Loading Posts...

Сложный путь «Морского старта»

В 1976 г. в Советском Союзе начались работы над ракетно-космической системой «Энергия», которая должна была догнать, а в идеальном варианте — превзойти по своим техническим характеристикам американский носитель Saturn V, использовавшийся для отправки пилотируемых кораблей Apollo к Луне. Американцы весьма убедительно продемонстрировали преимущества криогенных двигателей, работающих на жидком кислороде и водороде. Однако первая ступень «лунной ракеты», обеспечивавшая прохождение самых плотных слоев атмосферы, в качестве горючего использовала более доступный и удобный в обращении керосин высокой очистки.

Тот же подход решили взять на вооружение и конструкторы «Энергии», но уже в традиционном для советских ракет параллельном исполнении (которое, кстати, нашло применение в системе Space Shuttle при установке твердотопливных ускорителей). На центральный кислородно-водородный топливный бак должно было крепиться от 4 до 6 и даже 8 боковых разгонных блоков, работающих на керосине. По сути, каждый из них являлся первой ступенью самостоятельного достаточно мощного носителя, и именно в таком качестве изначально создавался. Несмотря на прекращение эксплуатации «Энергии», технологии, разработанные для нее, активно используются и в настоящее время. Двигатель боковых блоков РД-170 — самый мощный жидкостный ракетный двигатель в истории космонавтики — под обозначением РД-171 устанавливается на первой ступени носителя «Зенит» (в том числе в проекте «Морской старт»), а двухкамерный двигатель РД-180, спроектированный на основе РД-171 и фактически представляющий собой его «половинку», стоит на первой ступени американской ракеты Atlas V.

Восхождение к «Зениту»

Первый испытательный пуск нового носителя, получившего название «Зенит-2», состоялся 13 апреля 1985 г. с космодрома Байконур. Ракета несла макет полезной нагрузки и была оснащена специально созданной второй ступенью с кислородно-керосиновым двигателем РД-120, сконструированным ПО «Энергомаш» (в том же году он был передан для серийного производства на «Южмаш» и на данный момент является одним из немногих ракетных двигателей, которые Украина может производить самостоятельно). Всего до июля 2007 г. состоялось 37 стартов «Зенита-2», из них 29 успешных и два частично успешных.

При запусках с Байконура масса полезной нагрузки, выводимой на околоземную орбиту высотой 200 км, могла достигать 13,8 тонн. Когда «Зенит» начали использовать для коммерческих пусков в интересах иностранных заказчиков, инженеры задались целью увеличить его грузоподъемность (особенно их интересовала геостационарная орбита, которую в конце прошлого века активно осваивали многие участники рынка пусковых услуг). В принципе, этого можно достичь, не внося конструкционных изменений в ракету, а просто производя ее старты с экватора, чтобы эффективнее использовать энергию вращения нашей планеты вокруг оси. К сожалению, основная часть приэкваториальных регионов земных континентов малопригодна для строительства космодрома, а арендовать уже построенные стартовые площадки — например, на космодроме Куру во Французской Гвиане – оказывается довольно дорогим удовольствием. Тем не менее, выход из положения был найден еще в 1964 г., когда состоялись первые пуски со специально приспособленной для этих целей нефтедобывающей платформы «Сан-Марко», установленной у побережья Кении итальянским Центром аэрокосмических исследований (вплоть до 1988 г. оттуда стартовали легкие американские ракеты Apache, Scout и Tomahawk).

Читать:  Зонд Улисс

«Зенит» привлек внимание американских специалистов простотой конструкции и обслуживания, хорошими энергетическими характеристиками, технологичностью подготовки к пуску. Не последнюю роль сыграло и то, что он работает на сравнительно дешевых экологически чистых компонентах топлива.

В 1995 г. было объявлено о создании международного консорциума «Морской старт» (Sea Launch Company – SLC) со штаб-квартирой в калифорнийском городе Лонг-Бич. Его учредителями стали российская ракетно-космическая корпорация (РКК) «Энергия», а также украинские предприятия ПО «Южмаш» и КБ «Южное» с долями в уставном капитале соответственно 25%, 10% и 5%. Еще 20% акций досталось норвежской компании Aker Kvaerner (ныне Aker Solutions), специализирующейся на строительстве и модернизации плавучих платформ. 40-процентный пакет акций принадлежал авиационному гиганту Boeing – точнее, его подразделению Boeing Commercial Space Company, ответственному за поиск заказчиков и интеграцию полезной нагрузки. Общая стоимость проекта в то время оценивалась более чем в 3 млрд долларов.

В 1997 г. буровая платформа Ocean Odyssey, построенная еще в 1982 г. японской компанией «Сумитомо» и купленная фирмой Aker Kvaerner, прибыла в российский порт Выборг для монтажа пускового комплекса. После модернизации ее название было сокращено до Odyssey. На верфях Kvaerner Govan Ltd в Глазго построили сборочно-командное судно Sea Launch Commander, а в Санкт-Петербурге выполнялись работы по установке на него оборудования. Параллельно в Днепропетровске шла широкомасштабная доработка ракеты «Зенит» (она получила название «3eHHT-3SL») под условия морского старта.

Наконец, в марте 1999 г. все три ключевых компонента системы сошлись в одном месте в заданном районе Тихого океана. После заправки, предстартовой проверки и подъема ракеты в вертикальное положение весь обслуживающий персонал с пусковой платформы перешел на командное судно, отплывшее от нее на расстояние около 5 км. 28 марта в 1 час 30 минут по всемирному времени из центра управления поступила команда «старт», заработали двигатели первой ступени носителя, он успешно оторвался от платформы и спустя 10 минут вывел на геопереходную орбиту массогабаритный макет DemoSat, полностью подтвердив работоспособность концепции.

10 октября того же года SLC осуществила первый полноценный коммерческий пуск. На геостационарную орбиту был выведен американский телекоммуникационный спутник DirecTV-1 R.

Жесткая посадка

В 2000 г. «3eHHT-3SL» стартовал трижды, причем один раз – неудачно (из-за проблем со второй ступенью не удалось вывести на целевую орбиту спутник ICO F-1). Всего с 1999 г. по 2014 г. SLC произвела 36 пусков, три из них закончились авариями. Это не самый высокий показатель надежности; во всяком случае, конкуренты, в указанный период активно заполнявшие рынок коммерческих пусковых услуг, часто могли продемонстрировать лучшие результаты. Для снижения издержек при выводе на геостационарную орбиту более легких спутников решено было часть стартов производить с наземной площадки, арендуемой на космодроме Байконур. Этот проект получил название Land Launch (а запускаемые с Байконура носители — индекс «3eHHT-3SLB»). Первый пуск в его рамках состоялся 28 апреля 2008 г. Но это уже не спасло ситуацию; осенью того же года разразился всемирный экономический кризис…

Читать:  Телескоп Hipparcos

К убыткам, в числе прочего, привела невозможность выполнить планы по наращиванию пусковой активности, включавшие осуществление двух-трех последовательных запусков за один выход на стартовую позицию. Так или иначе, 22 июня 2009 г. SLC объявила о своем банкротстве. После этого компания произвела еще несколько пусков по старым контрактам, параллельно ведя переговоры с ликвидаторами. Последний на данный момент старт с платформы Odyssey состоялся 26 мая 2014 г. (предыдущий пуск 1 февраля 2013 г. был неудачным).

1 апреля 2010 г. совет директоров международного консорциума SLC принял решение передать 95% акций во владение Energia Overseas Limited — дочернего предприятия РКК «Энергия». В распоряжении компании Boeing осталось 3% акций, у Aker Solutions (бывшая Aker Kvaerner) – 2%. После этого поисками способов возврата долгов обанкротившегося консорциума занялась российская сторона. На нее же были возложены обязанности по оплате стоянки командного судна и пусковой платформы в калифорнийском порту.

По программе «Наземный старт» после 2014 г. стартовало всего два «Зенита», хранившихся на космодроме Байконур: 11 декабря 2015 г. был запущен российский метеорологический спутник «Электро-Л», а 26 декабря 2017 г. — ангольский спутник связи AngoSat 1, с которым в итоге так и не удалось установить нормальный контакт.

В сентябре 2016 г. стало известно, что покупателем и оператором международного проекта «Морской старт» собирается стать компания «S7 – космические транспортные системы» (филиал российской S7 Group). Тогда же РКК «Энергия» смогла в целом решить вопрос с долгами на сумму более 300 млн долларов: она предоставила корпорации Boeing места для американских астронавтов в российских космических кораблях «Союз», которые затем были перепроданы NASA. 27 сентября 2016 г. был подписан контракт между S7 Group и участниками проекта «Морской старт» на приобретение товарного знака Sea Launch, командного судна и платформы Odyssey с установленным на них оборудованием, а также наземного сегмента системы в базовом порту Лонг-Бич. По словам владельца S7 Владислава Филева, сумма сделки составила около 150 млн долларов. От проектов по переносу портовой сервисной инфраструктуры в Советскую Гавань или Владивосток пришлось отказаться из-за их дороговизны и большой удаленности новых мест базирования от наиболее удобных точек запуска. В марте 2018 г. сделка по покупке холдингом S7 Group плавучего космодрома была завершена.

Читать:  Поиск жизни на Титане

Туманное будущее

Планы S7 Space пока не разглашаются в полном объеме, однако известно, что компания уже заказала украинскому ПО «Южмаш» 12 ракет «Зенит» и готова в любой момент начать расконсервацию «Морского старта».

Дальнейшие инвестиции компании в проект составят как минимум еще 150 млн долларов – без учета эксплуатационных расходов в размере 30 млн долларов в год.

РКК «Энергия» останется активным участником проекта. Рассматривается также вариант сделать его полностью российским. В этом случае штаб-квартира компании будет перенесена в Москву.

От планов приспособить платформу для запусков российской модульной ракеты «Ангара» решено было отказаться. Более перспективным для этих целей признан новый носитель «Союз-5», разрабатываемый РКК «Энергия». По сути, он представляет собой модернизированную и полностью российскую копию «Зенита» на базе двигателей РД-171, которую можно запускать с плавучего космодрома без существенных конструктивных изменений последнего, а также использовать на космодроме Байконур в российско-казахстанском проекте «Байтерек».

Однако новый руководитель «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин своим распоряжением остановил дальнейшие работы по «Союзу-5». Чиновник прокомментировал это следующим образом: «Впечатления у инженеров, что это очень напоминает «Зенит» – тот же двигатель, те же решения по диаметру. Мы смотрим иные технические решения — например, двигатели на новом топливе. Например, на метане».

…Тем временем конкуренция на международном рынке пусковых услуг стала еще острее, чем десять лет назад: его уже вовсю «перекраивает» SpaceX, на подходе – ракеты компании Blue Origin Джеффа Безоса, американские SLS, множество легких носителей… А рынок геостационарных спутников все тот же, точнее, он даже сокращается из-за увеличения срока службы уже запущенных аппаратов и ограничения числа возможных «точек стояния» сейчас их 720 – по две на каждый градус долготы). Удастся ли российскому бизнесмену найти заказчиков и выйти на окупаемость при помощи «Зенитов» в таких условиях?

За годы своего существования проект «Морской старт» сталкивался и с техническими трудностями, и с финансовыми проблемами, и с реорганизацией компании. Тем не менее, до сих пор он остается уникальным примером международного сотрудничества в космической сфере.

1
ЛайкЛайк
1
ДоволенДоволен
Ха-хаХа-ха
ВауВау
ПечальноПечально
ЗлюсьЗлюсь
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...