Коробейники - торговцы удалые – Мир Знаний
Loading Posts...

Коробейники – торговцы удалые

Коробейниками, или офенями, в Российской империи называли мелких торговцев-разносчиков. Наполнив короб разнообразным товаром, они с утра до вечера сбывали его в городах и деревнях.

«Живая газета» с громким голосом

В середине XIX века коробейники были яркой приметой городских и деревенских улиц. Как правило, это были крепкие мужчины средних лет, которые могли целыми днями в любую погоду таскать тяжелый короб на заплечном ремне и громко рекламировать товар. От того, как они это делали, зависел их доход. Поэтому для привлечения покупателей коробейники включали в свой речевой арсенал забавные шутки, анекдоты и прибаутки.

От них можно было услышать рифмованные «завлекалки»: «Вкусный квас – в самый раз! Вас не разорит, а жажду утолит!», «Халва сладка, цена – в дрожь не бросает, а во рту просто тает!», «А вот игральные картишки – для азартной передышки!», «Купи зазнобе колечко – порадуй ее сердечко!»

Чтобы привлечь к себе внимание, офеня мог и похохмить: «Подходите, гра- ждане! Не стесняйтесь! Кто желает «поросячьего визга» на две копейки?» – и через
минуту вокруг него собиралась толпа и начинался оживленный торг.

Зачастую коробейник играл роль живой газеты, сообщая землякам ежедневные новости, курьезные случаи, прогнозы погоды, чем также привлекал потенциальных покупателей.

Если какого-либо товара у него не находилось, он обещал непременно доставить его на следующий день и обязательно сдерживал обещание.

Естественно, коробейник должен был обладать определенной харизмой, громким голосом, четкой дикцией, коммуникабельностью и быть хорошим психологом, чтобы оперативно войти в контакт с покупателями, убедить их в отличном качестве товара и продать как можно больше.

Бляха с номером

Что же предлагали покупателям предприимчивые коробейники позапрошлого века? Свежие (с пылу, с жару!) пирожки, бублики, баранки, а еще яйца, квас, мясо, сыр, молоко и молочные продукты, фрукты, овощи, игральные карты, табак, детские игрушки, ткани, платки и шали, иголки и нитки, молотки и гвозди, топоры и рубанки, сувениры, прохладительные напитки и т.д. В общем, носили на себе целый магазин.

Читать:  Канарские острова - у границ Ойкумены

Коробейник должен был приобрести у властей населенного пункта, где он собирался торговать, разрешение. После этого ему вручались соответствующий документ (его в любой момент мог проверить городовой или квартальный) и бляха с номером. Учитывая такую идентификацию, коробейник не обсчитывал граждан и не старался всучить им второсортный товар под видом первосортного, так как дорожил своей репутацией и работой.

Вполне естественно, что коробейники стремились торговать в крупных городах. Там у них не было отбоя от клиентуры. Криминалу – нет!

Идя навстречу покупателям, коробейников всячески поощрял московский генерал-губернатор Владимир Андреевич Долгоруков, отдавший управлению златоглавой 25 лет во второй половине XIX века.

Он пользовался репутацией рачительного «хозяина города» и поддерживал в нем железный порядок. В этом ему помогал его протеже – обер-полицмейстер Александр Александрович Власовский. До его назначения полиция Москвы отличалась леностью и распущенностью. Вследствие чего процветали уличное воровство и откровенный грабеж, жертвами которого часто становились коробейники.

Лихие люди средь бела дня могли под угрозой оружия отнять у них товар и лишить заработанного. Их частые жалобы заставили обер-полицмейстера принять жесткие меры по наведению порядка. Он приказал городовым безотлучно стоять на своем посту и жестко пресекать действия криминальных личностей на вверенном участке. За каждого пойманного мазурика и лихоимца лично премировал полицейских рублем.

Кашу маслом не испортишь

Часто грозный Власовский о неожиданно появлялся в различных районах Москвы и лично проверял работу городовых и будочников. Также он интересовался у коробейников, не обижают ли их преступники и мошенники всех мастей.

С раннего утра и до позднего вечера разносчики заполняли московские улицы и благодаря заботе полицейского ведомства чувствовали себя в Москве весьма вольготно. Если у них все же возникали проблемы, они обращались к «аблакатам», которые набили руку на писании разного рода документов: жалоб, прошений, ходатайств и т.п. Как правило, власти города старались принимать меры по каждому обращению.

Самым горячим временем для разносчиков были утро и день. Они смело заходили в каждый двор и стучались в дома и квартиры.

Читать:  Первая итало-эфиопская война

Обычно офеня имел залихватский вид: шапка заломлена набок, выступает важно, говорит вальяжно. Московский литератор Николай Дмитриевич Телешов отмечал: «По одному выкрику, даже не вслушиваясь в слова, можно было безошибочно знать, с каким товаром идет разносчик. По его интонациям обыватели сразу понимали, как у него сегодня идет торговля, каково его настроение и даже – по характерному говорку – откуда он родом».

С наступление сумерек торговцам приходилось прекращать работу. Два века назад улицы российских городов освещались (и весьма слабо!) керосиновыми фонарями. Что касается окраин и глухих переулков, то там светили подслеповатые масляные фонари.

За ними обязаны были следить пожарные, но недобросовестные служаки предпочитали отпускаемое им фонарное (конопляное) масло съедать с кашей вместо того, чтобы заливать его в фонари. Потому окраинные (да зачастую и центральные) улицы российских городов по вечерам быстро пустели и погружались в кромешную тьму.

Вынуждены были прекращать работу и коробейники.

«Ой, полным-полна коробушка…»

С середины XIX века коробейники различались по цвету одежды – длинных подпоясанных кафтанов, или халатов: экипированные в серые халаты продавали товар подешевле. Синий же халат гарантировал покупателям товар более дорогой и качественный, а иногда даже и штучный.

Дети и старики торговали неофициально (без разрешения и бляхи) и предлагали, как правило, то, что подобрали на свалках: тряпье, поношенную одежду, неисправные ходики, гнилые фрукты и т.п.

Услугами коробейников пользовались те обыватели среднего достатка, которым было лень ходить в торговые ряды и которых не смущала наценка. Они долго выбирали товар, могли поторговаться и часто на протяжении лет пользовались услугами одного и того же знакомого коробейника. Бедняки предпочитали отовариваться в торговых рядах, где цены были ниже, чем у коробейников.

Люди состоятельные посещали для покупок большие колониальные магазины с их красивыми выставками разных качественных деликатесов, отличным сервисом и вышколенным персоналом.

В ответ на мощное нашествие этих уличных торговцев в XIX веке даже появилась песня «Коробейники», или «Коробушка», которую принято считать народной. Хотя текст представляет собой фрагменты поэмы Некрасова.

Читать:  Индийский поход Александра Македонского

Народные промыслы

Санкт-Петербург и Москву оккупировали своеобразные «корпорации»» коробейников из тех губерний, где развивались народные промыслы. Уральцы предлагали знаменитые демидовские подносы, нижегородцы торговали деревянными ложками, рязанцы славились грибами, владимирцы – клюквой, астраханцы – рыбой.

Башкирия баловала горожан качественным медом. Татарская диаспора предлагала ткани, кожаную обувь, ленты и расписные женские платки, причем коробейник из Казани носил зеленую бархатную тюбетейку и непременную жилетку.

Немцы-колонисты славились отличным картофелем, корейцы привозили дыни и арбузы, словенцы – жестяную посуду, сербы – женскую косметику, узбеки – сухофрукты.

Ближе к концу XIX века в ряды коробейников влились китайцы, удивлявшие экзотическим видом: с непременной косичкой, торчащей из-под соломенной шляпы, они щеголяли в шелковых кофтах, расшитых цветами, обувались в тапочки на мягкой подошве. По-русски изъяснялись с забавным акцентом.

Гости из Поднебесной предлагали шелк, чесучу, атлас, фарфоровую посуду, деревянную обувь, а еще удивляли россиян невиданными раньше петардами, бумажными фонариками, статуэтками божков, резными костяными шарами, внутри которых перекатывались такие же шары, раскладными игрушками из бумаги и бумажными, красиво раскрашенными змеями. Так что можно с полным основанием сказать: мир коробейников был в полной мере интернациональным. Высшей кастой считались торговцы мясом. Одетые в красные рубахи, они лихо орудовали топором, отрубая от туши, лежавшей на телеге, сочные куски. Быстро взвешивали, заворачивали в плотную бумагу и вручали покупателю.

На смену пришли «челноки»

Коробейничество как неотъемлемая часть городского пейзажа сошло на нет вместе с развалом Российской империи. После октябрьского переворота 1917 года торговля вразнос (газетами, папиросами, сластями, мороженым) какое-то время продолжалась, но к тридцатым годам она практически полностью исчезла, лишь оставив неизгладимый след в народных песнях, сказаниях и легендах.

Забытое слово «коробейник» неожиданно вошло в моду в 1990-е годы. Так стали называть «челноков», которые привозили товар из ближнего и дальнего зарубежья, конкурируя с пустыми отечественными магазинами.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...