Loading Posts...

Расстрел на рождество. Зверства латышских эсэсовцев в годы Великой Отечественной войны

Рождество Христово во всем мире считается светлым праздником. Однако с этим праздником иногда связаны очень мрачные события. Одним из мест, где Рождество отмечают со слезами на глазах, является село Аудрини в Латвии. Эту бывшую деревню, а ныне волостной центр, часто называют латышской Хатынью. Во время празднования Рождества Христова в 1942 году все жители были убиты полицейскими из числа латышских националистов.

«Народные» дружинники и староверы

Не секрет, что большинство жителей прибалтийских республик (Латвии, Литвы и Эстонии) насаждение советской власти в своих странах, случившееся в 1940 году в результате знаменитого «Пакта Молотова — Риббентропа» (разделившего сферы влияния в Восточной Европе между Германией и СССР), восприняли негативно и пытались сопротивляться. Десятки тысяч латышей, эстонцев и литовцев арестовывались сотрудниками НКВД, расстреливались, отправлялись в лагеря или в ссылку.

В Латвии НКВД особое внимание уделяло организации «Айзсарги». Это объединение (в буквальном переводе с латышского — «защитники») было образовано в 1919 году и выполняло функции народной милиции. А если оперировать советскими реалиями, добровольно-народных дружин (ДНД), помогавших милиции в охране общественного порядка. Айзсарги тоже помогали латышской полиции, патрулировали сельские местности, дороги, участвовали в охране госграниц и пр. Но в отличие от советских дружинников, которые были «вооружены» лишь красными повязками с надписью ДНД, айзсаргам разрешалось иметь огнестрельное оружие (винтовки и пистолеты). В штабах айзсаргов хранилось и более тяжелое вооружение, в частности станковые и ручные пулеметы, гранаты и даже танкетки (легкие танки).

После ввода советских войск в Латвию организация айзсаргов была признана незаконной и расформирована. Почти все руководители были либо расстреляны, либо надолго отправились в лагеря. Рядовым членам было приказано сдать оружие. Впрочем, многие айзсарги оружие не сдали, и именно они стали костяком «лесных братьев» (прибалтийских националистов, боровшихся с советской властью).

Читать:  «100 тысяч расстрелянных попов» - доля правды в мифе о Гражданской войне

После начала Великой Отечественной войны бывшие айзсарги в массовом порядке пошли в помощники гитлеровцев и составили костяк вспомогательных сил оккупационных войск Германии, то бишь стали полицаями. На Украине и в Белоруссии главной задачей таких образований была борьба с советскими партизанами. Но в Прибалтике партизанское движение не получило широкого распространения. Видимо, в первую очередь потому, что немецким войскам было строжайше запрещено грабить жителей Прибалтики. Даже изымая продукты, немецкие фуражиры с местными крестьянами честно расплачивались рейхсмарками. Исключение составляли евреи, которых сгоняли в концлагеря и гетто, отбирая у них не только драгоценности, но и продукты. В таких реквизициях айзсарги-полицаи были немцам активными помощниками.

Но были в Латвии поселения, которые, с одной стороны, не относились к латышской многонациональной семье и в то же время не были евреями. Предки этих крестьян пришли в Латвию еще в конце XVII — начале XVIII веков. Именно в то время на Руси начались церковные реформы, запущенные патриархом Никоном. Который пытался переделать все церковные отправления в православной церкви по греческому образцу. Самым знаменитым в этих новшествах стало распоряжение Никона креститься тремя пальцами, а не двумя, как это было ранее.

Те, кто сопротивлялся новшествам Никона и отказывался креститься «дулей» (три пальца ведь не только щепоть, но и композиция из тех же трех пальцев), стали называть «раскольниками», сами они назвали себя «старообрядцами». Большинство старообрядцев поспешили оказаться подальше от церковных реформ и ринулись на восток, в Сибирь. Но многие избрали иной путь и ушли на запад, где зроде как правили католики-латиняне, но христиан привечали. Так на территориях Латвии, Литвы, Белоруссии образовались этакие обособленные поселения старообрядцев.

Палач неподсуден?

Деревня Аудрини была как раз из таких. Несколько семей старообрядцев дошли до латышского города Резекне (другое название Режица, седьмой по населению город в нынешней Латвии), поклонились бургомистру и получили место для поселения в 11 км от города. Новое поселение назвали на местный лад Аудрини. С соседями ладили, хоть и были другой веры. И именно поэтому вроде и были как своими, но все равно оставались как бы сами по себе.

Читать:  50 лет советской туалетной бумаге - от «принуждения» через рекламу к дефициту

Насаждение советской власти в 1940 году аудринцы восприняли с одобрением. Некоторые староверы даже пошли на службу новой власти. В частности, Родион Глушнсв стал милиционером. После захвата Латвии немецкими войсками в 1941 году Глушнев был арестован, но умудрился сбежать из концлагеря военнопленных, куда его отправили оккупационные власти. Вместе с бывшим милиционером сбежали еще несколько красноармейцев. И отправились они в родную деревню Глушнева.

Дальнейшие события немного путаны. По одной версии, о том, что беглые военные находятся в Аудрини, полицейские узнали от односельчанки Анисьи Глушневой (матери бывшего милиционера). Которая донесла на Глушневу потому, что осталась недовольна дележом имущества от арестованных евреев. Но данная версия при ближайшем рассмотрении не выдерживает критики. Если бы полицаи знали, что в Аудрини живут шесть вооруженных красноармейцев, то не направили бы на проверку всего пятерых полицейских. А потому более правдоподобной представляется другая версия, согласно которой патруль полицейских, возглавляемых бывшим айзсарговцем, вволю отметив Рождество, решили похмелиться. На пути патрулирования стояла зажиточная деревня старообрядцев, к ним и решили завернуть. А там нарвались на беглых военнопленных. В перестрелке погибли один красноармеец и начальник патруля.

Об этом происшествии, причем далеко не сразу, узнал начальник 2-го участка полиции Резекненского уезда Болеслав Майковскис, бывший командир роты айзсаргов и сослуживец погибшего полицая. Именно он, по мнению суда, состоявшегося в Латвии в ноябре 1965 года, настоял на уничтожении всей деревни. Акцию устрашения одобрил тоже бывший айзсарговец начальник полиции Резекненского уезда Альберт Эйхелис. 2 января 1942 года в Резекне были прилюдно расстреляны 30 мужчин из деревни Аудрини. Среди расстрелянных были подростки 13-14 лет, в том числе и 13-летний брат Родиона Глушнева. Но на этом Майковскис не успокоился. Через два дня деревню Аудрини окружили около трехсот полицейских. Руководили ими именно Майковских и Эйхелис. Всех жителей деревни, включая стариков и детей, выгнали из домов, отвели в лес и расстреляли из пулеметов. Майковскис лично добивал раненых из пистолета, несколько раз меняя обойму в парабеллуме. По разным данным, в тот день были убиты от 200 до 209 человек. После расправы с аудринцами полицаи сожгли их дома.

Читать:  «Рыбное дело» - самый громкий коррупционный скандал в СССР

После суда в 1965 году Майковскис был признан военным преступником, и правоохранительные органы СССР подали его в международный розыск. Палача нашли в США, где Майковскис возглавлял объединение латышских эмигрантов. Американские власти 15 лет тянули волынку с арестом. В 1980 году был наконец выдан ордер на арест Майковскиса. Но к тому времени он уже жил в ФРГ. В 1988 году представители СССР добились того, чтобы Майковскис предстал перед судом (военные преступления не имеют срока давности). Суд длился до 1994 года и закончился без приговора, с формулировкой «за слабостью обвиняемого». В конце концов, Майковскис расстреливал не евреев или латышей, а всего лишь русских старообрядцев… Он умер в собственной постели в 1996 году.

4
ПечальноПечально
1
ЛайкЛайк
1
ЗлюсьЗлюсь
Ха-хаХа-ха
ВауВау
ДоволенДоволен
Voted Thanks!
Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...