Loading Posts...

Во времена Желтого императора

Часто память о событиях, имевших место много тысячелетий тому назад, сохраняется в виде легенд, перерастающих в мифы. Изучая их, дотошные ученые пытаются найти удовлетворительные объяснения древним преданиям, иногда открывая при этом неведомые ранее страницы истории. Так произошло с одной из главных легенд великой страны — Китая.

Почти 21 век тому назад в трудах китайского историка 司馬遷, известного в наших краях как Сима Цянь, при помощи 4660 иероглифов была описана история древнейших династий, в далекие времена правивших Поднебесной. Восходила эта история к легендарному Хуан-Ди («Желтому императору») — создателю первого государства на землях Китая. Подчинив в ходе победоносной войны различные племена, этот правитель принес жертвы богам, разделил землю на наделы, назначил чиновников и ввел новые законы. Кроме того, за Хуан-Ди числится изобретение лука и стрел, топора, лодки с веслами, одежды, обуви и много чего еще. Четырнадцать его сыновей стали родоначальниками кланов, а сподвижники изобрели письменность — те самые иероглифы, которыми спустя 37 веков будет записана эта история — и календарь.

Память о Хуан-Ди, впрочем, долгое время существовала отдельно от исторических трудов: правителя, свершившего столь великие дела, на протяжении тысячелетий закономерно почитали как божество. В его честь строили храмы, символические гробницы, совершали жертвоприношения.

Когда в первом веке до нашей эры в Китае на государственном уровне было решено заняться реформой календаря, в том числе датировать времена правления «Желтого императора» (в качестве точки отсчета), поначалу тогдашние хронологи получили дату «около шести тысяч лет тому назад» — то есть ни много ни мало седьмое тысячелетие до Рождества Христова. Однако при дворе все же решили остановиться на более «точной» и не такой древней дате, согласно которой после начала благословенного Небесами правления Хуан-Ди минуло 3629 лет, что в пересчете на принятое ныне в Европе летоисчисление соответствует приблизительно XXXVII веку до нашей эры — временам расцвета в наших краях Трипольской культуры. То есть легендарный император совершал свои деяния в эпоху становления древнейших земледельческих цивилизаций Старого Света и приблизительно за тысячу лет до рождения легендарного героя Месопотамии — Гильгамеша.

После революции 1911 г. большую часть ХХ века почитание Хуан-Ди в Китае находилось под запретом. Однако именно в это время ученые (и не только китайские) сумели восстановить долгую историю страны, «углубив» ее на много тысяч лет даже относительно времен правления Желтого императора. Путь поисков и открытий не был простым. Почти все ХХ столетие для Китая стало временем войн, социальных экспериментов и прочих испытаний, неизбежно коснувшихся специалистов, изучавших прошлое. Тем не менее, достигнутые результаты впечатляют. За несколько десятилетий была проделана огромная работа по восстановлению страниц истории, окутанных даже не легендами, а мифами.

Общество эпохи Хуан-Ди

Осенью 1920 г. приглашенный в Китай из Швеции геолог Йохан Андерссон (Johan Gunnar Andersson) отправил своего помощника Лю-Чжан-шаня в провинцию Хэнань за найденными там ранее минерализованными остатками ископаемых животных.

Помощник доставил целую коллекцию древних орудий труда, изготовленных из камня. В следующем, 1921 году геолог отправился к месту находок — в селение Яншао-цюнь, к югу от которого располагался источник древностей. В культурном слое трехметровой толщины оказались не только каменные орудия, но и огромное количество расписной керамики. Начались раскопки. В итоге геолог Андерссон переквалифицировался в археолога и вошел в историю китайской, да и мировой археологической науки. Вновь открытая культура получила имя Яншао — по первой части названия селения.

К тому времени в Старом Свете было открыто не так уж много подобных древних культур с расписной керамикой, и ученые вполне естественно начали сравнивать новые находки с известными ранее. Географически ближайшей культурой, расположенной в Средней Азии, тогда считалась культура Анау (территория современного Туркменистана), а дальше на запад начиналась трипольская. Сопоставив эти сведения, Андерссон, осмысливавший находки в духе ведущих теорий того времени, пришел к выводу: расписную керамику в древний Китай принесли… трипольцы, проследовавшие на восток через Анау.

Читать:  Нарвский гамбит. Горький урок, который помог России выиграть

Китайские археологи, в том числе работавшие в европейских университетах, естественно, возражали, а некоторые советские ученые сокращали дистанцию миграции до Туркменистана. Впрочем, дальнейшие исследования убедительно показали, что и Яншао, и другие археологические культуры периода неолита на территории Китая имеют более чем глубокие местные корни. Однако идеи Андерссона, как оказалось, не потеряли сторонников: ко всемирной выставке, открывшейся в Шанхае уже в начале ХХІ века, был выпущен буклет, составители которого напоминали о «многотысячелетних связях» между двумя странами. Правда, к моменту выхода этого буклета накопилось вполне достаточно данных, чтобы обоснованно поместить теорию Андерссона исключительно в историографические обзоры.

К началу ХХI века на территории Китая было известно уже, по меньшей мере, шесть крупных культурных общностей V-IV тысячелетий до н.э., и Яншао оказалась лишь одной из их ряда. Изобретение земледелия и появление керамики на востоке Азии, как показали исследования, отстояли от этой даты еще как минимум на 8-9 тыс. лет. К моменту возникновения поселения у Яншао-цюнь аборигены уже более тысячелетия были знакомы с достаточно сложными технологиями производства расписной керамики.

Масштабные раскопки позволили узнать много нового о хозяйстве, технологиях, образе жизни и устройстве общества эпохи создания шедевров расписной керамики Яншао, то есть эпохе Хуан-Ди. Как оказалось, древняя легенда во многих местах имела вполне реальную подоплеку. Основу экономики составляли земледелие и животноводство. Любимой культурой и основным продуктом питания было просо. О преимущественно растительной диете свидетельствуют исследования останков людей, найденных в погребениях. Местные жители разводили домашних животных (прежде всего свиней), которых держали в загонах возле построек. На удивление много находят останков собак — возможно, их использовали для жертвоприношений. Наверное, именно в те времена долина, где обосновались яншаосцы, начала приобретать тот вид, который мы можем наблюдать сегодня на спутниковых снимках провинции Хэнань: прямоугольники полей с разбросанными между ними небольшими поселками и отдельными хижинами.

Поселения

Площадь древних поселков достигала порой 10-12 гектар. Застройка состояла из круглых хижин и прямоугольных больших домов. Круглые сооружения были углублены в землю. Деревянный каркас обмазывали глиной, крышу перекрывали соломой. Обогревали помещение открытым очагом.

Принадлежала такая постройка, скорее всего, отдельной семье. Прямоугольные здания имели гораздо большие размеры. Их тоже углубляли в землю, а для входа устраивали земляной пандус, перекрывая его кровлей, опиравшейся на вкопанные посередине четыре столба, соединенные массивными балками. Очаг сооружали напротив входа. Такие строения могли вместить уже десятки людей одновременно. Относительно их предназначения мнения разделились: одни ученые видят в них места общественных собраний, храмы, другие — «мужские дома». Некоторые считают, что сооружения могли совмещать перечисленные выше функции или же, наоборот, были предназначены для чего-то одного. В этом случае важно то, что каждая группа домов (или небольшой поселок) «привязывалась» к такому зданию. То есть все поселки строились, исходя из определенного набора сооружений, спланированного заранее. Да, и многие из них были укреплены — чаще всего окружены рвами.

Один из них, известный во всем мире под названием Баньпо, исследован почти полностью и на месте раскопок создан впечатляющий музейный комплекс. Всего удалось раскопать остатки 46 построек (как круглых, так и прямоугольных), ямы для хранения припасов рядом с ними и погребения двух с половиной сотен обитателей поселка. Найдены также следы местного изготовления керамики. В наше время сюда возят туристов, вниманию которых предлагают перекрытые навесами места раскопок и реконструированные по результатам исследований древние постройки. Макеты поселения или его частей можно увидеть в различных музеях. На них хорошо заметно, как круглые дома группируются вокруг больших прямоугольных общественных зданий. Поселок в Баньпо окружал ров.

Читать:  Смутное время - единство народа спасло Россию

Со временем численность населения увеличивалась. Росло и количество местных вариантов земледельческих культур, охватывавших все больше и больше регионов. Уже в IV тысячелетии до н.э. появились более крупные поселки. Самый большой из уже известных, носящий название Янгуанжай, занимал площадь целых 80 гектар. Его раскопки начаты более 10 лет назад. В последние годы каждый желающий может принять в них участие, пройдя при этом курс обучения в «Археологической школе» с лекциями и посещением музеев — разумеется, заплатив за это определенное количество долларов. Интернет заполнен фотографиями счастливых учеников школы, приехавших из разных стран, на фоне раскопанных остатков построек, сосудов и древних погребений. В целом все найденное напоминает поселения, исследованные ранее: остатки углубленных построек — круглых и прямоугольных, ямы, забитые керамикой в слоях пепла из очагов… Судя по всему, население Янгуанжая могло достигать нескольких тысяч человек.

Такой поселок вполне мог бы претендовать на роль «столицы» державы, согласно легенде, созданной Хуан-Ди. Если поселки площадью 10-12 га, скорее всего, играли роль племенных центров, то в восемь раз больший Янгуанжай явно доминировал в регионе. Нечто подобное, кстати, можно наблюдать и в других местах, освоенных в то время земледельцами — от Центральной Европы и Кукутень-Триполья до упомянутых ранее Намазги-Анау и древнейших городов-государств Месопотамии Урукского периода.

Керамика

Наиболее многочисленными находками стали фрагменты керамики и целые сосуды — например, в Баньпо за все годы раскопок их извлекли из земли порядка полумиллиона. Именно их изучение позволило прийти к заключению о происхождении культуры, этапах ее распространения, местных особенностях. Уже в 20-е годы прошлого века была исследована технология изготовления керамики Яншао. Выяснилось, что мастера очень тщательно подбирали и готовили сырье, разработали два типа гончарных печей для высокотемпературного обжига, рецепты минеральных красок — словом, сделали все для того, чтобы получить прочные, красивые, и, как оказалось, весьма долговечные изделия, которые и сегодня служат украшением многих музеев мира. Не случайно, согласно легенде, керамическим производством в те времена непосредственно заведовал один из сподвижников Желтого императора. Возможно, эта история свидетельствует также о существовании в общинах древнейших мастеров-профессионалов.

Керамика была настолько прочной, что ее фрагменты использовали в хозяйстве для изготовления ножей, «затачивая» с помощью приемов, употреблявшихся при работе с кремнем. Из черепков также делали скребки для обработки кожи, а еще — пряслица, лощила, крючки и даже украшения (кольца, браслеты, ожерелья). Впрочем, уже в те времена люди освоили производство украшений из нефрита, жадеита и других поделочных камней. Сейчас за ювелирными шедеврами той эпохи, выглядящими по нынешним меркам весьма скромно, охотятся коллекционеры, готовые платить за них огромные деньги.

Собственно керамика поражает разнообразием форм, причем каждое изделие имело определенное предназначение. Миски, ковши, разнообразные горшки и крышки к ним, кувшины, сосуды на ножках, сосуды с носиками, котлы, подставки, «бокалы», жаровни и переносные печи — словом, все, что необходимо для ведения достаточно сложного хозяйства. Такое разнообразие можно считать своеобразным индикатором уровня развития общества и оседлого образа жизни. Некоторые формы явно связаны с обрядами жертвоприношений.

Отдельной отраслью было изготовление погребальной керамики, в том числе специфических изделий (часто с крышками), увенчанных головой человека. По этим изделиям можно составить представления о древних прическах и макияже, характерных для разных кланов и племен. Копии таких сосудов, изготовленные современными китайскими умельцами, и сегодня можно приобрести в сувенирных лавках в том же Баньпо, причем выполнены они столь искусно, что отличить их от оригиналов смогут лишь опытные специалисты. В самых богатых погребениях количество сосудов исчислялось десятками — мастера-керамисты в те далекие времена явно не сидели без дела. В таких погребениях находят не только керамику, но и останки жертвенных животных, а некоторые вожди — вероятно, очень заслуженные — отправлялись в загробный мир в сопровождении человеческих жертв.

Читать:  Охотники за новинками - как сверхсекретные самолеты попадали к врагам

Зарождение письменности

На поверхности сосудов исследователи обнаружили нанесенные краской знаки, которые, как полагают многие археологи, были метками древних мастеров: кресты, стрелы, пересекающиеся под разными углами линии. В то же время другие специалисты ищут среди этих знаков прототипы будущей письменности Китая — знаменитых иероглифов. Вероятно, их история вполне могла начинаться с этих самых меток древних гончаров порядка шести-семи тысяч лет тому назад.

Собственно, орнаментальные композиции на расписной керамике и были первыми «текстами», записанными с помощью изображений птиц, рыб, лягушек и черепах, животных в обрамлении символов небесных светил и стихий. На сосудах можно увидеть и вполне «документальные» сцены. Например, на одной из мисок изображен танец — люди взялись за руки, причем мужчины и женщины танцуют отдельно. Есть и стилизованные изображения человеческих лиц в обрамлении знаков: эти сюжеты связывают с древними жрецами-шаманами.

Интересно, что в рисунках на неолитической керамике можно отыскать истоки символики, сохранившейся в китайской традиции на протяжении последующих тысячелетий. И это обстоятельство в сочетании с многотысячелетней культурой иероглифической письменности дает ученым уникальный шанс «прочитать» древние изображения с относительно высокой степенью достоверности. Именно поэтому наследие неолитических культур Китая весьма интересно для тех, кто изучает те же культуры древнейшей Месопотамии или трипольскую культуру.

Яншао при всем своем великолепии было лишь частью обширной области, простирающейся от верховий Желтой реки до побережья, где между 5000-3500 гг. до н.э. существовало еще как минимум пять культурных комплексов с земледельческим хозяйством, керамикой, различными традициями сооружения домов и поселков. В той же провинции Хэнань, но южнее территории распространения Яншао, местные земледельцы строили не круглые, а длинные, очень длинные наземные дома-мазанки, насчитывавшие до двух десятков секций. Каждая секция принадлежала отдельной семье, а дом — клану. Собственно, из такого дома, рядом с которым размещались постройки-хранилища и загоны для скота, мог состоять целый поселок. Были деревни, расположенные вблизи рек — там дома приходилось строить на сваях, спасаясь от разливов, а в качестве строительного материала преобладало дерево.

Во второй половине IV тысячелетия до н.э. количество культурных областей сокращается до двух: одна расположена в среднем, вторая — в нижнем течении реки Янцзы. Первая из них наиболее обширна и охватывает, по меньшей мере, три культурных комплекса, существовавших здесь ранее. Каждый из них мог соответствовать не отдельному племени, а скорее союзу племен — «вождеству». Если рассматривать картину, сложившуюся после 3500 г. до н.э., как следствие неких событий, в результате которых на месте трех прежних вождеств появилось единое образование («сложное» или «суперсложное» вождество), то в ней можно также найти и отражение легенды о Хуан-Ди, объединившем под своей властью «различные племена».

Современные генетические исследования показывают, что как раз около шести тысяч лет тому назад на территории Китая произошло не менее трех миграций древних земледельцев. При этом оказалось, что порядка 40% современных обитателей Поднебесной могут вести родословную от трех «праотцов», живших в те далекие времена. Скорее всего, в древней истории реки Янцзы и ее ближайших окрестностей было немало «судьбоносных» событий, со временем ушедших в область легенд. Подобные легенды должны бытовать (и бытуют) в разных землях и у разных народов, прошедших через этап объединения племен в более обширные государственные структуры. Особенностью Китая является то, что эти легенды, будучи записанными, сохранились до наших дней.

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...