Loading Posts...

Убийство адмирала Макарова

115 лет назад – 31 марта 1904 года на эскадренном броненосце «Петропаловск» погиб командующий Тихоокеанским флотом вице-адмирал Степан Осипович Макаров. Это было самое настоящее убийство. А как иначе назвать спланированную отправку жертвы на минное поле? Более того, характер взрывов дает основания предполагать, что и на самом корабле была заложена взрывчатка. К такому выводу пришел автор статьи, изучая документы в фондах Военно-морского архива.

«Нострадамус» из Кронштадта

В январе 1900 года главный командир Кронштадтского порта и военный губернатор Кронштадта вице-адмирал Степан Макаров отправил служебную записку управляющему Морским министерством адмиралу Павлу Тыртову, в которой излагал свой прогноз о ходе грядущей Русско-японской войны. По его мнению, столкновение интересов двух империй было неизбежным. Япония – островное государство, потому основная тяжесть ведения войны ляжет на флот. Состояние же российского флота не позволяло надеяться на успешную высадку десанта на территорию противника. Оставалось одно: пользуясь базами Владивостока и Порт-Артура, силами крейсеров и миноносцев флота прервать все морские коммуникации по снабжению японских войск в Китае, предоставив возможность русской армии (Степан Осипович наивно верил в боеспособность царского генералитета) довершить их разгром. Русскому флоту, по его мнению, категорически недопустимо было вступать в решающее сражение с японским, ибо «тихоокеанский Трафальгар» выиграют японцы. Только действуя таким образом, грядущую войну можно будет свести к почетной «ничьей». Японцы не смогут закрепиться на континенте, а Россия оставит Китай и Корею в зоне своих интересов. Тактический план был такой. Флотскому штабу необходимо при угрозе войны отозвать в Порт-Артур все корабли из нейтральных портов (адмирал в начале 1900 года еще не мог знать, что в Чемульпо окажутся блокированными именно крейсер «Варяг» и канлодка «Кореец») и ожидать внезапной атаки на нашу эскадру на внешнем рейде Порт-Артура японскими миноносцами и брандерами. Что и произошло на рассвете 26 января 1904 года.

В марте 1900 года служебную записку прочли в Адмиралтействе и… пожали плечами – Макаров творческий человек, фантазия у него богатая. Напомним, с марта 1903 года новым морским министром России стал адмирал Федор Карлович Авелан.

Читать:  Ленин: история псевдонима

Исчезнувшая телеграмма

19 января 1904 года вице-адмирал Макаров отправил Авелану объемную телеграмму: война на пороге, японцы могут начать внезапную атаку на Порт-Артур! Вспомните мои предостережения и предложения. В итоге, как выяснилось, в марте 1912 года телеграмму министру не передали, а, наложив резолюцию «Хранить весьма секретно, копий не снимать», спрятали в архив.

26 января 1904 года в Санкт-Петербурге узнали новость о «неожиданной» атаке японских миноносцев на русскую эскадру, а чуть позже – о гибели крейсера «Варяг» в Чемульпо.

Война – не шахматная партия. Помимо сугубо военных средств, в ней используют и финансовые. Макаров не мог знать, что банкиры, адмиралы и политики в Лондоне в «партии» между Токио и Санкт-Петербургом «поставили» на Японию. Что выделили огромный кредит на ведение войны с Россией, что со времен Петра I царское Адмиралтейство буквально кишит агентами «владычицы морей». Не зная всех этих грязных подробностей, возмущенный вице-адмирал написал в Адмиралтейство прошение о своей немедленной отставке с должности и переводе на театр боевых действий! Отставку приняли. Раз знаешь, как надо воевать с японцами, – поезжай!

22 порт-артурских дня

В Порт-Артур новый командующий флотом Тихого океана вице-адмирал Макаров прибыл 7 марта 1904 года. А уже утром 31 марта был взорван вместе с броненосцем «Петропавловск». Не считая дня приезда и дня смерти, на всю войну ему судьба отвела всего 22 дня.

Возможно, кто-то опасался, что вице-адмирал Макаров один выиграет войну с японцами? Это преувеличение! Другое дело, что деятельный и умный флотоводец мог бы склонить чашу весов в нужную сторону. Если бы, конечно, смог…

Из романа советского писателя Александра Степанова «Порт-Артур» мы знаем – моряки Порт-Артура возликовали, узнав, что ими командовать прибыл сам Макаров. А как было на самом деле? Возможно, офицерская молодежь и бывалые матросы, которым надоело унылое прозябание в порту, и рвались в бой. Но новый командующий столкнулся не с японским флотом, не с британскими агентами, а с саботажем своих начинаний со стороны командиров броненосцев и чинов штаба эскадры. Нет, степенные капитаны 1-го ранга не были японскими или английскими агентами. В марте 1904 года японцы еще не обстреливали Порт-Артур, он не был блокирован. Зато в связи с войной им платили двойное жалованье, начислялся срок службы день за два, а в городе сияли огнями рестораны и бордели. Наслаждайся жизнью и жди, когда прибудет эскадра с Балтики. А там как бог даст. Но с неба свалился суперэнергичный бородач с адмиральскими погонами и вот-вот пошлет в атаку на японский флот.

Читать:  Любимец женщин и гениальный разведчик - майор госбезопасности Федор Парпаров

Степана Осиповича возмутили апатия и непрофессионализм высших офицеров. Уже 12 марта 1904 года он шлет телеграмму в Санкт-Петербург о невозможности назначить по этой причине командиром эскадренного броненосца «Севастополь» капитана 1-го ранга Андрея Эбергарда (будущего командующего Черноморским флотом). Грозится снять с должности и отправить в резерв капитана 1-го ранга Ивана Григоровича (будущего морского министра). А 26 марта 1904 года командующий флотом вице-адмирал Макаров, через 19 дней после прибытия на войну, шлет телеграмму морскому министру с прошением об отставке или переводе во Владивосток. Он сообщает, что большая часть командиров кораблей эскадры небоеспособны. Макаров уверен, что из Владивостока с отрядом крейсеров будет действовать против коммуникаций японцев.

30 марта 1904 года флотоводец написал свое последнее письмо сыну Вадиму, где были такие строки: «Нам, мне в том числе, словно бы мешают, как бы сбоку подталкивают, как бы сзади подкрадываются. Начинаю уже что-то улавливать, но смутно пока».

Загадки катастрофы 31 марта 1904 года

В ночь на 31 марта отряд японских минных крейсеров ставит мины у Порт-Артура, но его не обстреливают, ибо боятся попасть по своим – в это время ожидали возвращения из разведки русских миноносцев. Почему командирам кораблей и батарей штаб флота не сообщил светового кода сигнала «свой-чужой»? Почему не был исполнен динами флота приказ об обязательном тралении фарватера предполагаемого курса движения эскадры во главе с «Петропавловском»? Ответов на эти вопросы не искали в ужасе от известия о гибели вице-адмирала. Или не захотели искать?

Конечно, офицеры эскадры обратили внимание на необычно разрушительную силу японской мины. Было высказано аргументированное предположение, что броненосец утопила не японская мина, а подрывные заряды, которые были тайно заложены в артиллерийских погребах «Петропавловска». Но последующий похоронный гвалт заглушил все доводы. В итоге от убийства вице-адмирала Макарова выиграли все: японцы, англичане, бюрократы во флотских погонах (факт, что многие, кто возмущал покойного в Порт-Артуре, после войны сделали блестящую карьеру).

Читать:  Как мы отстояли Крым

Помни войну!

В 1912 году в Кронштадте готовились открыть монумент убитому вице-адмиралу. На монументе собирались начертать слова: «Помни войну!» Отставной морской министр Федор Авелан в Санкт-Петербурге встретился с жандармским ротмистром Михаилом Митковым, который пытался осуществлять контрразведку в осажденном Порт-Артуре. Жандарм, сам переживший японский плен, в частной беседе изумился – откуда японцы могли знать о возвращении русских эсминцев и точное время выхода «Петропавловска»? Очень уж вовремя они направили свои крейсеры для установки минного поля. И еще он сообщил, что 11 декабря 1904 года успел провести обыск в доме терпимости «Америка», который содержала в Порт-Артуре гражданка США Жаннета Чарльз. Фактически с ней сожительствовал лейтенант флота Леонид Бахтин, переведенный после контузии в штаб эскадры. В результате обыска были найдены копии оперативных документов порт-артурской эскадры, которые якобы забыл у своей любовницы рассеянный лейтенант. Гражданку США пришлось отпустить, а вот блудливый лейтенант попытался застрелиться.

Озадаченный экс-министр Федор Авелан задумался: как могло случиться, что служебная записка покойного Макарова, направленная ему накануне войны, до него не дошла? И в марте 1912 года написал письмо морскому министру Ивану Григоровичу с требованием провести служебное расследование. Обратился к тому самому человеку, который столь сильно возмущал Степана Осиповича в Порт-Артуре в 1904 году.

Ясное дело, что ответа и итогов расследования, даже его начала, Федор Авелан так и не дождался.

4
ПечальноПечально
1
ДоволенДоволен
1
ЗлюсьЗлюсь
Ха-хаХа-ха
ЛайкЛайк
ВауВау
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
3 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Георгий
Георгий
10 месяцев назад

Я могу ответить на все вопросы поставленные в вашем посте….! Японцы не убивали адмирала Макарова …! По заказу японцев его убили англичане, руками своего агента Колчака А.И. У меня есть тому не опровержимые доказательства..!

Василий
Василий
10 месяцев назад
Reply to  Георгий

Это какие же? Да и Колчак тогда был рядовым командиром миноносца.

Василий
Василий
10 месяцев назад

На мой взгляд очередная конспирологическая теория, ещё раньше все сваливали на эсеров или большевиков, даже роман такой не так давно вышел.
В реальности было не так, во-первых, выход «Петропавловска» в море был спонтанным, в японскую засаду попал разведывательный миноносец «Страшный» и эскадра вышла в море на выручку, поэтому не проводилось обычное перед выходом в море тралением фарватера. Во-вторых, не было особой мощности у взрыва мины, просто незадолго до события на броненосец доставили до сотни мин заграждениях. Судя по всему они сдетонировал при подрыве, вызвав одновременно взрыв боезапаса носового погреба, что отмечено наблюдателями с рядом находившегося броненосца «Полтава», взрыв повредил корпус в зоне машинного отделения от поступившей внутрь забортной воды взорвались паровые котлы, выбросив наверх массу перегретого пара, многие находившиеся на верхней палубе получили ожоги и утонули в состоянии болевого шока.
Ну а том, что дала бы деятельность Макарова в Порт-Артуре говорить сложно, он очень мало был там. Но в целом роль Макарова во многом преувеличена, возможно ввиду довольно посредственного адмиральского состава флота России в целом.

Loading Posts...