Loading Posts...

Альбрехт фон Валленштейн – отважный сын изменчивой фортуны

В Тридцатилетней войне (1618-1648 годы) участвовали практически все европейские государства. Но главной фигурой на полях сражений был не король и не кардинал, а расчетливый дворянин из маленького местечка в Чехии.

Лето 1617 года: между империей Габсбургов и Венецией вот уже третий год шла Ускокская война (ускоки – хорватские пираты, грабившие венецианские суда при попустительстве австрийцев). В начале июня 20-тысячная армия венецианцев осадила Градиску – стратегически важный город на северном побережье Адриатики. Четырехтысячный австрийско-хорватский гарнизон отбил все попытки взять Градиску штурмом, но затем венецианцы блокировали город с суши и с моря. Осажденным пришлось туго: после нескольких месяцев осады они совершенно обессилели от голода. Но вот ранним утром Градиска проснулась от выстрелов, криков и лязга оружия, доносившихся из тыла осаждавших.

Высыпав на стены, изможденные солдаты увидели, что позиции противника атакуют закованные в латы всадники. А впереди бешеным галопом несется рослый офицер мрачноватого вида, размахивающий кирасирским палашом. Ни залпы мушкетов, ни длинные пики не смогли остановить неустрашимого офицера и его кавалеристов. Они прорубились сквозь вражеские цепи, за ними в прорыв ринулись пехотинцы. Венецианцам пришлось отступить. Имя этого офицера – Альбрехт фон Валленштейн – вскоре прогремит по всей Европе. И даже через два столетия  его могучая личность вдохновит поэта Фридриха Шиллера на создание поэмы, в которой Валленштейн будет назван «отважным сыном изменчивой фортуны». Градиска стала трамплином в удивительной карьере этого новоявленного героя, и спустя некоторое время земля затрясется от поступи тысяч головорезов, горланивших жутковатую песню:

«Трум-трум-терум-тум-тум – гремят барабаны, на бой зовут.
Трум-трум-терум-тум-тум – ландскнехты Валленштейна вперед идут.
Трум-трум-терум-тум-тум – победу, смерть и ужас они несут…»

«ПРАВИЛЬНЫЕ» ШАГИ

В 1604 году в качестве фенриха (прапорщика) полка чешской пехоты Валленштейн отправился в Венгрию, где шла война с турками и союзными им трансильванцами. Показав отменную храбрость при осаде Кошице, он стал лейтенантом, а уже через два года дослужился до капитана, успев не только приобрести боевой опыт, но и заиметь полезные связи при дворе нового кайзера Рудольфа II. Однако Альбрехт угадал, что дни болезненного Рудольфа II сочтены, а потому вовремя вошел в окружение тогда еще опального наследника, эрцгерцога Матиаса, и сблизился с «перспективным» братом Матиаса – герцогом Штирийским Фердинандом (будущим кайзером Фердинандом II). Еще один «правильный» шаг – женитьба на богатой вдове в 1609 году. Через пять лет его жена умерла, и Альбрехт получил всё ее имущество, разбогатев сразу на 400 тысяч гульденов. А через пару месяцев умер его дядя, тоже оставив Альбрехту все деньги. В результате Валленштейн превратился в богатейшего магната Чехии. Однако он и не думал мирно хозяйствовать в своих роскошных имениях. Тем более, что еще в 1608 году знаменитый математик и астроном Иоганн Кеплер составил его гороскоп, где говорилось: «Такая необычная натура способна на великие дела». Правда, Кеплер посулил Валленштейну и кучу бед но для Альбрехта главным являлось пророчество о «великих делах»…

Читать:  Василий Долгоруков - верный слуга Екатерины Великой и покоритель Крыма

ЧИНЫ И НАГРАДЫ

Когда началась Ускокская война, герцог Фердинанд попросил Валленштейна набрать за свой счет эскадрон кирасир и роту пехоты. Валленштейн набрал и сам отправился на войну. За прорыв блокады Гориски он получил чин полковника, графский титул, пост командира моравской милиции и милость будущего императора (Фердинанд вступил на престол в 1619 году). Но еще в мае 1618 года в Праге вспыхнуло восстание чешских протестантов, послужившее прологом к ужасной Тридцатилетней войне – первому в истории общеевропейскому конфликту. Восстание началось с того, что чешские повстанцы, возмущенные произволом имперских властей, выкинули из окон ратуши трех имперских советников (они не пострадали, мягко приземлившись на мусорную кучу). Вскоре волнения охватили всю страну, и в конце концов королем Чехии был провозглашен протестант Фридрих V Пфальцский. Земляки просили Валленштейна примкнуть к восстанию, но тот отказался. Боле того, он захватил казну повстанцев, передал ее в Вену, сформировал за свой счет кирасирский полк, стал зачищать от протестантов север Чехии и даже пленил несколько членов правительства, которых потом казнили в Праге. 8 ноября 1620 года Йоганн-Церклас фон Тилли, будущий «напарник» Валленштейна, разбил чехов у Белой Горы. Восстание было жестоко подавлено, и Валленштейн, будучи комендантом Праги, принял участие в этом подавлении. Правда, он сосредоточился на конфискации и продаже имущества протестантов и немыслимо обогатился. Валленштейн также успел разбить две протестантские армии и был осыпан наградами: получил чины генерал-майора и канцлера, а после женитьбы на Элизабет фон Гаррах, дочери влиятельного графа Гарраха, еще и титул имперского князя. Прибрав к рукам княжество в северной Богемии, Валленштейн обзавелся правом чеканить собственную монету. В народе дивились его удачливости, говоря: «У него по найму служит сам черт!».

«ПУСТЬ ВОЙНА КОРМИТ ВОЙНУ!»

Между тем общеевропейская война только разгоралась. В 1625 году против империи Габсбургов выступили северогерманские протестантские князья, Голландия и Дания, чей король Христиан IV провозгласил себя защитником протестантов. На стороне же Габсбургов была могучая Испания, приславшая в Германию отборных солдат. Правда, денег на войну у Фердинанда II всё равно не было, и он вновь попросил помощи у Валленштейна. Тот предложил оригинальное решение: он выставит 50-тысячную армию, станет командующим и будет содержать солдат контрибуциями с вражеских земель. Валленштейн повторил древнеримское изречение: «Пусть война кормит войну!». Кайзер согласился.

Слава и щедрость Валленштейна привлекли под его знамена тысячи удальцов со всей Европы, среди которых, понятно, было множество отъявленных мерзавцев. Не жалея денег на жалованье, Валленштейн в ответ требовал от наемников железной дисциплины. Однажды он приказал повесить солдата за какой-то проступок, и хотя тут же выяснилось, что тот не виновен, полководец не отменил казни, рявкнув: «Повесить без вины, пусть трепещут виновные!». Его частый приказ «Повесить эту скотину!» стал, как бы сейчас сказали, своего рода «мемом».

Читать:  Три богатыря - исторические прототипы

Впрочем, солдаты ценили Валленштейна, и не только за щедрость, но и за отчаянную храбрость, хоть и жестокую, но всё же «справедливость». К тому же в войсках Валленштейна царила веротерпимость – католические капелланы мирно соседствовали с протестантскими пасторами. Военные успехи во многом были обусловлены тем, что Валленштейн был новатором и приверженцем передовых практик, присущих эпохе зарождения регулярных армий. Он сумел наладить тесное взаимодействие пехоты, кавалерии и артиллерии, был мастером маневра, понимал растущую роль огнестрельного оружия. Именно благодаря ловкому маневру Валленштейну удалось неожиданно ударить с тыла и разгромить войска протестантов в битве при Дессау (26 апреля 1626 года). Очистив юго-восток империи, Валленштейн, ставший уже генералиссимусом, в паре с Тилли, который разбил Христиана IV при Луттере, начал теснить датчан на север и угрожал вторжением в саму Данию. Это вынудило Христиана IV выйти из войны.

«ВОПРЕКИ ЗАВИСТИ!»

Окрыленный победами Валленштейн вел себя всё высокомернее, что вызвало неприязнь имперских князей, обозленных, кроме того, насилиями его войск. Еще бы – поборами и грабежами Валленштейн «заработал» в Германии огромные деньги! Уступая князьям, в 1630 году Фердинанд II отрешил Валленштейна от должности. Тот с надменным равнодушием удалился в Прагу. Действуя по своему девизу «Invita invidia!» («Вопреки зависти!»), он возвел там великолепный дворец – главный зал которого был украшен фреской с изображением самого Валленштейна в образе бога войны Марса. Зависти это, конечно, не убавило.

Тем временем Тридцатилетняя война вышла на новый виток. Место Валленштейна занял Тилли – фанатичный католик, прозванный «монахом в штанах». Ему пришлось иметь дело с «северным львом» – шведским королем Густавом II Адольфом, не менее рьяным протестантом. В мае 1631 года Тилли взял Магдебург, где его войска учинили жуткую бойню. Ненависть между протестантами и католиками разгорелась еще сильнее, и когда Густав вторгся в Германию, немцы-протестанты встречали шведов как освободителей. Король был выдающимся полководцем, к тому же у него была отлично обученная регулярная армия, построенная на новых принципах: она состояла из свободных крестьян (Швеция вообще не знала крепостничества), набранных путем рекрутского набора. Шведы стали сильно теснить имперцев и в конце концов разбили их при Лехе (16 апреля 1632 года), где погиб Тилли. Кайзеру пришлось вспомнить о Валленштейне.

СХВАТКА С «СЕВЕРНЫМ ЛЬВОМ»

Валленштейн заставил себя просить и в обмен на свое согласие потребовал неограниченных полномочий и новых владений – фактически речь шла о статусе суверенного государя. Униженный и загнанный в угол кайзер смирился. Встав во главе войск империи, Валленштейн нагловато заявлял: «Я розгами выгоню короля обратно в Швецию!». Но тут генералиссимус явно погорячился: три месяца простоял он у стен Нюрнберга, где его поджидал Густав II Адольф, но напасть так и не решился. Вместо этого он напал на Саксонию, и Густав, спасая союзника, ринулся туда. И вот, два маститых воителя сошлись под Лютценом (16 ноября 1632 года). Поначалу сражение шло с переменным успехом, но потом шведы стали одолевать – передовая по тому времени национальная армия всё-таки качественно превосходила разноплеменных наемников Валленштейна. Да и как полководец Густав II Адольф был одареннее, чем его визави. Но тут Валленштейну опять страшно повезло: король, невзирая на скандинавское хладнокровие, не удержался, и лично ринулся в контратаку, был ранен и увезен с поля боя охраной. Оказавшись в густом тумане, этот маленький отряд напоролся на разъезд имперских кирасир и в завязавшейся стычке Густава зарубили. Валленштейн, сам раненый в бедро, не смог развить успех, наметившийся из-за временного смятения у шведов. И отступил, хотя и объявил себя победителем.

Читать:  Угроза из глубины. Как диверсанты взрывали корабли

ИНТРИГИ, ЗАГОВОРЫ, ИЗМЕНА И ГИБЕЛЬ

После Лютцена Валленштейн старался разбить шведов по частям. При этом он как-то странно «щадил» их германских союзников и вообще повел собственную игру о которой до сих пор идут споры. Он нередко просто игнорировал императорские приказы: кайзер велит ему очистить от шведов Рейнскую область, а он занимает Прагу, ему приказывают идти на помощь баварцам, а он уводит армию на зимние квартиры… Враги и завистники начали нашептывать Фердинанду. И, что Валленштейн – изменник, жаждущий стать королем Чехии. Фердинанд II доносам верил. Его давно бесило, что генералиссимус ведет себя так, будто он сам – кайзер. К тому же Фердинанд просто боялся Валленштейна. Набравшись храбрости, император потребовал, чтобы тот покинул австрийские владения. Альбрехт отказался. Фердинанд пригрозил опалой и судом, а Валленштейн в ответ собрал офицеров и взял с них клятву верности, отметив, правда, что не сделает ничего против кайзера и религии. Бумага с этими обещаниями была отправлена в Вену.

Однако этот документ до императора не дошел, а совещание с офицерами расценили как заговор. Против Валленштейна двинули войска, а он повел себя странно: не стал ничего предпринимать, скрывшись в замке Эгер вместе с небольшим конвоем. Там, 25 февраля 1634 года, люди Фердининда во главе с капитаном Деверу вломились в спальню Валленштейна. Тот стоял у стены, раскинув руки и улыбаясь…

В полночь Валленштейн должен был встретиться с астрологом Баттистой Сэни, но астролог опоздал и пришел позже. В спальне он увидел бездыханное тело Альбрехта, пронзенное алебардой. «Как барабанный бой, как бог войны, я прошумел над миром», – так говорит о себе Валленштейн, герой поэмы Шиллера.

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...