Лидия Тимашук — главная доносчица страны

Эту женщину молва превратила в главную доносчицу Советского Союза послевоенного времени (общее первое место народ безоговорочно отдавал Павлику Морозову). В начале 1950-х годов власти восхваляли врача-кардиолога Лидию Феодосьевну Тимашук за мужественное разоблачение врачей-убийц, которые по заданию западных спецслужб якобы травили руководство страны. Ей торжественно вручили орден Ленина, ее бдительность ставили в пример. Но уже через несколько месяцев орден пришлось вернуть — а высочайшие похвалы сменились обвинениями в очернительстве и клевете.

Лекарства из сельской аптеки

Процесс «врачей-убийц» (они же «безродные космополиты»), как и все другие крупные события, происходившие в тот период в стране, неразрывно связан с именем «вождя народов» товарища Сталина.

В начале 1950-х годов здоровье главы СССР, перешагнувшего 70-летний рубеж, значительно ухудшилось. Это, конечно же, не укрылось от его «верных» соратников. Вокруг главного кремлевского кресла шла скрытая борьба за будущее лидерство. Сталин ощущал это и предпринимал свои меры, стараясь отделить от власти наиболее ретивых — Берию, Молотова, Кагановича, Ворошилова, одновременно выдвигая на первые роли послушных и покладистых Булганина, Маленкова, Хрущева.

Диагнозы кремлевских докторов не радовали вождя. В частности, кардиолог Михаил Коган советовал ему побольше отдыхать. А личный врач Владимир Виноградов, поставив диагноз прогрессирующий атеросклероз мозга, вообще рекомендовал отказаться от политической деятельности и уйти на покой.

Сталин боялся, что с подачи врачей его могут отстранить от власти по состоянию здоровья — примерно так, как он в свое время проделал с Лениным. По воспоминаниям начальника личной охраны вождя генерала Николая Власика, Сталин даже просил покупать ему лекарства не в кремлевской, а в отдаленной сельской аптеке — из-за боязни, что ему подсунут отраву.

Неприязнь вождя к врачам сопровождалась его антисемитизмом. Как известно, Советский Союз приложил немало усилий, чтобы на карте мира появилось государство Израиль — и рассчитывал на то, что оно станет верным ближневосточным союзником. Но на практике вышло иначе — еврейское государство в условиях холодной войны стремилось к самостоятельности и защите своих интересов. В этом плане для него гораздо перспективнее были хорошие отношения с США.

Среди кремлевских врачей большинство составляли евреи. Сталин автоматически переносил на них болезненное недоверие, связанное с крупным провалом во внешней политике.

«Безродные космополиты»

Термин «безродный космополит» в политическую лексику того времени ввел член Политбюро ЦК Андрей Жданов, отвечавший за идеологию государства. Так, он в 1948 году в одной из своих речей заклеймил писателей и ученых, которые называли себя «гражданами мира». Когда-то академик Лысенко, боровшийся с генетиками, утверждал, что существует коммунистическая, то есть советская наука — и буржуазная, то есть зарубежная. В ответ его противники утверждали, что наука может быть только единой, и человек, который ею занимается, является гражданином мира. Жданов обозвал таких ученых космополитами и добавил к ним других представителей интеллигенции.

Читать:  Вторжение Германии в Данию и Норвегию

Большинство этих людей носили еврейские фамилии, и кампания носила ярко выраженный антисемитский характер. Евреев повсеместно стали понижать в должностях, увольнять с работы, не принимать в институты.

18 ноября 1950 года органы госбезопасности арестовали известного московского кардиолога Якова Этингера — кто-то донес, что он назвал Сталина чудовищем.

Следователь-полковник Михаил Рюмин (прозванный «кровавым карликом» за низкий рост и пытки задержанных) доложил министру госбезопасности Абакумову, что через Этингера можно выйти на «разветвленный сионистский заговор». Абакумов приказал не выдумывать и поскорее заканчивать пустяковое дело. А чтобы Этингер сознался, посоветовал посадить его в холодный карцер.

Там профессор простудился и умер в марте 1951 года. Рюмин понял, что это его шанс. Он через секретаря ЦК Георгия Маленкова передал Сталину письмо, что его начальник намеренно замучил человека, владевшего важной информацией, и не дал раскрыть законспирированную группу врачей, выполняющих задания иностранных агентов.

Абакумова арестовали и расстреляли. Главой ведомства назначили бывшего партаппаратчика Семена Игнатьева, Рюмин стал его заместителем.

Сталин потребовал от нового руководства вплотную заняться врачами-космополитами. Однако никаких улик у органов госбезопасности не было. Дошло до того, что вождь сказал Игнатьеву: «Если не вскроете террористов, американских агентов среди врачей, то будете там же, где Абакумов» — после чего тот слег с сердечным приступом.

И тут Рюмину повезло. Он отыскал в архивах старые письма кремлевского кардиолога Лидии Тимашук с обвинениями четырехлетней давности.

Диагноз товарища Жданова

Лидия Феодосьевна (ее также называли Лидия Федосеевна) работала в лечебно-санитарном управлении Кремля с 1920-х годов. В августе 1948 года она снимала кардиограмму у одного из руководителей страны — уже упомянутого Андрея Жданова.

Тимашук поставила диагноз: инфаркт миокарда. Однако профессора Егоров, Виноградов и Василенко, лечившие Жданова, с медиком младшего ранга не согласились. Больному было назначено лечение, прямо противопоказанное при инфаркте. Лидия Феодосьевна написала записку вышестоящему начальству — а поскольку лечебно-санитарное управление Кремля подчинялось министерству госбезопасности, то документ ушел туда. Но в МГБ посчитали, что с медицинскими вопросами должны разбираться врачи, и переправили записку тому же профессору Егорову, который был начальником лечебно-санитарного управления Кремля.

Читать:  Остров бессмертных Авалон

Начальник решил конфликт просто: понизил Тимашук в должности и перевел из центральной больницы во вторую поликлинику, где лечились не главные лица страны, а пациенты ниже рангом.

Жданов через три дня скончался — и именно от инфаркта. Лидия Тимашук написала новую записку, жалуясь на несправедливые действия по отношению к ней и на то, что ей в категоричной форме предложили подписать заключение о смерти, не указывая, что причиной был инфаркт миокарда.

По некоторым данным, тогда с этой запиской ознакомился сам Сталин — и приказал, ничего не предпринимая, сдать ее в архив.

Игра в разоблачение

Как видим, в записках Лидии Тимашук вообще не упоминается еврейских фамилий. Но следователя Рюмина это не смутило. Он выяснил, что профессор Виноградов был приятелем Якова Этингера. Дальнейшее стало делом техники. В поле подозрений попали сотрудники и консультанты Кремлевской больницы академик Мирон Вовси, профессор Михаил Коган (он умер в 1951 году и был причислен к группе «врачей-убийц» посмертно), профессор Элиазар Гельштейн и другие. Запуганные врачи под пытками давали нужные показания, очерняя друг друга.

Рюмин торжествовал — хотя, как выяснилось, зря. В ноябре 1952 года, в самый разгар следственных действий, его по прямому указанию Сталина уволили из МГБ и перевели рядовым сотрудником в министерство госконтроля. По мнению вождя, расследование шло слишком медленно. Позже, в 1954 году, Рюмина арестуют и расстреляют за применение «запрещенных советским законом приемов следствия» и деятельность скрытого врага советской власти.

Но в МГБ хватало других «профессионалов». Только в Москве по «делу врачей» было арестовано 37 человек — 28 медиков и их родственники. 13 января 1953 года в газете «Правда» напечатали большой материал под заголовком «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей». Медиков обвиняли в том, что они по заданию империалистических государств и международного сионизма убили Жданова и намеревались умертвить Маленкова, Берию, Сталина и других руководителей государства.

Читать:  Заговор против Хрущева - как свергали «Кукурузника»

Статья стала сигналом к травле и арестам врачей — представителей еврейской национальности во многих других городах страны (к примеру, медиков И. Лившица, Г. Благмана и др. обвинили в смерти директора Магнитогорского металлургического комбината).

Через неделю, 20 января, Лидия Тимашук была награждена орденом Ленина «за помощь, оказанную Правительству в деле разоблачения врачей-убийц». Ее поступок разбирался на собраниях в трудовых коллективах медиков. В результате выведение на чистую воду «врачей-отравителей» на какое-то время стало главным занятием многих работников данной сферы (особенно тех, кто считал себя несправедливо обиженным). За решеткой оказалось огромное количество врачей — причем не только еврейской национальности, но и просто попавших под горячую руку ретивых исполнителей.

По иронии судьбы

Чем в итоге могло бы закончиться «дело врачей», осталось неизвестным. Начало громкого процесса назначили на 5 марта 1953 года. Но именно в этот день по странной иронии судьбы умер Сталин. Его наследникам, триумвирату Маленков — Хрущев — Берия, хотелось поскорее показать, насколько они добры и человечны по сравнению с вождем-диктатором. Уже 3 апреля 1953 года все арестованные по «делу врачей» были освобождены и полностью реабилитированы, а на следующий день Лидию Тимашук лишили ордена Ленина: раз не было врачей-убийц, значит подвиг не засчитан. Правда, в 1954 году Лидию Феодосьевну за долгую и безупречную службу наградили орденом Трудового Красного Знамени.

Была ли она виновата в том, что в глазах населения страны на всю жизнь осталась доносчицей? Сама Лидия Феодосьевна утверждала, что просто хотела справедливости и ничего не имела против врачей-евреев. А Никита Хрущев в знаменитом докладе на XX съезде КПСС в 1956 году назвал ее «негласным сотрудником органов госбезопасности». Логика истории такова, что лавры получают только победители, а проигравшим достается позор.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
21
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

3
Оставить комментарий

avatar
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
Андрей СергеевГлавный ПёсъЕмиль Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Емиль
Гость
Емиль

сука ! как сейчас уебки педросовцы

Главный Пёсъ
Участник
Главный Пёсъ

Тимашук-то сама по себе действовала из лучших побуждений. Никого расстреливать или сажать она не стремилась. Просто ей, неплохому врачу, казалось, что методы лечения, применяющиеся к кремлёвским вождям, неправильные. Но слушать её никто из коллег не захотел, профессора академики, светила тогдашней медицины, просто от неё отмахивались, мол, ты тут никто, мы лучше знаем. Она и написала «куда надо» — это была обычная практика того времени. Она, похоже, потом уже и сама не рада была, что так вышло.

Андрей Сергеев
Участник
Андрей Сергеев

Абакумов был растрелен в декабре 1954 и не по делу врачей.