Норы и убежища корсака — Мир Знаний

Норы и убежища корсака

Корсак — относительно слабый зверек, имеющий много врагов, поэтому в открытых ландшафтах он вынужден укрываться в норах и других убежищах. Норами же корсак пользуется, спасаясь от низких или очень высоких температур. Корсак плохой землерой и не может рыть в плотном грунте. Поэтому он приспособился к обитанию в чужих норах: сурков — байбака и тарбагана, и крупных сусликов — желтого, рыжеватого, краснощекого. В ходы нор сурков он проникает свободно, жилища же сусликов ему приходится расширять. Реже он занимает брошенные норы лисиц и барсуков и лишь в мягком песчаном или глинисто-солонцеватом грунте роет самостоятельно несложные и обычно неглубокие норы. Так, в Барабинской лесостепи жилища этого зверька просты по устройству. Они имеют 1—4 входа и не идут глубже 1 м. В центре ходов или на их конце устраивается гнездовая камера, не имеющая подстилки в течение круглого года. В лесостепи для своих убежищ корсак приспосабливает жилища краснощекого суслика, расширяя их, или селится в старых норах лисицы и барсука. Сам он там роет лишь неглубокие с коротким ходом убежища, называемые охотниками «дневки». Их он использует только летом для отдыха и прячась от опасности. В теплое время года часто отдыхает, ложась под куст, или в траве. Зимой, застигнутый бураном в степи вдали от норы, корсак ложится в углубление, вырытое в сугробе снега, и дает себя занести. Изредка прячется в стогах соломы или сена. Во время метелей из норы не выходит по 2—3 дня.

В степях Северо-Казахстанской области корсак приспосабливает нору суслика или сурка. Глубина нор здесь 40—150 см, что объясняется близостью грунтовых вод и высоким снежным покровом зимой. В Советском районе в 1,5 км от оз. Чаглы, в полынково-злаковой степи выводковая нора корсака имела два выхода, общая длина хода 4 м с отнорками 70 и 200 см. Наибольшая глубина залегания хода всего 40 см. Размер гнездовой камеры 30х40 см; подстилка в ней отсутствовала. На поверхности между входами зверьки выбили небольшую площадку, называемую охотниками «точкой».

В полупустыне Центрального Казахстана близ р. Куланутмес из 38 нор большинство располагалось на вершинах увалов, часть на пологих склонах и небольшое количество на дне долин. Входы в норы чаще ориентированы на северо-северо-восток или северо-запад и лишь в единичных случаях на юго-восток и в других направлениях. Диаметр входов изменяется от 20 до 30 см и в среднем ранен 22 см. 30 нор (79%) имели лишь по одному входу, с двумя входами было 2, с тремя —4 и с четырьмя — только 2. Большинство нор простые и имели лишь один ход, заканчивавшийся камерой. Сложные норы с несколькими входами и отнорками встречались редко. Длина хода колебалась от 140 до 450 см, в среднем же была равна 240 см (по 12 норам). Наибольшая глубина залегания ходов изменялась от 55 до 115 см и в среднем равнялась 79 см (по 11 норам). Верхняя часть хода норы проходила через мягкую суглинистую почву, камера же всегда располагалась в очень твердом загипсованном слое глины, которую приходилось рубить топором. Все норы устроены на местах старых убежищ сусликов. Камеры имели размер 40х30 см. Ни в одной из них подстилки в начале августа не найдено.

Почва, выброшенная зверьками из норы, не образует перед ней высокого бугра продолговатой формы, как это наблюдается у нор лисиц, а разравнивается вокруг входа. Благодаря этой особенности заметить нору корсака труднее, чем нору лисицы. Вокруг выводковой норы бывает много экскрементов как взрослых зверьков, так, особенно, молодых. Кроме того, в нескольких метрах от входа в ямках имеются специально устроенные 2—4 «уборные». Возле многих нор в стороне от них имелось по 1—4 «точка», на которых играли корсачата. В трех случаях жилища располагались группами по 3—4 норы в каждой, причем одно убежище от другого отстояло на 40—500 м; они были связаны между собой тропами. Такие группы норпринадлежат одной семье. В районе оз. Кургальджин в долине реки все норы корсаков также располагались группами на возвышенностях, не затопляемых талыми водами. В других же местах встречались одиночные норы, большей частью нежилые.

В 100—300 м от выводковых нор иногда встречались временные норы- «дневки» с длиной хода от 50 до 120 см, камер в них не было. В начале августа в 12 норах и 4 «дневках» было найдено 7 молодых зверьков; в одной норе —2, а в остальных — по одному. Обычно нежилых нор бывает 70—80%

В полупустыне корсак пользуется норами в течение всей зимы. Вход в нору всегда расчищен от снега, который образует небольшой холмик. В начале зимы нора часто имеет несколько расчищаемых входов, но к ее середине корсак очищает от снега лишь один ход. Нора, раскопанная в районе оз. Кургальджин в середине зимы, имела длину хода в 2,5 м и глубину 1,5 м. На расстоянии 40 см ход был покрыт изморозью, далее же шла талая земля.

В Бетпак-Дале корсак строит более сложные норы, чем в степи и полупустыне, что, возможно, связано с неглубоким снежным покровом зимой, высокими температурами воздуха летом и легким грунтом, хорошо поддающимся рытью. Норы здесь располагаются на пологих склонах увалов или на ровных плато. Из шести нор одна имела 3 входа, две — по 6, остальные — 8, 10 и 14 входов. В норе стремя входами на ровной площадке среди зарослей боялыча жила семья с 5-ю молодыми. Вторая нора была вырыта на пологом южном склоне, поросшем полынью и боялычем, у небольшого солончака, в 300 м от хака с водой. Она имела 14 входов, расположенных на участке диаметром 7 м. Ходы шли к гнездовой камере, находившейся на глубине 120 см. В 70 м находилась другая нора с шестью входами и площадкой, сильно выбитой игравшими корсачатами. Семья этих зверьков пользовалась одновременно двумя норами, причем в норе с 14 входами жила пара родителей, а в норе с шестью входами —8 молодых.

Группа из трех нор находилась на слабо волнистой глинистой равнине, поросшей полынью. Первая имела 18 входов и была нежилой. В 40 м от нее находилась вторая нора с б-ю входами, использовавшаяся лишь временно. В 20 м от последней находилась третья — жилая с 6-ю входами. В ней на глубине 125 см располагалась гнездовая камера, в которой поймана взрослая самка и три молодых зверька. Возле норы имелись два выбитых «точка». В ходах норы нашли трупы пяти средних сусликов, сильно разложившиеся и с массой личинок мух, остатки малого тушканчика, жаворонков и пустынных каменок. У входа в нору экскрементов было мало, но здесь найдены остатки трех средних сусликов, двух восточных удавчиков, нескольких жаворонков и пустынных каменок. В небольшом отнорке обнаружено 12 скорпионов. Сложной, с шестью входами, оказалась и нора на солончаке на окраине песков Таукумы.

Группами располагаются норы корсака и на Северном Кавказе. В этом районе с песчаной подпочвой зверькам было легко рыть норы, и они устраивали их весьма обширными. Каждая сложная нора со многими глубоко лежащими ходами занимала площадку, имевшую будто бы диаметр около 40—60 м. Иногда такие норы располагались близко одна от другой. Эти сложные норы получили у охотников название «корсачьих городков». Считали, что их населяют многие зверьки, которые жили как бы колонией. Если такие обширные норы действительно существовали, они заселялись, как правило, одной семьей, состоящей из пары взрослых зверьков и их выводка.

На острове Барса-Кельмес в Аральском море корсаки селились в норах желтого суслика, соответственно их расширяя. Длина хода их достигала 4 м, а глубина залегания 1—1,5 м.

В степях юго-восточного Забайкалья и северной части Монгольской Республики корсак селится почти исключительно в заброшенных норах сурка-тарбагана. Норы тарбагана корсак не расширяет. Часто посещают корсаки и занятые норы тарбаганов. В юго-восточном Забайкалье в течение шести теплых месяцев в среднем в каждой нежилой норе вылавливали: в 1947 г.—0,6 корсака, в 1948 г.— 0,2 и в 1949 г.—0,1 зверька. В Монгольской Республике корсак иногда селится и в норах даурского суслика, расширяя их. Найденные здесь пять нор имели от 1 до 5 входов. Выводковая нора имела один вход и гнездовую камеру 40х30 см без подстилки.

Таким образом, в глинистых степях и полупустынях норы корсака сравнительно просты и обычно неглубоки. В бесснежных пустынях, особенно в областях с мягким грунтом, норы бывают особенно сложными, а гнездовая камера располагается глубоко. Гнездовые камеры располагаются также глубоко в юго-восточном Забайкалье и Монгольской Республике, где зимы очень суровы, а снега мало. Корсак не выстилает травой гнездовые камеры. Везде корсаки устраивают свои норы на равнинах и на некрутых склонах увалов и холмов. В оврагах, на крутых склонах и в зарослях нор не бывает.

Норы корсака используют многие сожители. В жилых норах многочисленны паразиты (блохи) и нидиколы (мухи, жуки и др.). Находили там и скорпионов. В брошенных норах гнездятся утки-пеганки (Tadorna tadorna), красные утки (Tadorna ferruginea). Встречали там степных гадюк (Vipera ursini) и других рептилий.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях