Connect with us

История

Крепостной и турчанка. Как благородная южанка вышла замуж за безродного невольника

Московский дом великого русского актера Михаила Семеновича Щепкина и его жены Елены Дмитриевны был открыт не только для членов их большой семьи. На Мещанской у Щепкина находили приют осиротевшие дети родных и друзей, а также престарелые одинокие актеры.

Щепкины не случайно привечали тех, кому было трудно и одиноко. У обоих за плечами была долгая жизнь, полная невзгод и лишений. Именно поэтому они так чутко реагировали на чужую боль.

Найденыш в Анапе

Елена Дмитриевна родилась предположительно в 1789 году. Предположительно, потому что в 1791-м на юге шла турецкая война. На развалинах одного из домов в Анапе русские военные заметили рыдающую турецкую девочку. По виду ей было года два. Она копошилась среди мертвых тел – видимо, своих родственников. И плакала так, что сердце разрывалось.

Солдаты сжалились над хорошенькой черноволосой девочкой. Они принесли ее в палатку к офицеру. Он сказал:

– Возьму-ка я ее себе на счастье. Выкормлю и выращу как могу. Поместите, ребята, девочку у меня.

Ребенок оказался шумным и эмоциональным. Однажды, проходя мимо офицерской палатки, князь Дмитрий Орбелиани услышал детский плач. Солдаты ему рассказали, что и как. Князь – к офицеру, приютившему малышку:

– Ты человек бедный, а ребенок денег требует. Девочке кормилица нужна. Отдай ее мне. Я в Моздоке окрещу ее, воспитаю и сделаю счастливой!

Девочку крестили Еленой. А отчество и фамилию дали по крестному отцу: Елена Дмитриевна Дмитриева. Орбелиани поместил крестницу в семью кормилицы. И не забывал перечислять значительные суммы на ее содержание. Новоявленную Елену одевали как куклу. И нисколько не обижали. Но Орбелиани забрал ее из семьи – в районе свирепствовали горцы-дикари.

Потом она оказалась в семье друзей Орбелиани. Эти добрые люди мучились с характером непоседливой девочки. Когда Елене сказали, что ее будущий жених должен спросить разрешения у приемной матери, девочка возмутилась;

– Пусть прежде спросит, пойду ли я за него. Меня никто принудить не может. Я турчанка и вольная.

И как в воду глядела. Хорошенькая южанка вышла замуж, ни у кого не спросясь.

11-летнюю девочку передали потом еще в одну семью – Чаликовых. Они удочерили Елену и дали ей свою фамилию. Когда юная Чаликова повзрослела, у нее завелись поклонники, у которых таяло сердце от ее южной, нездешней красоты.

Любовь с первого взгляда

Но не той она была девушкой, чтобы размениваться на что-то несерьезное. И она дождалась серьезного! Однажды Веригин, берейтор графа Волькенштейна, расхвастался перед актером крепостной труппы Михаилом Щепкиным, что, мол, у него в любовницах самая настоящая турчанка. Легко представить, какое впечатление могли произвести такие разговоры в курской губернии. И видимо, произвели, если Щепкин сказал:

– Не верю, Веригин! Покажи мне ее…
– Изволь! Только просто так граф в Ахремовку, где живет моя любезная, не отпустит! Надо что-то придумать…

Им сопутствовала удача. Повод заявиться туда возник сам собой: граф, театрал и меломан, снарядил несколько понимающих в музыке людей, прослышав, что в деревне Ахремовке, где было имение Чаликовых, продаются духовые инструменты. Елена Дмитриевна вспоминала, что молодые люди смотрели ни на какие не на инструменты – они буквально пялились на нее…

Михаил Щепкин также был человеком непростой судьбы. Он родился в семье крепостного, принадлежавшего графу Волькенштейну. Мальчик с невзрачным лицом истинного актера (у великих артистов часто бывают лица, на которых можно «нарисовать» все, что угодно) буквально от рождения был столь артистичен, что хозяин стал заботиться об его образовании. К совершеннолетию Михаил Семенович стал звездой крепостной труппы. Щепкин, чьей фамилией сегодня назван московский театральный вуз при Малом театре, оказался лицедеем, которому подвластно все; и комедия, и трагедия, и драма. Но, как у многих крепостных актеров, его положение было двойственно. С одной стороны, он вырос образованным человеком с хорошими манерами. С другой стороны, по статусу оставался рабом Волькенштейна, который мог его и продать, и подарить, и высечь.

Положение Елены Дмитриевны было также двойственным – и ненамного лучше, чем у Михаила Семеновича. Да, она была свободной. Но при этом – воспитанницей-приживалкой, которая с детства кочевала из семьи в семью. Молодые люди понимали друг друга, как никто другой. По закону, который в то время действовал в России, человек, вступивший в брак с крепостным, сам становился рабом; и он сам, и рожденные в таком супружестве дети.

Испытания не помеха

Но вернемся немного назад к тому дню, когда Веригин и Щепкин переступили порог дома Чаликовых. Михаил поглядел на Елену и сразу понял: его приятель врал, что она его любовница. Уж больно чиста и прямодушна была. Щепкин и Чаликова влюбились друг в друга с первого взгляда. Но покровители Елены отнюдь не были в восторге от этого романа. Они отлично знали законы и понимали, чем чреват для воспитанницы брак с подневольным человеком.

В течение целых двух лет Миша и Елена встречались не больше пяти раз. Но чувства не ослабевали. Во время одного из коротких тех свиданий прекрасная турчанка получила от возлюбленного две банки помады и поцелуй в щеку. Однажды она увидела его на сцене провинциального театра и поняла, с талантом какого масштаба имеет дело.

Чаликовы как-то взяли Елену с собой в Петербург. Там она побывала в столичном театре. И игра тамошних актеров не смогла сравниться с тем, что изображал на сцене ее любимый Миша. Они обменивались письмами всю жизнь. И в течение тех двух грустных лет перед венчанием, когда было неизвестно, быть им вместе или нет. И потом, когда Михаил Семенович уезжал на гастроли в какую-нибудь глушь и не мог взять семью с собой… В переписке они любили пошутить: она называла его Машей, а он ее – Алешей.

В конце концов, Елена решила идти ва-банк и показала письма своей благодетельнице Чаликовой. И та дала разрешение на брак, увидев глубину чувств молодых людей. Вот какой диалог состоялся между барыней и воспитанницей:

– Вспомнила я, мне муж писал, когда в женихах был. Куда-то их полк уходил, и такие письма я получала, что стала его любить. Слова-то, они власть имеют, и твой, по письмам, умен и тебя любит. Да только не об этом речь сейчас… Ты посуди, Аленушка. Он – господский человек! Как же тебе в неволю пойти?! Своими-то ногами? Хоть я и знаю, что нет ужаснее безнадежной любви. Не дочь ты мне, а как дочь. И сердце мое разрывается. Если б были деньги у меня, выкупила бы друга твоего. Решай, Аленушка… Сколь могу – помогу. И вид дам.

– Я все буду сносить с терпением, ибо сколько я его люблю… Все равно не переживу, когда за него не выйду. В 1812 году Елена Дмитриевна стала женой провинциального крепостного актера Михаила Семеновича Щепкина. Со знаменитого ее портрета кисти Тропинина (того самого Тропинина, который оставил нам лучшее изображение Пушкина) на нас смотрит 37-летняя брюнетка с розой в черных волосах. У нее живое, умное лицо и добрый взгляд.

Открытый дом

Доброту Елены не смогла убить тяжелая жизнь, на которую она облекла себя, выйдя замуж за крепостного. В семье родилось шесть детей. Жили бедно. Часто переезжали – в зависимости от того, в какой театр приглашали отца семейства. Денег не хватало. Но от этого отношения супругов становились только лучше.

Однажды Елена отказалась от шанса, который мог круто изменить ее жизнь. В Россию приехал турецкий паша, чтобы разыскать дочь, которую он потерял во время войны в Анапе. Щепкина была уверена: речь о ней. Но не стала объявлять себя, понимая: это разрушит счастливый уклад ее семьи.

Талант артиста заметили влиятельные люди и стали всеми силами пытаться освободить его от рабства. В судьбе Щепкина приняли участие многие замечательные люди: известный гуманист того времени князь Николай Репнин, декабристы Матвей Муравьев-Апостол, Сергей Волконский и другие. Только в 1821 году Щепкин, его жена и дочери стали свободными. Сыновей рабовладелец освободил позже.

Семейству удалось осесть в Москве. К 1831 году в хлебосольном доме актера обитало 24 человека: не только артист, его жена и дети, но и осиротевшие дети друга, родня Щепкина и старые, одинокие коллеги по сцене.

Так и жили – веселой коммуной, которой правила своими добрыми руками Елена Дмитриевна. Оба супруга дожили до старости: Щепкин умер в 1863 году. Дети их выросли образованными людьми. Но после смерти родителей они не смогли сохранить чудную атмосферу их московского дома.

Наш канал в Телеграм
Продолжить чтение
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Человечество1 день назад

Гибель людей на Всесоюзном туристском маршруте № 30

Загадочные места1 день назад

Трансполярная магистраль – «Мертвая дорога»

История1 день назад

Архив княжны Таракановой

История1 день назад

Русский подданный Иммануил Кант

История1 день назад

Кунсткамера – Петровские чудеса

Медицина1 неделя назад

Дар Жизни: Особенности и Значимость Донорства Ооцитов

Медицина1 неделя назад

Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО): Открывая Дверь к Новой Жизни

Медицина3 недели назад

Препараты для лечения заболевания артерий и улучшения микроциркуляции

Технологии3 недели назад

Всесторонний обзор Leatherman Signal: Подробное руководство

Болезни3 недели назад

Лечение артроза суставов: Внутрисуставное введение синовиальной жидкости

Медицина1 месяц назад

Контурная пластика носогубных складок

Медицина1 месяц назад

Факты о стоматологических клиниках на Мичуринском проспекте: выбираем подходящую

Copyright © 2024 "Мир знаний"