Вековая история Иностранного отдела разведки – Мир Знаний
Loading Posts...

Вековая история Иностранного отдела разведки

Сто лет назад началась история одной из самых могущественных разведок мира.

20 декабря 1920 года председатель Всероссийской чрезвычайной комиссии Феликс Дзержинский подписал приказ № 169 об организации Иностранного отдела (ИНО) ВЧК, находившегося ранее в составе Особого отдела. Впрочем, закордонной разведкой в Советской России занимались и до этого. Первая – и весьма успешная – командировка с такой целью состоялась еще в начале 1918 года. Тогда Дзержинскому удалось привлечь к сотрудничеству бывшего банкира и издателя газеты «Деньги» Алексея Филиппова, которого сложно было заподозрить в симпатии к большевикам. С секретной миссией он прибыл в Финляндию и, пользуясь своим влиянием, убедил командование кораблей Балтийского флота, базировавшихся в финских портах, перейти на сторону советской власти.

ИНО в составе Особого отдела ВЧК был образован в апреле 1920 года. Такие же отделы постепенно формировались при фронтах и в некоторых приграничных губернских ЧК. Они курировали разведработу за пределами РСФСР, главным образом в соседних странах – Финляндии, Польше, Иране, Турции… Но политическая ситуация требовала большего размаха и профессионализма.

Иностранный отдел

В августе и сентябре 1920 года Красная армия терпела тяжелые поражения в Польше. Надежды на создание Польской советской республики рухнули. Одной из основных причин этих неудач стали недостаточно оперативные действия нашей разведки в Польше и союзной с ней Франции. Фактически в ВЧК проглядели их военные приготовления, в том числе переброску из Франции к Варшаве 70-тысячной армии генерала Юзефа Галлера, изменившую расстановку сил на фронте. В штабе Красной армии не имели даже близких к реальности представлений об оснащенности и численном составе польских войск. Той же осенью, анализируя подоплеку провала в Польше, Политбюро ЦК РКП(б) пришло к выводу, что стране необходима надежная разведка. Так появился ИНО ВЧК.

Полномочий, как и задач, у нового отдела хватало. Главная цель сомнений не вызывала: сформировать за пределами Советской России сеть резидентур, которые должны были постоянно ощущать руку Москвы. Кроме того, отделу поручалось развернуть агентурную работу среди иностранных граждан на территории РСФСР и обеспечить паспортно-визовый режим. Первым же приказом предписывалось осуществлять «все сношения с заграницей» исключительно через ИНО даже народным комиссариатам иностранных дел и внешней торговли, а также Бюро Коминтерна.

В документе назывались всего две фамилии. Временно исполняющим должность начальника ИНО назначался товарищ Давыдов – под этим псевдонимом в конспиративных целях скрывался ответственный сотрудник Наркомата иностранных дел Яков Давтян. А куратором ИНО стал начальник Особого отдела ВЧК Вячеслав Менжинский.

Читать:  Отто Шмидт - экспедиция Северным морским путем

Среди прочего новый отдел должен был незамедлительно включиться в борьбу против белогвардейских центров за рубежом, которых возникло немало. Подчас на этом тайном фронте приходилось конкурировать с опытными разведчиками. Но успехи пришли быстро: после военных поражений белые были в значительной степени деморализованы. Конечно, поначалу ИНО остро не хватало грамотных сотрудников. Царским кадрам не доверяли, а в краткие сроки создать профессиональный костяк из проверенных большевиков было непросто. Сравнительно скромным оказался и бюджет советской внешней разведки. И все-таки ее дебют получился атакующим.

С первых месяцев работы нашим «рыцарям невидимого фронта» эффективно помогал «идеологический ресурс» – опора на международные связи коммунистов и социалистов, симпатизировавших Советской России. Этот фактор позволил юной разведке, внедрявшей новаторские методы, быстро выйти на одну из ведущих позиций в мире. В десятках стран возникли советские резидентуры, куда входили как нелегалы, командированные из Москвы, так и местные «инициативники», мечтавшие о мировом переустройстве. Питательной средой для разведработы стала и русская эмиграция – пестрая, разнородная и по политическим убеждениям, и по уровню финансового благополучия. Часть эмигрантов, столкнувшихся с тяготами на чужбине, стремилась вернуться на родину, заслужив прощение новой власти работой против ее врагов.

Остросюжетное начало

Первой фомкой операцией советской спецслужбы стало устранение атамана Александра Дутова, который вместе с остатками своего Оренбургского казачьего войска осел в китайском Суйдуне, в 50 км от российской границы, и призывал к решительным действиям, намереваясь объединить все антибольшевистские силы Западного Китая. На Лубянке начали разрабатывать план захвата этого опасного противника. В окружение Дутова удалось внедрить нескольких агентов во главе с Касымханом Чанышевым, чей дядя был приятелем атамана. Чанышев и его соратники выдавали себя за лидеров казахского националистического подполья.

Сначала план предусматривал похищение Дутова, но это оказалось не реалистичным. Изучив обстановку, чекисты предложили другой вариант уничтожение. В ИНО настаивали на захвате атамана, но допускали и его устранение – в случае крайней необходимости. В феврале 1921 года Чанышев послал Дутову записку о подготовке антисоветского восстания – это была важная часть легенды. От него к атаману помчался курьер Махмуд Ходжамьяров, который так отчитывался о проведенной операции: «При входе к Дутову я передал ему записку, тот стал ее читать, сидя на стуле за столом. Во время чтения я незаметно выхватил револьвер и выстрелил в грудь Дутову. Дутов упал со стула. Бывший тут адъютант Дутова бросился ко мне, я выстрелил ему в упор в лоб. Тот упал, уронив со стула горевшую свечу. В темноте я нащупал Дутова ногой и выстрелил в него еще раз».

Читать:  Легендарный генерал Шапкин - верно послужил царю и большевикам

И Ходжамьярову, и Чанышсву удалось вернуться с задания живыми. Всех участников диверсии Дзержинский лично наградил золотыми часами, а Ходжамьяров получил от него еще и наградной маузер. Эта операция долго оставалась секретной. Советская пресса сообщала, что атамана убил его собственный соратник, разочаровавшийся в Белом деле.

Одним из самых опасных неприятелей новой власти считался и бывший командующий Кавказской армией генерал-лейтенант Виктор Покровский – сторонник проведения диверсий на территории РСФСР. Он проживал в Болгарии – и там попал под колпак агентуры ИНО. Советские разведчики нашли возможность скомпрометировать порывистого генерала: его заподозрили в организации серии убийств и объявили в розыск. Агенты ИНО помогли местной полиции обнаружить Покровского. В ноябре 1922 года он погиб в болгарском городе Кюстендиле во время ареста, оказав сопротивление.

Гораздо более изящно стали действовать советские разведчики к середине 1920-х. Достаточно вспомнить операцию по захвату казачьего генерала Бориса Анненкова. В Китай тайно прибыла группа разведчиков во главе с Сергеем Лихариным, которому удалось перевоплотиться в поручика Сергея Яненко, дважды встречавшегося с Анненковым в 1918 году. Настоящего Яненко арестовали в Советской России, он дал показания – и Лихарин немало дней провел в беседах с ним, вживаясь в образ. Разведчик представился генералу как эмиссар подпольной белогвардейской организации «Соколы», якобы готовившей на родине сеть боевых групп. Анненков поверил в эту легенду. В итоге с помощью командующего 1-й Китайской народной армией Фэн Юйсяна (контакты с ним входили в задачи сотрудников ИНО) генерала через Монголию доставили в СССР.

Чекисты смогли обставить его подневольное возвращение в Россию как разрыв с Белым движением. За Анненкова подписали покаянное обращение во ВЦИК, тут же опубликованное в прессе. Под его фамилией вышла просоветская брошюра «Надо ли бороться со своим народом и его правительством?». Это был сильный удар по боевому духу русской эмиграции: генерала считали непримиримым врагом красных. В 1927 году он был осужден в Семипалатинске за зверства в отношении пленных и мирных жителей во время Гражданской войны и расстрелян.

Читать:  Нацисты в советской науке

Рука Москвы

Конечно, с первых дней существования ИНО его сотрудники успешно занимались не только диверсиями. Уже в 1921 году агенты самой молодой разведки мира добыли шифры антисоветских организаций в Лондоне и Париже. Отныне перехваченные телеграммы этих центров быстро попадали на стол Дзержинскому.

Штаб-квартиры ИНО и Наркомата иностранных дел располагались в одном московском квартале – между Лубянкой и Кузнецким Мостом. Они и работали сообща. Во время Генуэзской конференции 1922 года внешняя разведка снабжала дипломатов материалами о готовившихся белой эмиграцией терактах в отношении членов советской делегации, а также о позициях европейских правительств по ключевым вопросам, связанным с признанием РСФСР. Эта международная встреча, посвященная поиску мер «к экономическому восстановлению Центральной и Восточной Европы», стала для Советской России дипломатическим прорывом, который не состоялся бы без надежной поддержки по линии разведки.

По тайным каналам безопасность советских представителей в Италии обеспечивал один из ключевых сотрудников ИНО Аристарх Ригин (Рыльский). Дзержинский настолько высоко оценил его работу что тут же послал разведчика в Китай – формировать советскую агентуру. По легенде он был атташе полпредства, налаживал работу консульства, но куда важнее для товарища Рыльского были неформальные встречи с будущими «братьями по борьбе». Ему удалось завербовать нескольких агентов, которые исправно служили советской разведке не меньше десятилетия. Тайное влияние Москвы в Поднебесной постоянно росло. Рыльский и начавший работу в Китае в качестве советника полпредства Давтян к началу 1923 года передали в Центр все архивы белогвардейской контрразведки, хранившиеся в Харбине. Этот успех позволил Москве просчитывать на несколько ходов вперед «большую игру» своих противников в Китае.

К середине 1920-х советские резидентуры действовали уже во всех странах, которые вызывали интерес ВЧК. Молодой разведки побаивались – не только русские эмигранты, но и конкуренты из самых почтенных держав. К ней по праву стали относиться как к одной из сильнейших спецслужб мира, которая умеет добиваться своего – неуклонно и профессионально.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments