Шведский моряк был штатным палачом у короля людоедов – Мир Знаний
Loading Posts...

Шведский моряк был штатным палачом у короля людоедов

Пик колонизации островов Тихого океана пришелся на XIX век. В Океанию плыли те, кто пытался сколотить капиталы на выкачивании ресурсов и ограблении аборигенов, те, кто искал в тропиках спасения от душной цивилизации, и те, кто руководствовался научными интересами. Чарли Сэвидж не относился ни к первым, ни ко вторым, ни к третьим. Он просто любил убивать…

О Сэвидже мы знаем немного. Известно, что по происхождению он был шведом, умел хорошо стрелять и имел авантюрный склад характера, служил матросом, но карьеры не сделал и особых успехов не добился. Непонятно, догадывались ли товарищи Чарли о скрытых качествах его натуры, но острова тропического рая раскрыли их в полной мере.

Робинзон с мушкетом

В 1807 году судно, на котором служил матросом Чарльз Сэвидж, потерпело крушение на архипелаге Фиджи. «Элиза» затонула недалеко от острова Наираи. Нескольким матросам, в том числе и Чарли, удалось не только спастись самим, но и вытащить с тонущего корабля мушкеты, порох и боеприпасы.

Таким образом горстка европейцев оказалась среди диких аборигенов, на совершенно диком острове с дикой кучей оружия. Именно здесь и наступил звездный час Сэвиджа. Выяснилось, что простой моряк обладает всеми качествами бесспорного лидера. Он оказался необычайно деятелен, практичен и решителен, а еще наделен храбростью на грани безрассудства. Кроме того, Сэвидж (здесь, вероятно, сказался опыт путешествий и способности к языкам) весьма неплохо освоил местное наречие.

Для жителей Наираи, никогда раньше не видевших белого человека, пришельцы были удивительной экзотикой, от которой совершенно неясно, чего ожидать. Этот вопрос Чарли Сэвидж и решил прояснить в самую первую очередь.

Взяв с собой запас пуль, пороха и десяток заранее заряженных мушкетов, он выбрал удобную позицию на окраине ближайшей деревушки, залег в кустах и открыл ураганный огонь на поражение. Оставаясь недосягаемым и неуязвимым, он одного за другим отстреливал селян, которые не только не имели возможности защититься, но даже не могли понять, что, собственно, происходит. Они слышали грохот, видели, как, обливаясь кровью, падает кто-то из родственников или соседей, а когда подбегали, чтобы помочь ему и узнать в чем дело, снайперский выстрел валил и их.

Читать:  Шуангоу - оружие китайских монахов

Стрелок продолжал хладнокровное целенаправленное избиение, пока вся деревенская площадь не оказалась завалена трупами. Он безжалостно перебил всех, кому не хватило ума просто бежать от убийственного грохота сломя голову. Конечно же, после жестокой расправы всемогущие белые боги приобрели статус опасной и непререкаемой силы, которой лучше беспрекословно подчиниться и дать все, что она потребует.

Убийство как призвание

Возможно, никто не узнал бы об этой жуткой и циничной охоте, но Чарли Сэвидж рассказывал о ней сам, причем не единожды, говорил об этом на каждом углу, каждому встречному-поперечному. Похоже, сам рассказ о бесчеловечной расправе доставлял ему извращенное удовольствие. По невероятному стечен и ю обстоятельств даже фамилия шведского головореза переводилась как «бешеный» или «дикий».

Любой грамотный промоутер знает: «плохая» реклама работает не хуже, а часто и лучше «хорошей». Слухи об опасном белом воине-полубоге начали распространяться по островам. На Наираи потянулись любопытные. Среди них оказался и вождь с острова Мбау. Хитрый расчетливый политик носил имя Науливу. Его островное «королевство» было совсем невелико, зато находилось поблизости от крупнейшего острова архипелага, Вити-Леву, а сам монарх был необычайно амбициозен и умен. С белыми людьми и их оружием он уже встречался, поэтому сразу предложил Сэвиджу взаимовыгодный «контракт». Чарли получает жилье, еду, женщин и прочие «плюшки», за что со своей командой выполняет военные заказы вождя.

Условия устроили обоих, и Сэвидж с радостью согласился пойти на службу к «Его Величеству».

Тот, кто представляет Фиджи того времени беззаботным райским местом, примечательным исключительно ожерельями из цветов и тропических фруктов, глубоко заблуждается. На самом деле архипелаг кипел военными и политическими страстями. На Фиджи было развито земледелие, имелась кастовая система, существовали даже ремесленные гильдии. Вожди островов правили подобно королям и постоянно воевали между собой, широко практикуя каннибализм и лелея планы создания империй.

Читать:  Ужасная Парисатида - персидская царица, обожала мучить людей

В результате, Сэвидж нашел на Фиджи родную ему стихию злодейства, а вождь-наниматель приобрел оружие массового поражения. Отряд европейских стрелков перебрался на Мбау. Люди Сэвиджа получили лучшую еду, лучшее, по фиджийским меркам, жилье и лучших женщин, все в неограниченных количествах. Сам же Чарли, сверх того, получил возможность «законно» убивать.

Война без правил

Следующие семь лет Чарли даже не пытался вернуться в лоно цивилизации, хотя возможности, видимо, появлялись. Словом, всех все устраивало.

«Король» посылал элитный отряд на разные острова решать проблемы с племенами, которые требовалось подчинить и обложить данью. И каждый раз Сэвидж был неизменно эффективен. Секрет его успеха крылся не столько в огневой мощи подразделения, сколько в том, что он не воевал по туземным обычаям. Для фиджийцев ведение битвы строго регламентировалось рядом правил и табу. Нельзя было начинать бой без приказа вождя, который, между прочим, считался персоной неприкосновенной и мог стоять в гуще сражения, зная, что простые воины на него напасть не посмеют. Сэвидж плевал на условности и первыми же выстрелами «валил» вождя и его свиту. По правилам воевать разрешалось лишь в определенные месяцы. Отряд Чарли нападал, не сверяясь с календарем. Фиджийская война превращалась в бойню.

Под раздачу шли не только туземные табу, но и христианско-европейские нормы. Судя по разным источникам, Сэвидж жил на Мбау как стопроцентный дикарь, имел полигамный брак с множеством жен и даже, в соответствии с местным этикетом, регулярно причащался человечиной.

Науливу же за семь лет райской жизни, стал одним из сильнейших вождей архипелага, покорив десятки племен и распространив влияние на множество островов.

Последнее блюдо наемника

Так продолжалось вплоть до 1813 года, пока на Фиджи не приплыл корабль «Охотник». На этот раз Сэвидж все-таки решил вернуться домой. Неизвестно, что заставило его сделать такой выбор. Может, ему надоел массовый отстрел туземцев, прискучил гарем коричневых красавиц, которых при случае можно было съесть, обрыдла кава и плоды манго, может, он соскучился по церковным мессам, а может, его одолела ностальгия? Хотя, на самом деле, причина, видимо, состояла либо в размолвке с Науливу, либо в том, что за семь лет Сэвидж накопил такое число кровников, что пришла пора «делать ноги».

Читать:  Драть три шкуры. Пушнина на Руси была и деньгами, и главным продуктом экспорта

Белый наемник попросил отставку у своего туземного босса и сообщил капитану «Охотника», что жаждет эвакуироваться с острова как можно скорее. В назначенный срок старпом Питер Диллон на нескольких шлюпках прибыл в условленное место, в котором, как оказалось, и моряков, и отряд Сэвиджа ждал неприятный сюрприз из нескольких тысяч обиженных фиджийцев, каждый из которых жаждал оторвать от Чарли кусочек на память.

Понимая, что путь к шлюпкам отрезан, европейцы заняли оборону на вершине холма. Прикрыться именем Науливу они уже не могли, но капитан «Охотника» предусмотрительно взял нескольких заложников из семьи местного вождя.

Осажденные решили попытаться договориться. Вести переговоры вызвался Сэвидж. Надеясь на свой авторитет и знание языка, он спустился с холма, но дипломатия дала сбой. Началась потасовка, и разъяренные туземцы просто забили переговорщика дубинами.

Так бесславно закончил свою жизнь шведский стрелок и авантюрист Чарльз Сэвидж. Судя по тому, что история фиджийского кондотьера получила известность, его товарищи все же смогли попасть на «Охотник» и вернуться на родину. Чарли же попросту съели, как было принято в тропическом раю.

В 1850-х годах вождь Такомбау, добившийся контроля над всем архипелагом, принял христианство и повсеместно запретил каннибализм на Фиджи. Давно забылись те далекие времена, а имя Чарльза Сэвиджа, наверное, перекочевало в разряд страшных сказок, которые потомки людоедов рассказывают на ночь своим детям.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...