Сказки о «тройках» — карающая рука закона или внесудебные расправы?

Сегодня — спасибо антисоветским пропагандистам — сталинская эпоха представляется страшным, жестоким временем. Послушать, так расстрелы, ссылки, «горячие путёвки» в ГУЛАГ и увеселительные ночные поездочки на резвом «воронке» были едва ли не каждодневной рутиной. Ни дать ни взять выходит что-то среднее между антиутопией почище самых мрачных фантазий Оруэлла и страшилкой про мёртвую руку чекиста, притаившуюся в пионерском знамени. Пресловутые НКВД-шные «тройки», расстреливающие без суда и следствия, на долгие годы стали одной из излюбленных причин ярого поругания правительства Сталина. Вот только, как водится, у правды всегда две стороны. Настолько ли страшна «тройка», как её малюют?

Первая «тройка»

Пожалуй, для начала стоит сказать, что в период сталинского правления любая комиссия из трёх человек называлась «тройкой». Независимо от того, в какой сфере деятельности лежали её полномочия. Но прославились на всю необъятную многонациональную страну именно «тройки» Чрезвычайной комиссии, а вслед за ними клеймо дурной наследственности приняли на себя и новые комитеты.

Но не будем забегать вперёд. Полное название этой организации — Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР, для своих же просто ВЧК. В многочисленных открытых источниках можно встретить утверждение, что ВЧК была главным орудием красного террора — карательных мер, санкционированных молодой, ещё только утверждающей свою власть коммунистической партии в отношении контрреволюционеров и прочих врагов народа. Нет причины юлить, это действительно так, но далеко не все приписываемые им деяния имели место быть.

Карающий меч диктатуры пролетариата, учреждённый 7 декабря 1918 года, поначалу занимался в основном следственной работой, но позже полномочия комитета существенно расширились. По тому, как рос список прав и обязанностей чекистов, можно без особого труда восстановить цепочку исторических событий, возведших ВЧК из статуса службы безопасности в сомнительной почётности ранг карательного отряда, коим и представляются по сей день печально известные «тройки» во всех инкарнациях. В каком направлении расширялись полномочия комитета — там и следовало искать главную на тот момент угрозу для страны.

Первоначально — то есть в тот недолгий период с момента образования ВЧК до разгара пожара Гражданской войны — чекистам позволялось не так уж много. К тому же стоит признать, что на тот момент предназначение и функции комитета были сформулированы довольно расплывчато. Сам Железный Феликс Дзержинский определял их как «предварительное расследование с целью пресечения». Максимум, что им разрешалось без соответствующего указания свыше, — лишать смутьянов продовольственных карточек, конфисковать имущество да составлять списки классовых врагов.

Однако после начала Гражданской войны ВЧК тоже стала жить по законам военного времени. Война вложила в твёрдые руки чекистов чрезвычайные полномочия, а с ними — надёжную тяжесть «товарища маузера».

21 февраля 1918 года на постепенно упрочившейся платформе ВЧК была создана первая, во всех смыслах знаковая «тройка», могущая судить в обход бюрократической судебной системы. В нее вошли Дзержинский и два его зампреда — Вячеслав Александрович и Яков Петерс. Дальше — больше: уже в конце лета того же года «тройка» получила исключительное право приговаривать к расстрелу на месте шпионов, диверсантов, контрреволюционных агитаторов и членов белогвардейских организаций. С единственной, но весьма весомой оговоркой: прибегнуть к высшей мере чекисты могли только в случае единогласного решения комиссии. Очень важно понимать, что до определённого момента все действия членов комитета, от будничных арестов до расстрелов врагов социалистического народа, строго регулировались высшей «тройкой» и, по сути, выполняли функции нынешней ФСБ.

Читать:  Баски - старожилы Европы

Что же тогда стало той точкой невозврата, на долгие десятилетия окрасившей ЧК и порождённые ею «тройки» в насыщенный до черноты кровавый цвет? Никакой тайны в этом нет. Красный террор — вот что породило миф о страшной «тройке», овеянный облаками перегара и кокаина.

Ваше слово, товарищ маузер

Официальная отмашка свыше на осуществление красного террора была дана 5 сентября 1918 года. Если отбросить высокопарные казённые формулировки, на практике это означало особое разрешение низовым ЧК, вплоть до районных комитетов, без суда расстреливать на месте мерзавцев, замеченных за антисоветской деятельностью. Казалось бы, вот оно — начало кровавого беспредела чекистов! И да, и нет. В зависимости от того, как вам удобнее на данный момент преподнести факты.

Не стоит забывать, что страну раздирала красно-белая война. И не стоит забывать, что красный террор был всего лишь ответом на белый террор. Почитайте воспоминания генерала Деникина о том, что творила контрразведка Врангеля. Изучите материалы дела Колчака. Почитайте мемуары других белых генералов. Жестокость красных была лишь ответом на жестокость белых.

Как говорится, с волками жить — по-волчьи выть. Пресловутые чекистские «тройки», по сути, выполняли функцию трибунала — чрезвычайного суда в ситуациях, требующих экстренного радикального решения в обход регулярных судов общей юрисдикции. Судебная машина во все времена славилась неповоротливостью. Даже после провозглашения красного террора приговор к высшей мере должен был в обязательном порядке утверждаться ВЧК. Такое положение уже само по себе нельзя было назвать «развязанными руками». К тому же местечковые комитеты даже не успели вдоволь воспользоваться новыми полномочиями, как их вновь отняли. 28 октября того же года карательное право сохранилось только в местностях на военном или осадном положении.

Окончательно этот вопрос решился только 1 декабря 1918 года. Право приговаривать к расстрелу получили губернские, фронтовые, армейские и областные ЧК на ревтрибуналах и заседаниях, но лишь в присутствии прокуроров или, за их отсутствием, представителей райкомов РКП(б). Впоследствии данные полномочия то купировались, то расширялись, но до беспредела дело не доходило, если не считать произвола со стороны отдельно взятых личностей, вообразивших себя первыми после Вождя. Когда ситуация в стране более или менее нормализовалась, расстрельные вольности и вовсе были упразднены. После 1921 года смертная казнь могла применяться только за шпионаж, бандитизм и вооружённые выступления.

После окончания войны ВЧК была упразднена. Ей на смену пришло Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД, а после — ОГПУ при Совете народных комиссаров СССР, принявшее непосредственное участие в сталинских репрессиях. Но в июле 1934 года все это закончилось. Все органы безопасности были включены в состав НКВД, а «тройки» как инструмент ревтрибунала прекратили своё существование. По крайней мере, так должно было быть.

Читать:  Первопроходцы русского Дальнего востока

Критика против статистики

Любая трагедия человеческой истории (коими Гражданская война и затянувшийся период репрессий, несомненно, являются) рано или поздно обрастает огромным количеством домыслов. В частности, это касается статистики пострадавших. Подчас в подобных исследованиях, жаждущих не справедливости, а банальной дешёвой славы, всплывают совершенно неадекватные цифры, взяться которым кроме как с потолка больше неоткуда.

«Исследования», где количество казнённых чекистами исчисляется миллионами или какими-то безумными сотнями тысяч, не стоит даже упоминать. Правды в них не больше, чем в любой чёрной пропаганде. Но некоторые труды, несомненно, заслуживают внимания. Хотя бы в дань уважения к их широкому признанию. Так, англо-американский историк и писатель, ведущий западный специалист по истории СССР Роберт Конквест в своей книге «большой террор» (1968 год), посвященной исследованию массовых репрессий сталинизма, приводит чудовищную статистику погибших в когтях кровожадных чекистов-людоедов. По оценкам Конквеста, в период с 1917 по 1922 год от рук пособников ВЧК погибло порядка 140 тысяч человек. Но позвольте, есть же статистика. Старший научный сотрудник Академии военных наук, кандидат юридических наук Олег Мозохин на основании архивных записей опроверг мнение западного коллеги. По оценкам Мозохина, «со всеми оговорками и натяжками число жертв органов ВЧК можно оценивать в размере никак не более 50 тыс. человек». Судите сами: за 1918 год по распоряжению ВЧК было расстреляно 6300 человек, за 1919-й — 2089 человек, в 1921 -м — 9701 человек. При этом подавляющее большинство расстрелянных приходится на долю бандитов, спекулянтов, наркоторговцев и прочих уголовников. Да, эти цифры велики. Но на войне нет места мягкосердечному гуманизму. К сожалению, гражданская война никогда не отличалась рыцарским отношением к противнику. Интересно, сколько было убито коммунистов и прочих сочувствующих советской власти? Вряд ли меньше.

Руки членов ВЧК в крови по локоть, отрицать этого нельзя, а истинный образ самих чекистов, будем честны, далёк от идеализма. Но это была вынужденная мера военного времени.

«Особые тройки» — особые полномочия

Но, как выяснилось позже, грибница страшных карающих «троек» глубоко засела в теле правительства. А страх пред их карающей рукой настолько же глубоко засел в подкорку советского гражданина. Даже после расформирования ВЧК упоминания о наделённых исключительными полномочиями на присуждение высшей меры коллегиях неоднократно всплывали в партийных документах. Причём некоторые из них были явно не чекистскими.

Так, 19 сентября 1934 года Молотов посылает шифротелеграмму Кагановичу, в которой предлагает предоставить право на применение высшей меры наказания некоей «тройке». В ноябре того же года в Узбекистане также действовала экстренная «тройка». В 1937 году в знаменитом приказе главы НКВД Николая Ежова №00447 о начале операции по репрессированию «антисоветских элементов» снова всплывают некие комитеты; правда, им рекомендуется проводить заседания «административным порядком». Ещё позднее, в 1938 году, выходит приказ НКВД СССР №00606 «Об образовании Особых троек для рассмотрения дел на арестованных в порядке приказов НКВД СССР №00485 и др.», согласно которому приговоры «особых троек» в составе начальника Управления НКВД соответствующего региона, первого секретаря и прокурора должны приводиться в исполнение немедленно. Вот и как прикажете это понимать? Очевидно, что это уже не те чекистские «тройки», уполномоченные без суда казнить на месте. К тому же далеко не в каждом случае можно с полной уверенностью сказать, о каких именно «тройках» идёт речь, ведь, как уже упоминалось, при Сталине любая комиссия из трёх человек могла быть названа «тройкой». От этой путаницы никак не избавиться. Тем не менее доподлинно известно, что некоторые «особые тройки» получили исключительное право на внесудебное рассмотрение дел, касающихся политических интересов государства.

Читать:  Копи царя Соломона

Новые «особые тройки», как и комитеты годов Гражданской войны, стали вынужденной мерой правительства в чрезвычайных обстоятельствах. Юный СССР был вынужден развернуть жёсткую политику репрессии против противников социалистического режима. Неизбежная разруха послевоенных лет выдавила из подполья всю накопившуюся шваль. Как результат — повсеместное засилье преступности. Суды не справляются, так как проблема катастрофической нехватки квалифицированных специалистов, лояльных к новому правительству, до сих пор не решена. Чем не чрезвычайная ситуация? Стоит ли удивляться, что в данный момент партия приходит к вполне логичному выводу — учредить трибунал из числа самых надёжных и авторитетных (а кто может быть авторитетнее первого секретаря партии, прокурора и начальника НКВД?) товарищей и поручить им судейскую работу.

Однако сами эти «тройки» никого не расстреливали. Дело в том, что в задачу «троек» входило рассмотрение уже расследованных уголовных дел и право либо утверждать приговор, — либо пересматривать или даже отменять его. «Тройка» не могла заменить I тюремный срок на расстрел, зато могла отменить постановление о смертной казни или вообще отправить дело обратно на доследование.

По сути, «тройки» были созданы для того, чтобы проверять справедливость выносимых судами приговоров. В день их члены просматривали не более 2—3 уголовных дел, тщательно изучая собранные материалы. Зато, когда после распада СССР пошла волна реабилитаций, в день пересматривалось несколько сотен уголовных дел. Интересно, кто тщательнее подходил к вопросу?

Кстати, вопреки убеждению, «тройки» не были внесудебным карательным органом. Их действия строго регламентировались тогдашними законами. И действовали они именно в соответствии с законами своего времени.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
311
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

7
Оставить комментарий

avatar
6 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
7 Авторы комментариев
ValentinПупсМихаилСаламандраИ пройдусь я Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Voroninmeister Воронин
Участник
Voroninmeister Воронин

Неплохо, но несколько неточно по срокам работы «троек», и по полномочиям. Волей обстоятельств, в самом начале работы в советских правоохранительных органах мне в руки случайно (действительно совершенно случайно) попала стопка дел 34-35 г.г. Я сначала даже не понял, что это было, думал из надзорных производств убрали все материалы, оставив только постановления. Тонкие такие синие папки из неважной бумаги формата А4 с лежащими внутри Постановлениями формата А5. Дела рассматривали только хозяйственные, по хищениям соц. собственности и незаконному сбору (подбору или срезанию) колосков, т.е. так называемые «кулацкие парикмакеры». Соответственно, осуждённые были рабочими, колхозникам/единоличниками и несколько школьников. Сроки от 3 до 5 лет… Подробнее »

Саламандра
Гость
Саламандра

Губят слухи: Большевики, коммунисты вызывают страх, они ассоциируются с голодом и массовыми расстрелами. Это была жестокая позорная феодальная система иерархии начальников. Плоды которой мы пожинаем сейчас. Например, народ ненавидит Горбачова, считая его предателем, а Путин приглашает предателя на это 9 мая в Москву.

Александр
Гость
Александр

учредить трибунал из числа самых надёжных и авторитетных (а кто может быть авторитетнее первого секретаря партии, прокурора и начальника НКВД?) товарищей и поручить им судейскую работу.
—————————-
Автор, туфту то не гоните. Практически все «тройки» позже расстреляны. Это правило криминального мира.То были «самые надежные и авторитетные» представители большевисткой ОПГ, незаконно захватившей власть в стране и удерживавшей ее с помощью кровавого террора.

И пройдусь я
Гость
И пройдусь я

Уж спасибо что открыли нам глаза и за 5 колосков не садили и народы не депортировали и прочих ужасов не было. все это придумали позже подлые завистники Сталина.
Благодетель вы наш…

Михаил
Гость
Михаил

Оперативная внезапность германского вторжения и многих поражений в войне, ужасные кровавые репрессии против своего народа (начатые, по существу, ещё с подлых и предательских призывов германского шпиона-сифилитика Ленина (во время военных действий!) о «превращении войны империалистической (Отечественной!) в войну гражданскую», развязавшего Гражданскую войну и «красный террор», виновного в страшной трагедии «белой эмиграции»…): уничтожение дворянства, ликвидация крепкого крестьянства и казачества, уничтожение православного духовенства и храмов, преследование великих учёных, интеллигенции, уничтожение командного состава, дипломатов и сотрудников разведки, неоправданная гибель миллионов людей, как до войны, так и после войны (в т.ч. и от голода), преследование воинов, попавших в плен по вине безграмотного семинариста-недоучки, террор… Подробнее »

Пупс
Гость
Пупс

«Новые «особые тройки», как и комитеты годов Гражданской войны, стали вынужденной мерой правительства в чрезвычайных обстоятельствах». Наступило время, когда у народа России стала вынужденная мера по закону военного времени на месте ликвидировать всех правителей фашистов, еврейской масти, а также их марионеток

Valentin
Гость
Valentin

Это была эпоха рабства и одновременно и расцвет личности и экономики. Так что часть населения была в рабстве и беззащиты, а вторая была в роскоши и свободе. Однако в целом комустическая направленность в обществе это так же большое зло для свободномыслящей нации.Всякая партийная власть коллективного руководства и без личной ответственности за состояние дел это анарходиктатура одного лица- безсменого секретаря партии. И нынешнее общесты-во вышедшее из коммунистического идеала так же вновь переходит к диктаторским методам.