Loading Posts...

Родина миномета окопы под Порт-Артуром

В этом году исполняется 115 лет с окончания трагической для Российской империи Русско-японской войны 1904—1905 годов. В то же время на полях ее сражений было испытано немало новейшего вооружения с обеих сторон, а в окопах под Порт-Артуром, благодаря гению инженерной мысли двух русских офицеров, появился на свет первый в мире миномет.

Встреча в окопах

Современные военные учебники описывают первые минометы, как артиллерийские орудия, не имеющие лафета и противооткатных устройств, где в качестве снарядов использовались мины. При этом импульс от выстрела уходил в грунт через специальную опорную плиту или самоходное шасси в случае использования самоходных минометов. На сегодня в различных армиях мира существует множество разновидностей этого грозного оружия, предназначенного в основном для навесного огня по окопам и фортификационным укреплениям противника. Но, как ни странно, появление на свет первого миномета произошло относительно недавно и во многом, можно сказать, случайно – во время обороны Порт-Артура в ходе боев Русско-японской войны.

Своим рождением первый миномет обязан встрече двух русских офицеров: сухопутного и морского – артиллерийского капитана из Рязани Леонида Гобято и мичмана Тихоокеанского флота Сергея Власьева из Ярославля. Интересно отметить, что в одном окопе офицеры оказались исключительно благодаря стечению обстоятельств. Во время обороны Порт-Артура потомственный дворянин, георгиевский кавалер Леонид Гобято, по образованию дипломированный инженер-конструктор, командовал батареей Восточно-Сибирской стрелковой артиллерийской бригады и самоотверженно отражал атаки врага. В свою очередь Сергей Власьев в должности мичмана прошел все наиболее значимые морские сражения Русско-японской войны.

В первые дни войны Власьев служил на минном заградителе «Енисей», подорвавшемся на собственной мине всего на второй день боевых действий. Среди спасшихся с затонувшего судна моряков оказался и Сергей Власьев. Продолжив службу на броненосце «Пересвет», мичман оказался участником неудачной попытки прорыва русской эскадры в Желтое море 10 августа 1904 года. Судно, на котором служил Власьев, вернулось в порт и больше попыток прорыва не предпринимало.

Во время вынужденного простоя Сергей с группой добровольцев неоднократно выходил в море на плоту и продолжал ставить мины, за что был награжден орденом Анны 4-й степени. Тем временем ситуация на подступах к Порт-Артуру серьезно ухудшилась и командование перевело Власьева во главе роты моряков в форт №2, где впоследствии и состоялось его знакомство с Гобято.

Читать:  70 лет «красному» Китаю - как Сталин создал «младшего брата»

Военные Кулибины

Ситуация на передовой при этом сложилась крайне непростая. Японские окопы близко подходили к позициям русских войск, так что вести огонь по противнику было очень сложно. Артиллерийские орудия, как и стрелковое оружие, били вдоль окопов, в то время как японцы прятались в земляных укреплениях. Снаряды и пули без всякой пользы пролетали над их головами. Нужно было организовать навесной огонь, но необходимых видов вооружения для этого еще не существовало.

Оценив создавшееся положение дел с точки зрения морского офицера, Сергей Власьев предложил необычный выход из этой ситуации. По его мнению, бить по японцам необходимо было шестовыми минами, которые заряжались бы в пушки малого калибра. Свои измышления мичман доложил командующему сухопутными силами обороны Порт-Артура генералу Р. Кондратенко. Военачальнику предложение военного моряка понравилось. Для практической реализации плана генерал рекомендовал Сергею обратиться к Леониду Гобято, имевшему необходимые теоретические знания и практический опыт для реализации задачи.

Вместе два офицера и создали первый в мире миномет. Правда, сама конструкция нового оружия серьезно отличалась от тех минометов, которые используют военные в наши дни. Для стрельбы Леонид Гобято предложил применить легкое урезанное артиллерийское орудие, установленное на колесный лафет и приспособленное стрелять под высоким углом возвышения. Иными словами, военные Кулибины предполагали стрелять не вперед, как это обычно практиковалось в те годы, а практически вертикально вверх под углом 45-85 градусов, чтобы навесом накрыть врага снарядами.

Корпус мины выполнили из листового железа конусообразным, с пироксилином в качестве начинки и чувствительным взрывателем. Кроме того, к мине крепился деревянный шест, с надетым на него свободно перемещающимся стабилизатором. Причем во время зарядки орудия в дуло вводился шест, тогда как непосредственно сама мина оставалась снаружи. С казенной части орудие заряжалось обычной гильзой, перекрытой деревянной пробкой-вкладышем со свинцовым пыжом. Таким образом, во время выстрела пробка с пыжом ударяла в шест и выталкивала мину наружу.

Читать:  Календарь - как древние отсчитывали время?

Проверка боем

Начальству новое орудие,-представлявшее из себя 75-мм гаубицу с урезанным стволом для стрельбы «метательными воздушными минами весом до 15 фунтов пироксилина», было представлено в августе 1904 года. Изобретение понравилось, и вскоре было получено добро на его применение в реальных боевых условиях. Уже первые дни стрельбы из миномета показали его крайне высокую эффективность, а японцы были неприятно поражены странными снарядами русских, которые прилетали прямо к ним в окопы и блиндажи, нанося серьезные повреждения оборонительным укреплениям и принося большие потери в живой силе.

Спустя полтора месяца была проведена первая модернизация изобретенного Гобято и Власьевым орудия. Гаубицу заменили 47-мм морской пушкой на легком колесном лафете, удобном для перемещения во время боя, а саму мину начали изготавливать из листового железа в виде конуса, начиненного 6,2 килограмма пироксилина при общем весе мины в 11,5 килограмма. Как впоследствии утверждали сами японцы, новое оружие русских сломало им все планы по осаде и взятию крепости, а многомесячные приготовления были сметены за несколько часов ураганным артиллерийским огнем из неизвестных им орудий.

Оказалось, что обычно пушки крепости по звуку бухали гулко и раскатисто, тогда как морские орудия при стрельбе издавали характерный сухой треск. А вот только что изобретенные минометы звучали непривычно звонко, издавая звук, который потом долго висел в воздухе. Но самым неприятным для японцев оказался тот факт, что укрыться от нового оружия противника было невозможно ни в одном из имевшихся на передовой укреплений. Русские снаряды буквально сыпались с неба, не оставляя шансов на выживание. Поданным историков, японские солдаты называли летящие с неба снаряды «летучей смертью»). При этом японские офицеры, детально изучив, чем по ним стреляют русские, были невероятно удивлены, узнав в снарядах мины. Применение морских мин на суше стало для японцев настоящим чудом. В то же время наши солдаты в Русско-японскую войну любовно именовали первые минометы «лягушками».

Читать:  Норманская теория опровергнута

Путевка в жизнь

Самое удивительное, что, несмотря на очевидный успех изобретения Гобято и Власьева, в боях под Порт-Артуром первое время массового применения в армии это изобретение не получило. Генерал-инспектор Главного артиллерийского управления великий князь Сергей Михайлович Романов назвал миномет «суррогатом артиллерии». Его окружение также добавило несколько неприятных эпитетов, таких как «игрушечные пушки» и «орудия без будущего».

Таким образом, из-за чванливости и недальновидности высших военачальников армии Российской империи великолепно зарекомендовавшие себя во время Русско-японской войны минометы до середины Первой мировой в русской армии не применялись. И это очень прискорбно, поскольку немецкие войска, подхватив буквально витавшую в воздухе идею создания минометов, собственные разработки этого оружия использовали крайне активно. Причем немецкие орудия, в отличие от изобретения русских офицеров во время обороны Порт-Артура, оказались очень тяжелыми – около 800 килограммов весом каждое.

Как это часто бывает, только применение врагом перспективного вида оружия заставило командование русской армии вспомнить о своих собственных разработках аналогичного вида вооружения. Первым этот вопрос поднял Верховный главнокомандующий сухопутными и морскими силами Российской империи в начале Первой мировой войны великий князь Николай Николаевич Романов, лично указав военному министру В. Сухомлинову на то, что «пехота настойчиво требует минометов, считая их своей артиллерией». Лишь после вмешательства великого князя изобретению Гобято и Власьева был дан зеленый свет. Военные заводы выпустили несколько тысяч минометов, чей вес составлял всего около 90 кг, то есть почти в десять раз легче их немецких конкурентов.

Правда, Гобято не дожил до триумфа своего изобретения. Военный изобретатель в звании генерал-лейтенанта погиб в 1915 году во время обороны Перемышля. В свою очередь Власьев в годы Первой мировой командовал подводной лодкой «Акула», потопив немало немецких судов, а затем был назначен капитаном минного заградителя «Наров». Умер Сергей Власьев глубоким стариком в Париже в сентябре 1955 года.

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...