Сталин согласился, и в марте 1949 года большинство фигурантов «Ленинградского дела» были отстранены от служебных обязанностей. Но не арестованы. Это произошло летом 1949 года.

Читать:  Лейф Счастливый - Первый европеец на Североамериканском континенте

А вот тут уже начинается настоящая фальсификация, к которой непосредственное отношение имели не профессионалы, а дилетанты. Ну как можно было додуматься, чтобы обвинить Вознесенского, который слыл ярым англофобом, в том, что он работал на английскую разведку? Но додумались… Причем обвинение было, так сказать, комплексным.

Как и в 30-е годы, чтобы убрать несколько человек с политической арены, искусственно создавалась «контрреволюционная организация». Лидерами которой как раз и были те, кто мешал триумвирату, собиравшемуся заполучить власть после смерти Сталина.

Так как обвинения в шпионаже и контрреволюционной деятельности упали на почву ранее предоставленных обвинений (отнюдь не надуманных), Сталин дал санкцию на арест фигурантов «Ленинградского дела». В июле и августе 1949 года были произведены массовые аресты. Наиболее серьезных чиновников вызывали к Маленкову, из кабинета которого они выходили уже в наручниках. Остальных (а аресты проводились не только в Москве и Ленинграде, но и в Горьком, Мурманске, Симферополе, Рязани, Новгороде, Пскове, Петрозаводске, Таллине) подчиненные Абакумова «брали» прямо в их собственных кабинетах.

Мало кто сейчас знает, что смертная казнь в СССР была отменена в 1947 году. Однако Берия смог пробить через Президиум Верховного Совета СССР постановление о том, что изменники Родины и диверсанты-шпионы в качестве исключения должны подвергаться казни по законам военного времени. Именно с тех пор родилась юридическая формулировка «исключительная мера наказания». В 60-х годах смертная казнь в СССР была восстановлена не только для изменников и шпионов, но и для убийц и расхитителей социалистической собственности.

Результат всей этой операции для Берии был двояким. Основные конкуренты в борьбе за власть были расстреляны осенью 1950 года. К высшей мере наказания были приговорены Кузнецов, Воскресенский, Попков, Лазутин, Родионов, бывший начальник Ленинградского УМГБ Петр Кубаткин и еще 20 человек. Около 400 бывших работников партийных органов, имевших притяжение к Ленинграду, получили длительные сроки заключения. В 1954 году большинство из них были реабилитированы.

Но имелась и другая сторона медали. Хрущев и Маленков окончательно убедились, что Берия изо всех сил рвется к власти, и стали готовиться к противодействию. Как известно, после смерти Сталина в 1953 году победили Хрущев с Маленковым…

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о