Тайна бункера Z3 – Мир Знаний
Loading Posts...

Тайна бункера Z3

Имя советского ученого Николая Феодосьевича Жирова известно не многим. Возможно, потому, что его труды до сих пор засекречены. Большинство из них он посвятил Атлантиде. Жиров считал, что нацисты нашли какие-то древние источники знаний атлантов, что позволило им сделать некоторые открытия, опередившие время. Ему довелось побывать в одном из секретных бункеров Гитлера и поплатиться за это здоровьем.

НАЧАЛО ИСТОРИИ

Летом 1945 года, когда уже начался Нюрнбергский процесс над нацистами, один из особо приближенных к Гитлеру, обергруппенфюрер Роберт Лей, начал давать показания. Он утверждал, что третья часть Германии находится в большой опасности. По его словам, в Веймаре в подземном бункере под кодовым названием Z3 шли работы по созданию сверхсекретного оружия. Но перед самым концом войны пленные, работавшие в бункере, устроили саботаж. В связи с этим контейнеры, в которых хранилось некое секретное опасное вещество, разгерметизировались. Лей сказал, что необходимо срочно что-то предпринять, чтобы не допустить утечки этого вещества на поверхность. При этом он выразил готовность лично спуститься в бункер.

Не верить Лею у американцев причин не было: они знали, что гитлеровцы действительно выстроили около 130 различных подземных предприятий. К тому же Лей, курируя «Трудовой фронт», занимался и такими вопросами, как привлечение к принудительным работам пленных и иностранцев, поэтому наверняка был в курсе подземной деятельности нацистов.

Союзники предполагали, что именно в Z3 велись работы по созданию двигателей для летательных аппаратов. Им было известно, что эти аппараты работали на топливе, в состав которого входило большое количество ртути и ряд других, неизвестных науке веществ. Несмотря на то, что им очень хотелось заполучить разработки нацистов, позволить Лею рисковать жизнью они не могли, так как ему еще предстояло сыграть важную роль в Нюрнбергском процессе.

Тогда американцы пошли на хитрость. Они сообщили советским властям о том, что необходимо ликвидировать последствия аварии в бункере, где нацисты занимались разработкой двигателей для подводных лодок, работавших на перекиси водорода. И пригласили советских специалистов поучаствовать в ликвидации.

Читать:  Каньон Дьявола

Конечно, руководство СССР от такого предложения не отказалось, ведь страна явно отставала в разработке подводных лодок. Немцы еще в 1941 году запустили ракету с субмарины U-511, а Советскому Союзу это удалось лишь в 1974-м. Кроме того, советское руководство надеялось получить сведения о новых видах оружия (плазменного и климатического), а также о летательных аппаратах в форме диска. Эти работы, как известно, велись в подземных бункерах. Поэтому было принято решение послать на ликвидацию аварии химика-самоучку Николая Жирова, на счету которого уже тогда были работы по синтезу люминофоров (веществ, преобразующих энергию в свет).

Родился Николай Жиров в 1903 году в Киеве. Химией он стал интересоваться еще в 10-летнем возрасте, когда тетя подарила ему книгу «Молодой химик». В гимназиях того времени химию не преподавали, и Николай самостоятельно изучал эту науку. Его отец умер рано, содержать студента было некому, поэтому молодой человек не смог получить высшее образование. Тем не менее в 25-летнем возрасте он уже имел публикации о синтезе люминофоров.

Было в его биографии и слабое звено — дворянское происхождение, которое, впрочем, не помешало Жирову окончить Киевскую школу комсостава для артиллеристов, а позже устроиться на работу в Московский НИИ боеприпасов. Перед самой войной, в 1940 году, вышла в свет его первая монография о люминофорах. Во время войны он продолжал свою работу, создавая люминофоры для противовоздушной обороны.

ПАРТИЯ СКАЗАЛА: «НАДО!»

Когда в начале июля 1945-го Жирова пригласили на Лубянку, он подумал, что речь пойдет о работе с немецкими архивами, ибо хорошо знал немецкий язык. Но догадки не подтвердились. Вскоре с удостоверением особоуполномоченного ГК обороны СССР он отправился в Веймар, предварительно дав подписку о неразглашении.

Читать:  Самые страшные места мира

К приезду советского спеца скрытый вход в бункер был освобожден от завалов. Оказалось, что все подъемники работают исправно, но спускаться вниз никто не хотел — ни американцы, ни англичане… Николай Жиров понимал, насколько важен секретный бункер для Советского Союза. Да и партия сказала: «Надо!» Конечно, он был одет в костюм химической защиты и противогаз, но это его не спасло. После того как он ликвидировал опасность в бункере и поднялся наверх, ему стало плохо. Прямо оттуда Жирова отправили в госпиталь.

Позже Николай говорил, что его нервная система пострадала от неизвестных химических веществ. Подробностей о том, что он видел в бункере, Жиров не сообщал, так как дал подписку о неразглашении. Из Германии химика оперативно перевезли в Москву и поместили в Боткинскую больницу, в которой он пролежал до апреля 1947 года со странным диагнозом; «вирусное поражение центральной нервной системы». Врач, постоянно находившийся возле больного, вспоминал, что тот часто цитировал на память Платона и много говорил об Атлантиде…

Именно в те дни Николай Жиров решил для себя, что если ему суждено выжить, то остаток дней он посвятит поискам древней цивилизации. Видимо, в бункере он обнаружил доказательства того, что нацисты действительно нашли источники древних знаний. Он считал, что Советскому Союзу просто необходимо создать организацию, аналогичную «Аненербе» и подробнее узнать о том, откуда немцы черпали идеи. Возможно, именно эта мечта возродила в Жирове интерес к жизни. И с того момента он стал выздоравливать.

ДЕЛО ЖИЗНИ

Восстановить здоровье полностью он не смог. После больницы ему дали первую группу инвалидности. Но Жиров не опустил руки. Обложившись книгами по истории, мифологии, геологии, антропологии, Жиров начал поиски Атлантиды. Советские руководители были не в восторге от его новой деятельности. Поскольку ученый довольно много писал зарубежным коллегам, отправлял им свои статьи, он всегда находился в поле зрения КГБ.

Читать:  Форт Бхангар

К середине 1950-х годов Жиров уже совсем не сомневался в существовании Атлантиды. По его расчетам, она должна была находиться в северной части Атлантического океана. Советский химик первым в мире заявил об атлантологии как о науке, а в 1957-м вышла в свет его книга «Атлантида». В 1964 году он издал еще один научный труд «Атлантида. Основные проблемы атлантологии». В нем автор приводил свои доводы в пользу существования Атлантиды, ушедшей под воду в результате катастрофы. Жиров очень надеялся, что его исследования оценят и смогут применить на деле. Но, увы, этого не случилось.

После смерти химика в 1970 году его архив забрали и куда-то увезли. По сей день эти документы находятся под грифом «секретно». По какой причине их засекретили, непонятно. Либо это излишняя осторожность советской власти, либо в архивах Жирова и правда было нечто, не подлежащее разглашению.

ВОПРЕКИ ФАКТАМ

С тех пор многие исследователи пытались найти Атлантиду. В 1975 году советские ученые организовали экспедицию в Атлантику на судне «Академик Петровский». В районе горы Ампер, расположенной на Пиренейском полуострове, на глубине около 80 м они обнаружили явные доказательства некогда существовавшей здесь цивилизации, которая ушла под воду в результате какой-то катастрофы. По примерным оценкам ученых, это произошло 8,5 тысячи лет назад. В 1980-м в этом месте были произведены съемки с помощью подводного аппарата «Пайсис».

Однако советское научное сообщество не воспринимало всерьез поиски Атлантиды, поэтому все исследования были свернуты.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...