Пилтдаунский человек — мистификация британских ученых — Мир Знаний

Пилтдаунский человек — мистификация британских ученых

Одной из самых известных мистификаций XX века стал «пилтдаунский человек». Десятки лет ученые считали его «недостающим звеном» в эволюции между обезьяной и человеком, пока не выяснилось, что все их горячие споры и дискуссии шли вокруг искусной подделки. Минуло сто лет, но до сих пор крайне обиженное научное сообщество пытается установить автора этой мистификации, среди подозреваемых даже знаменитый писатель Артур Конан Дойл.

Первый человек был британцем?

История с «пилтдаунским человеком» началась в памятный для человечества 1912 год. 15 февраля хранитель отдела геологии Британского музея Артур Смит Вудворд, разбирая почту, наткнулся на любопытное письмо от археолога-любителя Чарльза Доусона. Тот написал в музей о находке в карьере Пилтдауна, где добывали гравий, части черепа человекоподобного существа. Вудворд заинтересовался находкой, списался с Доусоном и через некоторое время уже держал фрагмент ископаемого черепа в своих руках.

В мае он занялся его изучением и вскоре пришел к выводу, что фрагмент черепа принадлежит еще неизвестному науке древнему человеку. В честь первооткрывателя он дал новому виду название «эоантропус даусони» («Человек рассвета Доусона»). Конечно, Вудворд не мог упустить шанс добыть новые свидетельства столь сенсационного открытия, поэтому летом он вместе с Доусоном предпринял раскопки в карьере на месте находки. Они нашли другие фрагменты черепа, челюсть с двумя зубами и даже примитивные каменные орудия.

Артур Вудворд вполне закономерно считал, что все обнаруженные ими останки относились к одному человеку, поэтому на основании фрагментов выполнил реконструкцию его черепа. Предполагаемый возраст черепа оценивался в миллион лет. 18 декабря 1912 года состоялось заседание Лондонского геологического общества, на котором уже всему миру заявили об открытии «пилтдаунского человека». Британские ученые позиционировали его как «недостающее звено» в эволюции между обезьяной и современным человеком. Это, несомненно, стало мировой научной сенсацией, подтверждающей теорию Дарвина.

После выступления авторов открытия последовала довольно продолжительная дискуссия среди ученых. В ходе нее научные мужи сконцентрировали внимание на том, что форма черепа, строение височно-нижнечелюстного сустава характерны для существа, в отличие от неандертальца, практически противоположного человекообразному типу. Обратили внимание и на то, что шея существа, вероятно, была «обезьяноподобной», а выступающий подбородок напоминал собачий.

Большинство ученых, несмотря на ряд довольно противоречивых особенностей черепа, полностью признали открытие Чарльза Доусона. Гораздо позже это объяснили тем, что царящий в британской палеонтологии застой был нарушен этой находкой и все ученые с энтузиазмом восприняли ее, ведь она давала им не только «самого первого англичанина», но и перспективу влиться в мировой научный процесс на правах первооткрывателей «недостающего звена».

«Памятник» «пилтдаунскому человеку»

Конечно, данное открытие, вызвавшее всемирный резонанс, настолько окрылило Чарльза Доусона, что он решил во что бы то ни стало продолжить раскопки. Ему удалось привлечь к этому делу священника-иезуита Пьера Тейяра де Шардена, обучавшегося в то время палеонтологии и геологии. И в 1914 году удалось найти древнее орудие труда, изготовленное из кости ископаемого слона, а в начале следующего года в Шеффилдском парке на расстоянии примерно 3,5 км от предыдущих находок Доусон нашел два окаменелых обломка человеческого черепа и коренной зуб, которые, по мнению археолога-любителя, могли принадлежать другой особи Eoanthropus dawsoni.

Вся информация о найденном была обнародована Вудвордом почему-то только через пять месяцев после его смерти. Далее никаких доказательств о реальности существования «пилтдаунского человека» в течение последующих ста лет не поступало. Тем не менее 23 июля 1938 года в Пилтдауне, там, где Чарльз Доусон обнаружил фрагменты черепа, установили мемориальный камень. На его открытии выступил британский антрополог Артур Кит.

На грани неминуемого разоблачения

Однако ранее Кит довольно скептично отнесся к «открытию». В июне 1913 года он с помощью слепков пилтдаунских фрагментов, поступивших в Музей английского королевского хирургического колледжа, лично собрал модель черепа и в результате установил, что объем черепной полости в реконструкции Вудворда занижен как минимум на 250 — 300 см3. Тогда Кит поделился своими соображениями по этому поводу с довольно узким кругом ученых, но ему не удалось убедить коллег в том, что дело нечисто. Согласился с ним только британский зоолог Эдвин Рей Ланкастер.

Непонимание со стороны коллег не остановило Кита и на Международном медицинском конгрессе, проходившем в августе 1913 года в Лондоне. Действия ученого научное сообщество Великобритании сочло буквально покушением на свою честь, все выражали крайнее возмущение его критикой в адрес «сенсации века».

Однако Артур Кит недолго оставался в гордом одиночестве, пытаясь раскрыть глаза ученым на странные несоответствия, связанные с черепом «пилтдаунского человека»: осенью у него появился сторонник в лице анатома Дэвида Уотерстона. Этот ученый в публикации в журнале «Нэйче» не только озвучил свои критические замечания, касающиеся находки, но и сделал вывод, что фрагменты по сути человеческого черепа не имеют ничего общего с челюстью, практически идентичной челюсти шимпанзе.

Через два года американский зоолог Герит Смит Милер после детального изучения слепков пилтдаунских образцов пришел к выводу что челюсть явно относится к ископаемому шимпанзе. Это мнение разделили и другие ученые, в том числе и французский палеонтолог Марселлен Буль. Нанес свой удар по «пилтдаунскому человеку» и немецкий анатом Франц Вейденрейх. В 1923 году после изучения останков он заявил, что они представлены черепом современного человека и челюсти орангутана, зубы в которой были подпилены. Практически это было разоблачение мистификации, однако даже после этого она продержалась еще более двадцати лет.

Конец мистификации

Почему же так долго научное сообщество находилось в плену у этой довольно откровенной подделки? Майлз Рассел в своей книге «Пилтдаунский человек: Секретная жизнь Чарльза Доусона и крупнейшая мировая археологическая мистификация» написал следующее: «Никто не сделал никаких научных тестов. Если бы их сделали, то сразу бы заметили химическое состаривание зубов и то, что они подточены. Было очевидно, что это ненастоящий артефакт. В высших научных кругах приняли его, потому что очень этого хотели».

За десятилетия, прошедшие с открытия Доусона, было обнаружено немало останков древних людей в Африке, Китае, Индонезии, да и в той же Европе, но у них не было внушительного мозга и обезьяноподобной «пилтдаунской» челюсти. Выявлялась другая закономерность: сначала челюсть и зубы приближались к человеческим, а уже потом начинал расти объем мозга.

Вот тогда-то и взялись ученые за «пилтдаунского человека» всерьез. Сначала английский антрополог Кеннет Окли в 1949 году после серии анализов окаменелостей пришел к выводу, что им не более 50 тысяч лет (ранее речь шла о миллионе!). Далее в команду Окли вошли представители Оксфордского университета антрополог Вилфрид ле Грос Кларк и анатом Джозеф Вайнер. Они-то и установили, что пилтдаунские фрагменты черепа и челюсти принадлежали не одному виду, а двум разным — человеку и орангутану. Изучение зубов челюсти орангутана под микроскопом выявило следы их обработки — зубы подточили снизу, чтобы они больше походили на человеческие.

Также оказалось, что подавляющую часть находок из пилтдаунского карьера мошенник искусственно состарил и окрасил под цвет добываемого там гравия. После уточнения возраста костей выяснилось, что черепу всего около 600 лет, а челюсти — около 500. Наконец-то был сделан четкий и конкретный вывод, что «пилтдаунский человек» — чистой воды подделка. Только 21 ноября 1953 года Лондонский музей естествознания официально объявил «пилтдаунского человека» мистификацией.

Кто одурачил британских ученых?

Круг подозреваемых давно очерчен. Возглавляет его, конечно, Чарльз Доусон, далее за ним идут Артур Смит Вудворд, Пьер Тейяр де Шарден, Мартин Хинтон, а замыкает список знаменитый писатель Артур Конан Дойл. Прошло более ста лет со дня «сенсационной» находки, но до сих пор нельзя с большой долей уверенности назвать автора этой мистификации.

Главным подозреваемым остается Чарльз Доусон, ведь именно он нашел первые фрагменты «пилтдаунского человека». Полагают, что Доусон мог самостоятельно провернуть эту мистификацию или у него был сообщник. Настораживает тот факт, что после его смерти находки, подтверждающие реальность «пилтдаунского человека», сразу прекратились. Второй подозреваемый, палеонтолог Артур Смит Вудворд, известен тем, что именно он презентовал «пилтдаунского человека» мировому научному сообществу. Хотя Вудворд и мог провернуть мистификацию, в его причастности к ней многие сомневаются. А вот третий подозреваемый, Мартин Хинтон, который работал зоологом-волонтером в Британском музее вместе с Вудвордом, вполне мог отомстить своему шефу. Дело в том, что у Хинтона был конфликте Вудвордом из-за невыплаченного ему вознаграждения за работу. В пользу возможной причастности Хинтона к мистификации говорит тот факт, что в 1978 году на его чердаке обнаружили сундук с костями и зубами, состаренными и окрашенными таким же образом, как и пилтдаунские находки.

Еще одним подозреваемым является Пьер Тейяр де Шарден, который помогал Доусону и Вудворду в пилтдаунских раскопках. Ведь именно он нашел там клык нижней челюсти. По предположениям известного американского палеонтолога Стивена Гулда, Тейяр де Шарден по меньшей мере знал о фальшивках Доусона или даже помогал в их создании.

Наконец, наиболее любопытный для всех подозреваемый — писатель сэр Артур Конан Дойл. Оказывается, он когда-то жил рядом с Пилтдауном и даже водил знакомство с Чарльзом Доусоном. В его романе «Затерянный мир» есть фраза о том, что при известной смекалке и знании дела можно сфальсифицировать все что угодно, а этот роман вышел в печать в апреле 1912 года. Совокупность этих фактов вполне дает основание включить писателя в число подозреваемых. Был у Конан Доила и повод отомстить научному сообществу. Дело в том, что он увлекался спиритизмом и из-за этого конфликтовал с материалистами, которых называл «деструктивными и высокомерными эволюционистами».

Стоит отметить, что мистификатор, кем бы он ни был, потрудился на славу! Например, среди окаменелостей в Пилтдауне был найден зуб вымершего слона. Выяснилось, что он обладает сильной радиоактивностью, никак нехарактерной для местных ископаемых. Гораздо позже ученые пришли к выводу: этот зуб был найден в Тунисе! Получается, что кроме черепа и челюсти мистификатор подкинул ученым еще ряд окаменелостей и даже примитивные орудия труда. Все это в совокупности дало настолько реалистичный набор находок, что у ученых и мысли не возникло о каком-либо обмане.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях