Странствия Одиссея — пути греческих моряков

Миф о возвращении домой — один из постоянных сюжетов мировой литературы. Например, Борхес перечислял его среди четырех возможных в литературе сюжетов — осада города, гибель богов, долгие поиски, возвращение домой. Поэтому, казалось, нет оснований рассматривать «Одиссею» как исторический источник. Скорее всего, это миф, сказка, полная аллегорий, воплощение коллективного бессознательного. Сама по себе она представляет собой объединение нескольких сюжетов.

История странствий Одиссея вкратце такова. После победы над троянцами буря унесла его корабли на дальний юг, где растет лотос — волшебный плод, отведав которого человек забывает обо всем и не хочет в жизни ничего, кроме лотоса. Лотофаги угостили лотосом некоторых моряков, те забыли о родной Итаке и отказались плыть дальше. Их силой отвели на корабль и пустились в путь.

Затем они попали в пещеру циклопа, сына морского бога Посейдона, Полифема, который съел нескольких товарищей Одиссея, прежде чем хитроумному царю удалось обмануть его, ослепить и бежать. Но, уплывая, Одиссей назвал свое имя, и Полифем стал просить своего отца Посейдона: «Не дай Одиссею доплыть до Итаки — а если уж так суждено, то пусть доплывет нескоро, один, на чужом корабле!»

Однако для Одиссея еще не все было потеряно. Когда они прибыли на остров бога ветров Эола, тот послал им попутный ветер, а остальные завязал в кожаный мешок и дал Одиссею: «Доплывешь — отпусти». И уже виднелась Итака, усталый Одиссей заснул, а его спутники развязали мешок раньше времени; поднялся ураган, их примчало назад к Эолу. Пришлось начинать путь заново.

На пути они попали к лестригонам, диким велика нам-людоедам, которые обрушили огромные скалы на корабли Одиссея; из двенадцати судов погибло одиннадцать. Одиссей с немногими товарищами спасся на последнем. Встреча с волшебницей Цирцеей тоже не принесла ничего хорошего: она обратила спутников Одиссея в зверей. Правда, тот сумел заставить ее вернуть им человеческий облик. Чтобы узнать, как ему вернуться домой, Одиссею пришлось даже спуститься в царство мертвых. Там вещий Тиресий предупредил Одиссея, чтобы тот не оскорбил Гелиоса, иначе его спутники погибнут, а он вернется домой один.

Путешественникам удалось проплыть мимо острова Сирен, пройти между страшными чудовищами Сциллой и Харибдой, потеряв шестерых, и добраться до острова, принадлежащего Гелиосу. Там паслись его священные стада быков. Одиссей, помня о предупреждении Тиресия, взял с товарищей клятву не касаться их; но изголодавшиеся моряки зарезали и съели нескольких. За это Зевс наказал их — корабль рассыпался, спутники утонули в водовороте, а Одиссея одного на обломке бревна носило по морю девять дней, пока не выбросило на берег острова нимфы Калипсо, у которой он прожил семь лет, тоскуя по родине.

Наконец, боги решили смилостивиться над Одиссеем. Они воспользовались временным отсутствием Посейдона, который все еще гневался, и потребовали от Калипсо, чтобы та отпустила возлюбленного. Одиссей смастерил плот и пустился в путь, но поднявшася буря выбросила его на остров феаков. На берегу странника подобрала царевна Навсикая и отвела к своему отцу. Царь выслушал путешественника, дал ему корабль, на котором Одиссей и вернулся домой.

На Итаке верная жена Пенелопа ждала его уже двадцать лет. Знатные жители не давали ей покоя, требуя выбрать себе мужа, а острову — царя. Одиссей попал домой в то время, когда Пенелопа должна была сделать свой выбор. Одиссей открылся сыну Телемаху, проник во дворец, где пировали женихи Пенелопы, под видом нищего странника и перебил их. Родственники женихов попытались поднять мятеж, но богине Афине удалось установить мир.

Что же в этих историях правда? Существовал ли Одиссей, и если да, то какие приключения ему в действительности пришлось пережить? Множество ученых, античных и современных, пытались определить маршрут Одиссея, чтобы выяснить, был ли он полностью вымышлен. В их числе историк Полибий, философ Кратес, географы Страбон и Эратосфен. Путь Одиссея прокладывают по всему Восточному Средиземноморью, где этот мореход, стремившийся домой, не уставал удивляться разнообразию окружающего мира.

Все вызывает вопросы, даже родина Одиссея. Описание Итаки у Гомера не соответствует реально существующему острову. Одни считают, что Гомер просто ошибался, потому что жил в другой части страны и гораздо позже описанных им событий. Другие думают, что речь идет о каком-то другом острове — Шлиман вел раскопки на Итаке, но не нашел там ничего похожего на дворец Одиссея и обнаружил лишь остатки нескольких поселений микенской эпохи. Может быть, в поэме описан другой остров? Сегодня выдвинута гипотеза, согласно которой гомеровская Итака — это часть современного острова Кефалиния. В песне IX Одиссей рассказывает царю феаков о своей родине:

Я Одиссей, сын Лаэртов, везде изобретеньем многих
Хитростей славных и громкой молвой до небес вознесенный.
В солнечносветлой Итаке живу я; там Нерион, всюду
Видимый с моря, подъемлет вершину лесистую; много
Там и других островов, недалеких один от другого:
Зам, и Дулихий, и лесом богатый Закинф; и на самом Западе плоско лежит окруженная морем Итака (Прочие ж ближе к пределу, где Эос и Гелиос всходят);
Лоно ее каменисто, но юношей бодрых питает;
Я же не ведаю края прекраснее милой Итаки.

Остров Итака нельзя назвать плоским, он скалистый и, более того, он лежит не к западу от Закинфа, а к северо-востоку. А вот остров Кефалиния, лежащий к западу от современной Итаки, больше подходит к описанию Гомера. Точнее, не сама Кефалиния, а ее северо-западная оконечность, полуостров Палики. Географ Джон Андерхилл считает, что в древности Палики был островом и соединился с Кефалинией послеземлетрясений. Нынешнюю Итаку Гомер называл Дулихием.

Некоторые ученые ищут подтверждение десятилетних странствий греческого героя в указаниях на положение небесных тел, упомянутых Гомером в «Одиссее». Перед тем как Одиссей расправляется с женихами Пенелопы, происходит следующее:

… Призраков сени полны, собой они двор заполняют,
В мрак подземный Эреба несутся стремительно. Солнце
С неба исчезло, зловещая тьма на него набежала! (XX, 356).

Авторы версии предполагают, что здесь имеется в виду полное солнечное затмение. Еще в 1920-х гг. немецкие астрономы Карл Шох и Пауль Нойгебауэр рассчитали, что в описываемые в поэме времена оно наблюдалось в районе Итаки около полудня 1 б апреля 11 78 г. до н. э. — всего через 12 лет после предполагаемого окончания Троянской войны (1190 г. до н. э.).

Современные астрономы Марсело Маньяско и Константине Байкузис попытались реконструировать всю цепочку явлений в небесной сфере, так или иначе упомянутых Гомером. Греки очень серьезно относились к движению планет и вполне могли положить астрономические наблюдения в основу своего эпоса. Ученые интерпретировали упоминание богов как упоминание о движениях планет, названных их именами.

Например, проанализировали связь сдвижением Меркурия по небосклону, использовав упоминания о Гермесе (это одно и то же божество).

Так и Эгист, — не судьбе ль вопреки он супругу Атрида
Взял себе в жены, его умертвив при возврате в отчизну?
Гибель грозящую знал он: ему наказали мы строго,
Зоркого аргоубийцу Гермеса послав, чтоб не смел он
Ни самого убивать, ни жену его брать себе в жены.

Они определили пять астрономических явлений, выявили их последовательность и пришли к выводу, что она соответствует определенному году — году полного солнечного затмения, наблюдавшегося в Восточном Средиземноморье. Во временном интервале плюс-минус 100 лет от общепринятой даты падения Трои удалось вычислить всего одну такую дату — 11 78 г. до н. э.

Эти любопытные выводы все же сомнительны. Каким образом довольно точные астрономические наблюдения могли в изустном эпосе дойти до Гомера, тоже не совсем понятно. Но они все же совпадают с одной из датировок падения Трои, а в существовании этого города сомнений не осталось. И поэтому возвращение тоже было. И кто знает, куда могло занести древних мореходов перед тем, как выжившие возвратились, наконец, к родным берегам?

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *