Дело о ядах — подозрения короля

Блестящий век Людовика XIVбыл омрачен так называемым дедом о ядах. Отравления при дворе нередко использовали для устранения противников и раньше. И вот, в 1670 г. после короткой мучительной болезни умерла жена брата короля, двадцатишестилетняя английская принцесса Генриетта (она же кузина Людовика). Сразу же пошли слухи о том, что принцессу отравили по приказу фаворита Филиппа Орлеанского шевалье де Лоррена. Более того, Мадам (таков был официальный титул королевских сестер) только что вернулась из дипломатической поездки в Англию, где вела переговоры со своим братом Карлом II Стюартом. Неудивительно, что встревоженный король приказал немедленно сделать вскрытие. Следов яда не нашли, однако обнаружили отверстие в желудке и пришли к выводу, что причиной смерти стало прободение язвы и вызванный ею перитонит.

Однако отравители в Париже в те времена развернули весьма активную деятельность. Тогда жил некий Годен де Сен-Круа, ученик итальянского токсиколога Эдиджио Экзили. Сен-Круа, как потом оказалось, снабжал ядами маркизу де Бренвилье, которая отравила своего отца и братьев. Сам Сен-Круа внезапно скончался, и после его смерти в доме нашли яды.

Дело закрутилось. Бренвилье бежала из Парижа, но ее настиг лейтенант полиции Дегре и арестовал. Маркизу после пыток казнили. Произошло это в 1676 г. Но все эти дела оказались мелочью по сравнению стем, что выяснилось несколькими годами позже. В 1677 г. полиция начала расследование по делу Катрин Монвуазен, по прозвищу Вуазен, то есть Соседка (по созвучию с фамилией). Она считалась колдуньей, к ней часто обращались женщины, которые искали способы прервать беременность, приготовить приворотное зелье или… избавиться от мужей.

Для следствия была создана специальная Огненная палата. У Катрин оказалось немало помощников. Некий аббат Гибур проводил в ее присутствии черные мессы. Саму Катрин схватили и после допросов и пыток сожгли на костре 22 февраля 1680 г. А после казни матери показания стала давать ее дочь Маргарита. И какие показания! Оказалось, что услугами отравителей пользовались дамы и господа из высшего света, в том числе графиня де Суассон — племянница кардинала Мазарини, воспитателя Людовика XVI,фактического правителя Франции во времена его детства.

К Мазарини Людовик был искренне привязан, другая его племянница — Мария, была первой любовью короля… Но главным для короля было другое — в числе обвиненных Маргаритой Монвуазен оказалась фаворитка Людовика Атенаис де Монтеспан.

Маргарита утверждала, что Атенаис посещала Вуазен, чтобы получить яд для устранения соперницы, приворотное зелье для короля, и даже участвовала в черной мессе, чтобы добиться своего при помощи колдовства. Сообщались отвратительные подробности: на обнаженное тело Атенаис укладывали живого младенца и убивали его. Для короля все это было страшным ударом. Он прожил с Атенаис более десяти лет, привязался к этой язвительной, но остроумной, красивой и живой женщине. Несмотря на периоды охлаждения, несмотря на других любовниц и постепенно зреющее чувство к Франсузе де Ментенон, Людовик продолжал считать Атенаис, мать его семерых детей, близким человеком.

Он приказал все тщательно расследовать, сохраняя дело в строжайшей тайне. Теперь существует множество гипотез о виновности мадам де Монтеспан. Например, многие считают что она не могла посещать парижскую колдунью без ведома короля, потому что за ней постоянно следили. Говорили, что Атенаис была набожна и поэтому не могла участвовать в черных мессах и вообще заниматься отравлениями. Действительно, кроме супружеской измены, внебрачной связи с королем и подозрений в контактах с Вуазен, эту женщину упрекнуть было не в чем. Разве что в остром языке, от которого многие страдали. Но в таком случае, многие могли хотеть отравить ее! Все же вышеприведенные аргументы неубедительны. Умная и ловкая маркиза вполне могла найти способ незаметно пробраться в Париж, и, к сожалению, набожность далеко не всегда служит гарантией невиновности. Но выяснилось, во-первых, что визиты Атенаис к Вуазен относились ко второй половине 1660-х гг., еще до того, как она стала фавориткой короля. В то время она могла просить яд для Луизы деЛавальер, место которой впоследствии заняла, и приворотное зелье. Приворотное зелье вполне возможно, но Луиза де Лавальер вовсе не была отравлена — она уступила место сопернице и удалилась в монастырь. Участие же Атенаис в черной мессе остается только недоказанным слухом.

Был, однако, и другой период, когда мадам де Монтеспан могла посещать Вуазен. В 1679 г. у нее появилась новая соперница — восемнадцатилетняя Анжелика де Скорай. Атенаис, правда, некоторое время не знала о своей немилости, а когда узнала, то в немилость впала уже сама Анжелика. Бедная девочка всего несколько месяцев пользовалась благосклонностью монарха, который охладел к ней, но одарил богатством и титулом герцогини. К тому времени она родила королю ребенка, вскоре умершего. Новоиспеченная герцогиня удалилась от двора, и через несколько месяцев скончалась. Опять слухи об отравлении, опять вскрытие и вывод о естественной смерти от абсцесса легких, вызванного осложениями после родов. Нам, в эпоху антибиотиков и развитой хирургии с соблюдением стерильности, легче поверить в отравление, чем в такие нелепые с нашей точки зрения смерти молодых женщин. Но в те времена, это, к сожалению, было обычным делом.

А что же Атенаис? Мы видим, что ей не было необходимости убивать брошенную королем фаворитку, у нее в то время появилась более серьезная соперница — Франсуаза Скаррон, маркиза де Ментенон, с которой король несколько лет спустя заключил морганатический брак. Но Ментенон не болела и спокойно дожила до глубокой старости, пережив и Монтеспан, и своего царственного супруга. Однако подозрения по поводу Атенаис имели основания. Колдунью Вуазен достоверно посещала ее камеристка и доверенное лицо Клод дез Ойе. Эта женщина тоже в свое время побывала в фаворитках и родила королю дочь. Были ли у нее основания пользоваться услугами отравителей? Во всяком случае, она подверглась допросу, но не была наказана и спокойно дожила свой век на свободе. В то время как многие несчастные навеки остались прикованными к тюремным стенам — в буквальном смысле, цепями. На костер попали 36 человек. А в 1682 г. Огненная палата была распущена. Со временем король отдалил от себя Атенаис де Монтеспан. Их дети были узаконены и получили статус принцев крови. Сама она оставила двор только в 1691 г. и умерла в монастыре в 1 707 г., покинутая всеми, кроме своего старшего законного сына от маркиза де Монтеспана.

В 1709 г. скончался начальник парижской полиции Николя де Ла Рейни, ведший дело о ядах. И король приказал сжечь все документы. Он не знал, что предусмотрительный полицейский офицер заранее все скопировал, и бумаги попали в руки историков, которые строят различные предположения об истинной роли маркизы де Монтеспан в деле отравителей.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *