Бехтерева отравили из-за диагноза Сталину?

24 декабря этого года исполнится 90 лет co дня внезапной и загадочной смерти выдающегося русского ученого академика Владимира Михайловича Бехтерева. Многие не сомневаются, что он был убит из-за того, что узнал тайну «неприличных» болезней вождей революции.

Очень странная смерть

Вокруг скоропостижной загадочной смерти академика Бехтерева ходило немало слухов. В официальную версию — отравление консервами — с самого начала никто не верил. Владимир Михайлович обладал богатырским здоровьем и колоссальной работоспособностью, трудно было поверить, что он мог вот так внезапно умереть из-за употребления каких-либо продуктов. Что же случилось в тот злосчастный вечер 23 декабря 1927 года?

Известно, что ученый приехал в Москву на съезд психиатров и невропатологов. Еще до отъезда он получил телеграмму, в которой его просили по прибытии в Москву связаться с Лечебно-санитарным управлением Кремля. Академика уже не раз привлекали к консультациям по поводу болезней и недомогании вождей революции. Так, например, в 1923 году он как невропатолог два раза консультировал В. И. Ленина, поэтому очередной вызов в Кремль не вызвал у него ни волнения, ни удивления.

22 декабря Бехтерев посетил Кремлевское управление, где вынужден был задержаться. Появившись на съезде с опозданием, на вопрос о его причине он якобы ответил: «Да смотрел тут одного сухорукого параноика». Некоторые даже утверждали, что это он сказал буквально за дверью кабинета, где производил осмотр Сталина. 23 декабря академик с супругой были в Большом театре, где они смотрели «Лебединое озеро». В антракте Бехтерев что-то съел в буфете; по словам А. В. Ильина, это были две порции мороженого. Однако, если верить другим свидетелям, в перерыве к ученому подошли двое незнакомцев, которые пригласили его за соседний столик, чтобы выпить вместе с ними. Бехтерев покинул театр сразу
после второго действия, а уже ночью у него начались сильные боли в животе и диарея.

К академику срочно вызвали врачей. Бехтерева посетил известный терапевт профессор Д. А. Бурмин, который поставил ему диагноз «кишечное заболевание» и сделал назначение необходимых лекарств. После визита врача и приема лекарств Бехтереву явно полегчало, но, увы, ненадолго. К семи вечера 24 декабря у ученого возникли проблемы с сердцем, пришлось снова вызывать докторов. На этот раз к нему прибыли профессор Бурмин, профессор Шервинский и еще ряд известных медиков. Консилиум врачей подтвердил ранее поставленный диагноз, но, к сожалению, лечение оказалось безрезультатным, интоксикация организма шла ускоренными темпами, ученый начал терять сознание. Без четверти одиннадцать вечера у Бехтерева появилась сонливость, а через час он скончался. Ему поставили диагноз — паралич сердца.

На следующий день нарком здравоохранения Семашко провел специальное совещание, посвященное смерти академика Бехтерева, на котором присутствовали известные медики и ученые. На этом совещании огласили последнюю волю умершего: мозг передать в Институт мозга для исследований, тело подвергнуть кремации. Родные ученого, все как один, выступали против кремации, однако вдова настояла на этом, говоря о необходимости выполнения воли покойного.

Первоначально прах великого ученого хранился в Институте мозга, потом его перемещали с места на место и только в 1970 году предали земле на Литературных мостках Волкова кладбища Ленинграда. А вот банка с мозгом Бехтерева таинственным образом исчезла. Все попытки Натальи Петровны Бехтеревой узнать, где находится мозг ее деда, оказались тщетны.

Он слишком много знал…

Так уж получилось, что причиной смерти В. М. Бехтерева стали считать якобы сказанные им слова о диагнозе Сталина — «сухорукий параноик». Эта версия явно пришлась по вкусу журналистам и получила наибольшее распространение, хотя никак не подтверждается документально. О версии об отравлении Бехтерева по приказу Сталина в свое время негативно высказался заведующий кафедрой психиатрии Военно-медицинской академии профессор А. А. Портнов. Он заявил: «Этот детективный сюжет кажется мне неправдоподобным — так не травят. Что касается легендарной фразы, то Бехтерев, я уверен, не мог ее сказать. И вовсе не потому, что испугался бы расправы. Владимир Михайлович действительно отличался очень большой смелостью. Но он был еще и человеком высочайшей культуры, который не позволял себе оскорблять людей, тем более за глаза. Сухорукий параноик… Так сказать о пациенте не может даже начинающий психиатр».

Еще одна менее известная версия говорит о том, что Бехтерева убили из-за его диагноза Ленину. «Предположение, что мой прадед был убит, это не версия, а вещь очевидная. Его убили за диагноз Ленину — сифилис мозга», — так в свое время заявил правнук Бехтерева Святослав Медведев. Такой диагноз, без сомнения, разрушал активно культивируемый в то время миф о величии вождя революции.

Кроме того, к тому времени Григорий Зиновьев, в свое время содействовавший возвышению Сталина, теперь вел с ним борьбу за власть. Он собирался обвинить Сталина в отравлении Ленина. Известно, что сам Сталин рассказывал, как Ленин просил его достать ему цианистый калий. В 1939 году в своей статье Троцкий писал, что Сталин пытался получить санкцию его, Троцкого, а также Зиновьева и Каменева на передачу Ленину яда, но ему было отказано.

Но при чем тут Бехтерев? Предполагают, что ученого, дважды обследовавшего Ленина, Зиновьев хотел использовать в качестве свидетеля. Ведь слово всемирно известного авторитетного ученого могло стать весомым аргументом в его попытке свалить Сталина с политического Олимпа. Пишут даже, что он оказывал определенное давление на ученого. Правда, вряд ли ему удалось бы втянуть Бехтерева в свои политические разборки, а вся интрига, затеянная Зиновьевым, оказалась бесплодна, и в конце концов он был расстрелян в 1936 году.

Высказывалось предположение, что к отравлению Ленина был непосредственно причастен Г. Г. Ягода. Прямые намеки на это есть в книге Ива Дельбарса «Подлинный Сталин». Тут возникает еще одна версия убийства знаменитого ученого. Дело в том, что в ряде публикаций вторая жена ученого Берта Яковлевна Бехтерева, по первому мужу Гурджи (ур. Арэ), преподносится как племянница Ягоды, который имел в своем распоряжении лабораторию по составлению различных ядов. Мне встречались сведения, что в этой лаборатории специально разрабатывались яды, отравление которыми диагностировалось бы как естественная смерть от той или иной болезни.

Так вот, в свое время, выступая по телевидению, Наталья Петровна Бехтерева заявила: «У нас в семье всем было известно, что отравила Владимира Михайловича его вторая жена…» Известно, что ученый в возрасте около 70 лет женился вторым браком на Берте Яковлевне, с которой до этого был близок около десяти лет, причем произошло это именно в том роковом для академика 1927 году. Именно Берта Яковлевна категорически настаивала на кремации тела ученого, когда все его родственники были против. Можно предположить, что таким образом она хотела «замести следы», ведь вместе с телом исчезали все следы отравления.

Однако, на мой взгляд, жена ученого, скорее всего, не имела никакого отношения к его смерти. Во-первых, не найдено никаких подтверждений какого-либо родства латышки Берты Яковлевны с Генрихом Ягодой (имя при рождении — Енох Гершевич Иегуда). Во-вторых, в пользу ее невиновности говорит тот факт, что она прожила еще десять лет после смерти мужа. Если бы она являлась исполнителем отравления, ее, несомненно, вскоре бы убрали. В-третьих, она питала явную симпатию к своему мужу и вместе с сыном академика была арестована в 1937 году, оба были расстреляны. Полагают, что Сталин, затаивший злобу на Бехтерева, таким образом отомстил ему даже через 10 лет после его смерти.

«Идеологическое оружие» для Сталина

В заключение стоит остановиться еще на одной довольно необычной версии, автором которой является писатель Глеб Анфилов. В свое время, давая интервью корреспонденту журнала «Техника молодежи» Рудольфу Баландину, он предположил, что убийство ученого было связано с его разработками «идеологического оружия». Общаясь с бывшими сотрудниками и учениками Бехтерева, писатель узнал, что в этой области исследований тогда образовалось два главных направления. Первое заключалось в передаче мыслей и эмоций на расстоянии, это называется телепатией. А вот второе предусматривало применение для внушения массам определенной идеи обычную радиосеть или микрофон. По сути дела, данное оружие превращало собственный народ в послушную толпу, обожающую вождя и ловящую каждое его слово, воспринимая все сказанное им без каких-либо сомнений.

Как раз в начале 1927 года один из руководителей исследований внезапно исчез. Полагали, что он сбежал в Германию, причем вместе с бумагами о секретных разработках. Возможно, именно этой утечкой можно объяснить определенную схожесть политических ситуаций в предвоенных Германии и России: немцы «фанатели» от своего фюрера, наши — от Сталина. После побега сотрудника Бехтерев, без сомнения, попал в поле зрения ОГПУ. Как считает автор версии, его вполне могли устранить, ведь «идеологическое оружие» уже было создано и апробировано. Кстати, автор этого необычного предположения о причине смерти великого ученого писатель-фантаст Глеб Анфилов прожил всего 48 лет. Он скончался от внезапной остановки сердца 4 августа 1971 года.

После смерти академика Бехтерева так и не всплыли какие-нибудь документы и свидетельства, позволяющие с большой долей вероятности остановиться на одной из версий его убийства. Вряд ли они появятся в будущем, ведь спецслужбы умеют заметать следы.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *