Loading Posts...

Кавалерия: главная сила прошлых эпох

Всадники не сразу появились на полях сражений, но, появившись, доказали свою боевую мощь.

9 мая 53 года до н. э. Марк Лициний Красе, римский наместник в Сирии, вторгшийся в пределы Парфянского царства, подошел к местечку Карры (сейчас Харран в Турции). Со своим войском, состоявшим из 50 000 солдат (из них 4000 – кавалерия), он хотел идти на столицу Парфии Ктесифон. Хотя римляне ни разу не встречались с парфянами в бою. Красе считал их слабыми воинами и был уверен 8 своей победе. Вскоре ему сообщили, что впереди Красса стоят парфяне – 10 000 конных лучников и 1000 закованных в броню «неранимых» – так называли катафрактов” из царской охраны. Красе построив свои войска в виде гигантского прямоугольника, двинулся на парфян. Навстречу, под устрашающую дробь барабанов и завывание труб, медленной рысью тронулись «неранимые», сверкая на солнце своими доспехами и доспехами коней. Затем, не ускоряя атаки, всадники ваяли свои длинные копья наперевес. Римляне не дрогнули и, сдвинув щиты, отбили нападение, а потом дали «неранимым» яростный отпор.

Те вдруг попятились и повернули назад, вяло отбиваясь от наскоков римлян. Если бы римляне знали, что налетевший на рысях «неранимый» способен смять сразу трех легионеров, а его несущаяся галопом лошадь (не важно, живая или мертвая, падающая по инерции) – уже десять рядов пехоты, то поняли бы, что неспешная атака «неранимых» – лишь уловка. А тут, увлекшись преследованием «железных» всадников, они и не заметили, как оказались со всех сторон окружены скачущими в дикой круговерти конными лучниками. Эти всадники непрерывно осыпали плотные ряды римлян стрелами с утяжеленными наконечниками, пробивавшими не только доспехи, но и щиты. Попытки отогнать лучников или вступить с ними в ближний бой ни к чему не привели: легко уходя от преследования, они так же быстро возвращались обратно. Красе надеясь всё-таки втянуть парфян в рукопашную схватку, послал своего сына Публия с его галльскими всадниками в атаку – на остановившихся неподалеку «неранимых».

Но лучники тут же отсекли отряд Публия, перебив всех до единого. А римляне всё стояли под убийственным ливнем стрел.. И так продолжалось до ночи. А потом наступила развязка: бегство римлян, гибель Красса, истребление остатков римского войска. Битва при Каррах стала важным событием в истории конницы, ознаменовавшим торжество скифской манеры ведения боя.

НЕ ДЛЯ ЕЗДЫ, А ДЛЯ ЕДЫ

Для того чтобы сесть на лошадь, ее нужно было сначала приручить и одомашнить. Произошло это примерно 4000 лет до н. э. на обширных степных пространствах Северного Причерноморья и Прикаспия, где обитали дикие лошади – тарпаны, которые и были приручены местными земле дельцами. Правда, историки говорят, что сначала люди их разводили только ради мяса и молока. Мысль о том, как еще можно использовать лошадей, пришла позже и была связана с переменой образа жизни. Дело в том, что в Причерноморье и Прикаспии лишь немногие земли были доступны для обработки мотыгой, и земледельцы селились на плодородных участках в поймах немногочисленных рек. Однако окружающие степи являлись изобильными пастбищами, так что местное население вскоре стало переходить к скотоводству.

Читать:  «Россия» в огне. Как отель-рекордсмен стал огненной ловушкой

Но пасти стада всем вместе и на одном и том же участке невозможно, поэтому в IV—III тысячелетиях до н. э. происходило быстрое расселение скотоводов на восток, вплоть до нынешней Маньчжурии. В результате к XIII веку до н. э. степи были в основном заселены. Пришлось перемещаться с места на место в поисках новых пастбищ, и вот тут, видимо, люди и поняли, что лошадь можно использовать не только для пропитания, но и в качестве тягловой силы, боевого средства и транспорта.

ПЕРВЫЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Но всяким транспортом нужно управлять. Поэтому в начале II тысячелетия до н. э. были изобретены удила и уздечки, а также повозочная упряжь. После этого на коней сели все. И жители степей пошли кочевать вместе со своими стадами и поставленными на колеса кибитками. Однако кочевники сталкивались друг с другом из-за тех же пастбищ, начались войны, побежденные уходили на новые земли в поисках новых пастбищ, нападали на тамошнее население, истребляя  его или покоряя. Степь  постоянно выталкивала всё новые волны кочевников, которые сеяли вокруг страдания и ужас. Жертвами обычно становились земледельцы, более развитые и более богатые, но сильно уступавшие в боевитости свирепым степнякам. Тем более, что у тех появилось «супероружие» – боевая колесница.

ОРУЖИЕ И ТАКТИКА

Боевой опыт вскоре показал, что главным оружием колесничного воина должен стать лук, причем небольшой и удобный для стрельбы с повозки. Для этого лучше всего подходил лук, составленный из разных слоев дерева, мощный и небольшого размера. Постепенно сформировалась тактика сражений, состоявшая в том, чтобы, используя скорость и маневренность колесницы, получить численное превосходство в нужном месте и засыпать противника стрелами, уклоняясь при этом от ближнего боя.

Создание колесницы сделало индоиранцев практически непобедимыми. Вся Великая степь – от Дуная до пустыни Гоби – была занята индоиранскими племенами. Затем они ворвались на Ближний Восток, основав там государство Митанни и Хетское царство, в Малую Азию, завоевали Нижний Египет, разрушили Вавилон и вторглись в Китай, где создали могущественное государство Инь…

АССИРИЙЦЫ С ЖЕЛЕЗОМ

Разумеется, народы, ставшие жертвами кровожадных кочевников, переняли «военную технику» своих поработителей, начав изготавливать собственные колесницы, элементы упряжи, сложный лук и т. д. И успешно применяли их против завоевателей. Так, после почти двухвековой борьбы удалось изгнать гиксосов (народность, образовавшаяся на территории нынешней Сирии из Египта.

Но наибольших успехов на этом направлении достигли ассирийцы. Начало их масштабных завоеваний совпало с очередной технологической революцией – люди научились изготавливать железо. Именно обладание железным оружием позволяло ассирийцам громить своих противников, вооруженных мягкими бронзовыми мечами. Но дело не только в этом. Активно соприкасаясь с кочевниками, ассирийцы часто приглашали к себе наемников из степи и сами внедряли их военные «инновации». Например, ассирийцы заимствовали у Митанни боевые колесницы и сумели создать целое колесничное войско, причем на регулярной основе. Ассирийцы заимствовали у завоевателей также и составные луки.

Читать:  Тайны Великого шелкового пути - дорога, связывающая народы

НОВАЯ ВОЛНА

Но через 200 лет, на рубеже IX-VIII веков до н. э Ассирии пришлось столкнуться с новой кочевой волной, исторгнутой Великой степью: сначала с киммерийцами, а еще через столетие – со скифами. К этому времени в кочевых сообществах появился новый «род войск» – всадники. Но перед тем как посадить верхом на лошадь воина, кочевникам пришлось усовершенствовать уздечку, а главное – седло. Примитивную попону сменили две сшитые между собой подушки, набитые шерстью, с прикрепленной к ним подпругой. Появляется мартингал, позволяющий фиксировать повод и отпускать его на скаку, чтобы выстрелить из лука. Именно появление конных лучников, более-менее устойчиво сидящих на лошади и способных стрелять на скаку в любом направлении, как раз и означало рождение настоящей кавалерии.

Появилась и кавалерийская тактика скифского типа, в целом повторявшая колесничную тактику но уже без колесниц: наскоками разбить врага по частям, галопируя вдоль фронта и осыпая противника кучей стрел, но не вступая с ним в ближний бой. А потом ложным бегством заманить его в засаду. Поняв все преимущества кавалерии, Ассирия тоже начала пересаживать своих воинов в седло. Применив при этом одну немаловажную «инновацию»: у ассирийцев, правда в небольших количествах, впервые появляется тяжелая, закованная с ног до головы в железо кавалерия, вооруженная не только луками, но и копьями.

ФАЛАНГИТЫ И КАТАФРАКТЫ

Однако на Западе конным лучникам (прежде всего персидским) пришлось столкнуться с действенным «противоядием» – греческой, а потом и македонской фалангой. Против сплоченного, ощетинившегося копьями строя защищенных щитами, панцирями и шлемами гоплитов не могла устоять ни персидская легкая кавалерия, ни плохо вооруженная пехота, напоминавшая, скорее, толпу, а не войско. При этом фаланга действовала в тесном взаимодействии с пешими лучниками и пращниками, а главное, с расположенной на флангах тяжелой кавалерией и прославленной фессалийской конницей. Защищенные доспехами почти также, как гоплиты, греко-македонские кавалеристы (их стали называть «катафракты» – «покрытые броней») были вдобавок вооружены совершенно новым оружием – трехметровыми копьями-сариссами, привязанными к телу лошади. Эти всадники были обучены сражаться в сплоченном строю и атаковать клином, нанося кинжальные удары в бок противнику, тогда как фаланга атаковала его с фронта. Македонцы первыми стали практиковать такой способ конной атаки, как наезд: подъезжая к противнику, всадники не останавливались для нанесения удара или стрельбы (скифы же, а, стало быть, и персы предпочитали сразу разворачиваться), а продолжали нестись вперед, расталкивая и давя врага.

И всё же главную роль в древнегреческой армии играли пехотинцы-фалангиты. Дело в том, что тогда еще не были изобретены стремена, а это сильно снижало возможности тяжеловооруженного всадника. Правда, довольно устойчивую и удобную посадку на коне давали уже появившиеся седла с четырьмя жесткими выступами, плотно охватывавшими кавалериста. Они позволяли наносить таранные удары копьем и удары дротиком сверху, но вертеться в седле, орудуя мечом в разных направлениях, и отбивать такие же удары без стремян всё-таки было трудно. Тем не менее, катафракты сыграли весомую роль в победах великого завоевателя Александра Македонского.

Читать:  Франсиско Орельяна - По реке через всю Южную Америку

КАКАЯ СИСТЕМА ЛУЧШЕ?

После того как распалась империя, созданная Александром Македонским, началось противоборство двух военных систем – персидской и греческой. Причем обе стороны стремились заимствовать оружие противника. Военная сила греческих государств по-прежнему строилась на гоплитах, но это не мешало грекам нанимать некоторое количество скифских лучников и начать более широко использовать конницу. Ираноязычные парфяне, в прошлом кочевники, имели войско из легкой конницы с добавлением тех же катафрактов – корпуса «неранимых», облаченных в сплошные доспехи. Но вместе с тем в Парфии пытались использовать и тяжелую пехоту из наемных греков.

Римляне, появившиеся на Ближнем Востоке в начале I века до н. э. и на столетия ставшие главным противником парфян, основным родом войск считали пехоту и оправданно – маневренное построение их легионов убедительно показало превосходство даже над прославленной македонской фалангой. К кавалерии римляне относились с некоторым пренебрежением, на нее возлагались в основном вспомогательные задачи. Она входила в состав легионов и делилась на отряды по 30 всадников, комплектовалась союзниками и выходцами из завоеванных земель. Кавалеристы были плохо обучены верховой езде, лошадь служила им главным образом средством передвижения.

ПЕХОТА В ПРОИГРЫШЕ

Когда между римлянами и парфянами начались первые столкновения, у кочевников Центральной Азии произошли очередные изменения в военной области. Еще в III веке до н. э. у племен хунну (через 500 лет под именем «гунны» они наведут ужас на всю Европу) появился новый, супермощный составной лук с боковыми костяными накладками, резко усиливавшими силу натяжения и, соответственно, мощность и дальность стрельбы. В 200 году до н. э. в битве при Байдыне хунну истребили такими луками огромную китайскую армию. К рубежу II—I веков до н. э. «гуннский лук» дошел и до парфян. И вот вооруженная такими луками, теперь уже полностью конная парфянская армия впервые столкнулась с римлянами в битве при Каррах. Против «скифской» тактики парфян великолепные качества римской пехоты оказались бесполезными.

РИМЛЯНЕ-КОНСЕРВАТОРЫ

Впрочем, страшный разгром не заставил римлян подражать парфянам. Они еще несколько столетий с переменным успехом воевали в своей традиционной манере сначала с Парфией, а потом (с III века н.э) со сменившей ее новоперсидской державой Сасанидов, унаследовавшей парфянскую военную систему. Почему же гордые римляне оказались такими консерваторами? Тут есть две причины. Во-первых, кавалерия тех лет неудачно действовала на пересеченной местности, а легионеры, наоборот, отлично ее использовали. Во-вторых конные лучники не умели брать крепостей, римляне же в этом деле были мастера. Наконец, 31/1 отсутствие стремян по-прежнему сковывало возможности тяжелой кавалерии. Но стремена в конце концов появились, и это стало еще одной революционной новацией.

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...