Эхо выстрелов в Далласе

55 лет назад, 22 ноября 1963 года, в техасском Далласе прозвучали выстрелы, эхо которых слышно и сегодня. В тот солнечный день многие жители Далласа вышли на улицы города, чтобы приветствовать своего 35-го президента Джона Фицджералда Кеннеди. В преддверии предстоящих выборов тот вместе с женой Жаклин совершал поездку по стране. 46-летний Джон ехал в открытом автомобиле через центр города, когда раздались выстрелы. В 12:30 две пули попали в президента, через 5 минут раненый был доставлен в госпиталь, где уже в 13:00 была зафиксирована его смерть. А еще через полтора часа полиция арестовала убийцу — 24-летнего Ли Харви Освальда…

КТО ЗАКАЗЧИК?

Был ли на самом деле этот молодой человек преступником-одиночкой? Подобные сомнения закрались в сердца многих людей сразу же после задержания Освальда. Специальная комиссия во главе с председателем Верховного суда Эрлом Уорреном целых 9 месяцев занималась выяснением всех обстоятельств убийства Кеннеди. Ее вердикт был таков: Ли Харви Освальд, действуя совершенно самостоятельно, выстрелил в президента из окна 6-го этажа книжного склада из винтовки «Каркано» с оптическим прицелом.

С этим выводом, сделанным комиссией Уоррена, согласились немногие. Всех интересовало, кто мог стоять за спиной молодого убийцы. Одно за другим последовали расследования Гаррисона, окружного прокурора из Нового Орлеана, комиссии Рокфеллера, независимых журналистов и другие. Среди потенциальных заказчиков убийства рассматривались Фидель Кастро, местная мафия, а также ЦРУ, недовольное внешней политикой президента, глава ФБР Эдгар Гувер и даже вице-президент Линдон Джонсон, мечтающий стать хозяином Белого дома. В числе подозреваемых, заинтересованных в убийстве президента США, фигурировал и СССР. И надо признать, что, учитывая биографию Ли Харви Освальда, для этого были все основания.

АМЕРИКАНСКИЙ МАРКСИСТ

Ли родился в Новом Орлеане 18 октября 1939 года. Рос без отца, учился в разных школах, рвения в учебе не проявлял. В 15 лет он вдруг увлекся марксизмом и даже собирался вступать в коммунистическую партию. В 17 лет Ли записался в армию. Осенью 1957 года морской пехотинец Освальд прибыл на военную базу в Японию. Служба там проходила спокойно, что вполне устраивало Ли. Но вскоре его взвод должны были отправить на Филиппины. А это уже в планы Освальда не входило, и он прибег к членовредительству — прострелил себе руку. Ему удалось убедить трибунал, что выстрел был случайным. Потом Ли ввязался в драку с сержантом. Снова трибунал, в результате понижение в звании, штраф и 20 дней воинской тюрьмы. Прослужив некоторое время и даже успев немного повоевать на Тайване в 1958 году, Ли вернулся в США и уволился из армии по семейным обстоятельствам, заявив, что его мать тяжело больна и требует опеки.

Однако, пробыв дома всего 3 дня, Освальд по туристской визе выехал в Европу. 15 октября 1959 года он был уже в Хельсинки, откуда отправился в Москву. На следующий день он впервые вступил на советскую землю и сразу заявил о желании остаться в СССР.

СОВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ

КГБ отказал Освальду, и тогда он инсценировал самоубийство — вскрыл вены на руке. Его спасли и разрешили остаться на год. Удовлетворенный молодой человек отправился в посольство США и отказался от гражданства. В письме брату он ругал американский империализм и хвалил СССР. Несмотря на это, в КГБ решили отправить американца куда подальше—в Минск. Там ему дали однокомнатную квартиру и определили на радиозавод, пока учеником, но с окладом, сопоставимым с директорским. Русского Ли практически не знал, но один из работников цеха сносно владел английским, он-то и стал переводчиком и куратором Ли, а заодно осведомителем КГБ. Поначалу каждый шаг Освальда тщательно контролировался, но его поведение не вызывало подозрений. Лишь однажды в Комитете слегка всполошились, когда Освальд купил ружье и вступил в стрелковый клуб. Правда, скоро выяснилось, что стрелок он никудышный и в мишень попадает крайне редко.

Постепенно к Освальду пришло разочарование: он понял, что марксизм в СССР «не тот», затосковал и в феврале 1961 года направил в посольство США заявление о желании вернуться на родину. В ожидании ответа отрадой для него стали вечеринки, танцы и свидания с девушками — преимущественно с блондинками. Как-то на танцплощадке Ли познакомился с Мариной Прусаковой. 19-летняя красавица работала фармацевтом в городской больнице и сразила Освальда наповал. Уже через месяц после знакомства он сделал Марине предложение, и через 12 дней, 30 апреля 1961 года, брак был зарегистрирован. А в феврале 1962-го у них родилась дочь. Так что теперь Освальду пришлось хлопотать о том, чтобы вернуться на родину всей семьей. Он боялся, что его могут не выпустить советские компетентные органы. Однако те, осознав бесполезность Освальда, беспрепятственно отпустили его — вместе с женой и ребенком. И 2 июня 1962 года они прилетели в Даллас.

СЕМЕЙНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Первые недели Освальды жили у брата Ли, а затем сняли квартиру в Форт-Уэрте. Супружеская жизнь, которая и в Минске не была безоблачной, в Америке совсем не заладилась. Освальд, терзаясь мыслями о том, что он неудачник, впал в депрессию и даже не пытался найти хоть какую-то работу. Отношения становились все напряженнее. Доходило до потасовок, в которых Марина нередко одерживала верх, после чего запирала Ли в кладовке, где он бился в рыданиях. Марина уже подумывала вернуться на родину и в марте 1963 года даже подала прошение в консульский отдел советского посольства, но получила отказ — без какой-либо аргументации. Писал в посольство СССР и сам Освальд — его последнее
письмо датировано 9 ноября 1963 года.

Ли страшно хотелось доказать жене, что на самом деле он мужественен и решителен. В январе 1963 года по поддельным документам он купил винтовку с оптическим прицелом. А 10 апреля в Далласе было совершено неудачное покушение на генерала Уокера, известного своими нацистскими взглядами. В тот же день, вернувшись поздно вечером домой, Ли рассказал, что это он стрелял в Уокера, а также заявил о своем намерении все-таки убить этого фашиста. Марина страшно разозлилась и потребовала выбросить из головы подобные мысли.

До убийства президента оставалось 225 дней. И всего на 2 дня больше оставалось жить самому Освальду.

ЧЕРЕДА СМЕРТЕЙ

Утром 24 ноября усиленная полицейская охрана вела арестованного Освальда к подземной парковке, чтобы посадить его в автомобиль и доставить к окружному судье. Неожиданно сквозь толпу репортеров пробился какой-то человек, выхватил револьвер, сунул дуло под ребро Ли и спустил курок. Скорчившись от боли, Освальд упал замертво. Полицейские скрутили стрелявшего, который и не думал оказывать сопротивление. Им оказался Джек Рубинштейн, владелец ночного клуба, известный в Далласе под кличкой Руби.

В марте 1964 года суд присяжных приговорил его к смерти. Однако адвокат, защищавший Руби, при поддержке общественности, смотревшей на убийцу Освальда чуть ли не как на национального героя, добился замены смертной казни пожизненным заключением. Правда, уже в январе 1967 года Руби умер от рака легких. По стране тут же поползли слухи, будто его устранили как опасного свидетеля. Но, возможно, Руби пошел на убийство Освальда, зная, что его собственные дни сочтены и терять ему, собственно, нечего. Как бы там ни было на самом деле, последовательная гибель обоих убийц и сегодня вызывает подозрения…

ТАСС УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ

Убийство Кеннеди произошло, когда в Москве уже был поздний вечер. Тут же в Кремль прилетела телеграмма от Добрынина — посла СССР в Вашингтоне: дипломат советовал руководству направить в США соболезнования, что оно и сделало. А уже по закрытым каналам посол отправил шифровку, в которой сообщил об аресте Освальда, напомнил его советскую эпопею и предположил, что в Америке теперь можно ожидать всплеска антисоветских настроений.

Тем временем в США для участия в похоронах Кеннеди вылетел первый заместитель главы советского правительства Анастас Микоян. И, только приземлившись в Вашингтоне, он узнал об убийстве уже самого Освальда.

В Кремле, не теряя времени даром, срочно принялись готовить проект заявления ТАСС «Об измышлениях некоторых американских газет», призванного резко осудить эти самые «измышления». Однако оно не понадобилось. Публикации заявления воспрепятствовал Микоян после беседы, состоявшейся у него в Вашингтоне с послом Томпсоном. Тот убедил его не поднимать лишнего шума и заверил, что американское правительство само предпочитает предать забвению это дело.

Обо всем этом мировая общественность узнала лишь в 1999 году, когда во время встречи «Большой восьмерки» в Кельне Борис Ельцин передал «другу Биллу» папку документов из закрытых советских архивов, касающихся убийства президента Кеннеди.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *