Loading Posts...

Второе лицо

Тридцать лет назад, в конце декабря 1990 года, в Советском Союзе был введен пост вице-президента СССР. Полгода спустя аналогичный пост появился и в России. Идея с заимствованием должности из американской конституции не принесла ничего хорошего ни тем, кто ее занимал, ни стране в целом.

Первым и, как потом оказалось, последним вице-президентом СССР стал Геннадий Янаев. Занявший пост второго человека в распадающемся на глазах Советском государстве, Янаев был, пожалуй, одной из самых слабых фигур не только в тогдашнем Политбюро ЦК КПСС, но и во всем окружении Михаила Горбачева.

Генная инженерия

Впрочем, тогда – в декабре 1990-го – единственный в истории президент СССР в этом признаваться не хотел. Напротив, всеми средствами продавливая своего протеже на вновь создаваемый пост, Горбачев охарактеризовал Янаева как «зрелого политика, способного участвовать в обсуждении и принятии важных решений государственного масштаба».

Работа по продвижению «Гены», как называли Янаева в ближайшем окружении Горбачева, требовала от президента серьезных усилий. Янаев, по отзывам коллег, был очень неплохим человеком. Однако не имел сколько-нибудь значимого политического веса.

Окончив Горьковский сельскохозяйственный институт, он сначала продвигался по комсомольской линии, достигнув в 1966 году поста первого секретаря Горьковского областного комитета ВЛКСМ. Потом стал председателем Комитета молодежных организаций СССР, а в 1980-м – заместителем председателя президиума Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами. В период горбачевской перестройки делал карьеру в профсоюзном движении, в 1990-м занял пост председателя ВЦСПС. В том же году был избран членом ЦК КПСС и Политбюро ЦК, стал секретарем ЦК по международным вопросам.

Политолог Александр Ципко, долгое время работавший в аппарате ЦК КПСС и знакомый с Янаевым с 1966 года, охарактеризовал его как «хорошего аппаратчика, человека традиционных советских взглядов, верного своему слову, государственника». По мнению Ципко, выдвигая Янаева на пост вице-президента, Горбачев «совершил трагическую ошибку: он нашел фигуру, связанную с аппаратом, но неприметную и незначимую». Ципко полагает, что, «если бы в вице-президенты Горбачев взял более влиятельного политика, например Егора Строева или Евгения Примакова, не было бы никакого ГКЧП, так как сильный вице-президент не перешел бы на сторону путчистов»…

Но сильный вице-президент в тот момент Горбачеву был не нужен. Ему было важно, чтобы второе лицо даже помыслить не могло о том, чтобы составить конкуренцию первому лицу. Конкурировать с Михаилом Сергеевичем Геннадий Иванович и не собирался.

Тем не менее выборы вице-президента на IV Съезде народных депутатов СССР обернулись скандалом. Для избрания Янаеву требовалось получить 1120 голосов, однако «за» проголосовали только 1089 депутатов при 583 «против» и 113 недействительных бюллетенях. «Янаев не давал повода усомниться в благожелательном отношении к Горбачеву. А последний уже раздражал депутатов, и потом) они нередко принимали решения как бы в пику Горбачеву. В такой переделке оказался и Янаев», – утверждал впоследствии в мемуарах тогдашний председатель КГБ СССР Владимир Крючков. Как бы то ни было, но Горбачев настоял на повторном голосовании, закончившемся для Янаева успешно.

Читать:  Путешествие Пржевальского

Скромный Янаев, изначально являвшийся тенью президента СССР, и дальше бы ей оставался, но сам Союз начал трещать по швам. В ситуации нарастающей политической турбулентности «пост номер два» приобретал совершенно иной вес и значение. Это понимали и те люди в руководстве страны, которые в августе 1991-го создали ГКЧП. В силу того положения, которое занимал Янаев, ему предстояло сделать нелегкий выбор. Либо остаться alter ego Горбачева и, возможно, разделить с ним ту незавидную участь, которая могла быть ему уготована гэкачепистами, либо присоединиться к авантюре по изоляции президента СССР, исполняя вместо него полномочия, которые явно были не по силам бывшему лидеру советских профсоюзов. Янаев трезво (хотя по поводу его трезвости в этот момент ходили разные слухи) рассудил, что второй вариант выглядит более предпочтительным. И прогадал.

То, что ГКЧП – изначально провальный проект, многие поняли уже но первому появлению на экране новоиспеченного «и. о. президента» Геннадия Янаева. На совместной пресс-конференции членов ГКЧП, проходившей в пресс-центре МИД СССР на Зубовском бульваре, Янаева выдавали трясущиеся мелкой дрожью руки. Именно по этому немудреному признаку стало ясно: ни и. о. президента, ни его коллеги не чувствуют себя уверенно. А слабых, как известно, бьют. После поражения ГКЧП Янаев был арестован и помещен в СИЗО «Матросская Тишина». Уже будучи за решеткой, второе лицо в государстве узнало о своем отстранении от должности. Вскоре распался и Советский Союз…

Казус Руцкого

Всего в нескольких километрах от «Матросской Тишины» располагается СИЗО «Лефортово»: именно там спустя два года завершилась карьера второго лица во властной вертикали РСФСР – вице-президента России Александра Руцкого.

Должность вице-президента России появилась в российской Конституции как калька с советского Основного закона. Несмотря на то что председатель Верховного Совета России Борис Ельцин считал Горбачева своим главным противником, он все-таки продублировал в российской системе власти должность второго лица.

«Идея поста вице-президента заимствована в странах западной демократии, прежде всего в США. Создавая его, Горбачев хотел, чтобы наша политическая система больше походила на западную. Того же хотел и Ельцин, один в один повторивший то, что сделал Горбачев», – утверждает Александр Ципко. Тогдашний глава парламентского Комитета по законодательству Сергей Шахрай, сам писавший закон «О Президенте РСФСР», считает иначе. По его мнению, пост вице-президента вводился персонально под Геннадия Бурбулиса, который в то время был правой рукой Ельцина.

Все случилось спонтанно. «В тот момент Борис Ельцин с Геннадием Бурбулисом были в Париже, и когда сначала Бурбулис, а потом Ельцин позвонили мне с требованием включить в законопроект статью о вице-президенте, то по телефону я не смог убедить их, почему этого не надо делать, – рассказал в интервью «Историку» Сергей Шахрай. – Если бы я был рядом, то постарался убедить в нецелесообразности создания такой должности, но по телефону я не смог устоять перед натиском Бориса Николаевича. В результате буквально перед сессией Верховного Совета РСФСР, которая принимала закон, было вписано положение о вице-президенте».

Читать:  Копи царя Соломона

Впрочем, отмечает Шахрай, Бурбулис «стал заложником законов политтехнологий, на которых строится успех любой избирательной кампании», ведь в пару к будущему президенту кандидатом в вице-президенты, как правило, берут того, кто может привлечь дополнительные голоса избирателей, а не того, кто ближе к президентскому уху. «При всем уважении к Геннадию Эдуардовичу и его интеллекту, какой процент он мог бы прибавить к голосам Ельцина?» – вопрошает Шахрай. В итоге весной 1991 -го, идя на выборы президента РСФСР, Ельцин решил взять в напарники не преданного Бурбулиса, а умеренного коммуниста и не вполне «своего» Александра Руцкого. Бурбулис был в шоке, когда Ельцин объявил, что решил выдвинуть вице-президентом не его. «Но в этом-то и состояла комбинация, – рассказывает Сергей Шахрай, – что Руцкой должен был принести дополнительные голоса военных и коммунистов, особенно тех, кто понимал необходимость реформ».

Чутье Ельцина, казалось бы, в очередной раз его не подвело. Электорально это был абсолютно выигрышный ход: усатый красавец-летчик, Герой Советского Союза. Он мужественно сражался с афганскими моджахедами, был сбит в бою, попал в плен. 16 августа 1988 года в советском посольстве в Исламабаде его обменяли на пакистанского разведчика…

Плечом к плечу стояли Ельцин И Руцкой во время обороны Белого лома в августе 1991 года. Именно Руцкой полетел в Форос вызволять из гэкачепистского плена Горбачева. Казалось, общие испытания еще больше сблизили президента и вице-президента. Однако к концу года отношения начали портиться. Как рассказывает сам Александр Руцкой, в декабре, отправляясь в Беловежье, Ельцин не счел нужным сообщить провожавшему его в аэропорту вице-президенту о том, с какой целью он летит на встречу с президентом Украины Леонидом Кравчуком и председателем Верховного Совета Республики Беларусь Станиславом Шушкевичем. В итоге, по признанию Руцкого, о роспуске Советского Союза и создании на его месте СНГ лично он «узнал утром, когда брился, из теленовостей».

В январе 1992 года Ельцин и Егор Гайдар с его командой молодых реформаторов приступили к «шоковой терапии». Не разбиравшийся в экономике Руцкой остался не у дел. Стать вторым человеком в государстве жаждал близкий к «младореформаторам» Бурбулис, занявший созданный под него и также взятый из американской политической практики пост «госсекретаря РСФСР». Но если американский госсекретарь традиционно занимался исключительно международными вопросами, то «Гена № 2» брался абсолютно за все. Занимался он и интригами в отношении Руцкого, перехватившего, как полагал Бурбулис, у него пост вице-президента. Считается, что не без его усилий Руцкого, не знавшего чем заняться, в феврале 1992 года бросили на дышащее в тот момент на ладан сельское хозяйство. Ни к чему, кроме растущего раздражения Ельцина по поводу своего вице-президента, это не привело.

И. о. президента

С этого времени отношения Ельцина и Руцкого стали портиться. В октябре 1992-го по поручению президента Руцкой возглавил Межведомственную комиссию по борьбе с преступностью и коррупцией. 19 февраля 1993 года он опубликовал программу по борьбе с преступностью и коррупцией «Так дальше жить опасно». А уже 16 апреля, за девять дней до Всероссийского референдума о доверии политике президента России, обнародовал первые итоги ее выполнения. Суть их сводилась к тому, что вся властная верхушка ельцинской России погрязла в злоупотреблениях, сведения о которых, по словам Руцкого, составили целые «чемоданы компромата».

Читать:  Первое плавание вокруг света

Прежде всего в так называемых «чемоданах компромата» содержалась факты расхищения госсобственности. «Позже из 51 упомянутого в докладе факта проверками прокуратуры было подтверждено 45, однако история с “чемоданами Руцкого” немедленно получила политизированные оценки в раскаленной перед референдумом обстановке», – констатировал Олег Румянцев, являвшийся в то время ответственным секретарем Конституционной комиссии.

Реакция Ельцина оказалась очень быстрой. Уже 28 апреля указом № 570 президент отстранил Руцкого от руководства комиссией и возглавил ее сам. Вице-президенту было запрещено встречаться с находившимися в непосредственном подчинении президенту силовыми министрами. 7 мая Ельцин лишил Руцкого всех поручений, после чего тот открыто переметнулся в лагерь противников президента, группировавшихся вокруг их еще совсем недавно общего соратника, сменщика Ельцина на посту председателя Верховного Совета РСФСР Руслана Хасбулатова.

В первый день осени 1993 года был издан указ о временном отстранении от исполнения обязанностей Александра Руцкого. Одновременно с ним, чтобы хоть как-то уравновесить ситуацию, Ельцин временно отстранил и своего сторонника, вице-премьера Владимира Шумейко – главного публичного критика Руцкого. Казус, однако, состоял в том, что вице-премьеров Ельцин мог отстранять сколько угодно, но действовавшие Конституция РФ и Закон РСФСР «О Президенте РСФСР» не содержали нормы о возможности отстранения вице-президента страны.

Оппозиционный Ельцину Верховный Совет, посчитав, что президент вторгся в сферу полномочий судебных органов, отправил в Конституционный суд ходатайство с просьбой проверить президентский указ на предмет соответствия Конституции РФ. Но Ельцин решил действовать на опережение. 21 сентября 1993 года он подписал Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Верховный Совет и Съезд народных депутатов объявлялись распущенными, в стране вводилось президентское правление. В ответ депутаты на основании статьи 121.6 Конституции объявили о прекращении полномочий президента Ельцина. Руцкой принес присягу в качестве и. о. президента России. Противоборство «ветвей власти», как известно, закончилось не в пользу парламента и выступившего на его стороне Руцкого. А сам первый и единственный вице-президент России оказался в «Лефортово»…

Как говорит Сергей Шахрай, «Ельцин извлек сиюминутную выгоду на выборах 12 июня 1991 года, но проиграл стратегически в 1993 году, когда Руцкой возглавил борьбу против президента и призвал авиацию “бомбить Кремль”». Урок был извлечен: в новой российской Конституции, принятой на референдуме 12 декабря 1993 года, никакого упоминания о должности вице-президента уже не было. Экспорт конституционных постов был признан неудачным, и «проклятая» должность, просуществовав менее трех лет, была ликвидирована.

Подпишитесь на новости «Мир Знаний». Введите Ваш email адрес:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...