Connect with us

История

Кардинал Ришелье превратил Францию в абсолютную монархию

Кардинал Ришелье, благодаря кино и литературе, в народной памяти остался коварным персонажем, который плел интриги против королевской семьи. А между тем он был настоящим патриотом Франции, верно служа ей и мечтая сделать ее величайшей державой.

Об этом французском государственном деятеле Петр Великий сказал так: «Я бы отдал половину своего царства, лишь бы научиться у него управлять второй половиной». Звали того, кем так восхищался царь-реформатор, Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришелье. Но миру он известен просто как кардинал Ришелье.

Страна на грани

Будущий кардинал родился в 1585 году. Происходил он из родовитой, но провинциальной дворянской семьи. Еще при короле Генрихе IV (в 1608 году) Ришелье стал епископом, потом кардиналом и окончательно утвердился у власти в 1624 году. С этого момента и до самой смерти в 1642 году Ришелье был фактическим правителем королевства.

Положение нового первого министра было сложным. Король Людовик XIII поначалу его явно недолюбливал. Мы этого короля представляем обычно в том образе, который создал актер Олег Табаков в советской экранизации романа «Три мушкетера». То есть как такого недалекого, легкомысленного и – главное – легкоуправляемого персонажа.

Реальный король Людовик XIII действительно не блистал государственными талантами. Но он отличался поразительным упрямством. Раз приняв какое-то решение, он упорно его держался, несмотря ни на какое давление. И он категорически не терпел от министров тайных действий за своей спиной. Сразу заметим, что Ришелье никогда не позволял себе таких вольностей. Обо всех своих политических действиях, явных и тайных, он всегда информировал короля.

Почему же этот самый упрямый монарх за всю историю династии Бурбонов приблизил к себе именно Ришелье? К тому моменту, как король призвал кардинала к власти, Франция глубоко увязла в целом клубке проблем. Кардинал же славился, как никто, именно своим умением расплетать самые сложные политические узлы. Наиболее проницательные дипломаты эпохи давно указывали на Ришелье как на самого перспективного политика Франции.

В итоге, в 1624 году кардинал получил от короля «карт-бланш» на управление страной. Теперь, чтобы остаться у власти, Ришелье должен был показать себя действительно «эффективным менеджером». А положение французского королевства к тому времени оставляло желать много лучшего. На международной арене голос Франции был слаб. Изнутри страну раздирало своеволие знати. А на части королевства власть Парижа вообще была эфемерна.

Предательская родня

По Нантскому эдикту 1598 года французские протестанты (их называли «гугеноты») получили обширные привилегии. Города и сельские округа, где протестанты составляли большинство, сами избирали свою администрацию, сами собирали и распределяли налоги, сами творили суд. Гарантией этих привилегий были многочисленные крепости и замки, оставленные в руках гугенотов.

Фактически, во Франции существовало своего рода «государство в государстве», не подчиняющееся центральной власти. Ришелье – как эйзенштейновский Иван Грозный – был убежден, что «только будучи крепким, единым, слитным внутри – твердым можно быть и вовне». Всю свою энергию новый французский «премьер-министр» направил на выполнение двух главнейших задач: усмирение феодальной знати и ликвидацию гугенотского «государства в государстве». Но, чтобы добиться успеха, нужно было заручиться полным доверием короля. Без этого политическое будущее кардинала было бы весьма зыбким.

К счастью, кардиналу помогли его же враги – представители феодальной знати. В 1626 году был раскрыт заговор Шале, названный так по имени одного из заговорщиков. В нем принимали участие ближайшие родственники короля: его родной брат Гастон, сводные братья Вандом, кузены Конде и Суассон. Даже супруга короля – Анна Австрийская – была в курсе преступных замыслов. Заговорщики собирались убить Ришелье и низложить Людовика XIII.

Шпионы кардинала раскрыли заговор. Родственники короля отделались опалами. Несчастный граф де Шале, в жилах которого не текла королевская кровь, пострадал жестче всех. 19 августа 1626 года его казнили – и смерть его была ужасна. Друзья графа устранили палача, надеясь спасти Шале. Но Ришелье был неумолим. Он поручил казнь какому-то осужденному душегубу. Не умея управляться с мечом палача, душегуб отрубил голову жертвы лишь с 29-го удара. Разуверившись в самых близких людях, Людовик XIII обратил все доверие на своего спасителя Ришелье. Положение кардинала стало незыблемо.

Славные дела

Первый удар кардинал направил на Ла-Рошель, столицу гугенотов. Это был крупнейший порт на французском побережье Атлантики. Мощные стены и многочисленный гарнизон делали его неприступной твердыней. Еще более неприступной Ла-Рошель делала поддержка Англии, которая могла по морю доставлять туда сколь угодно оружия и провианта.

Взять город-крепость можно было, только перерезав эту морскую связь с Британией. Но как это сделать, если у Франции нет флота? Звучит невероятно, но на Атлантическом побережье у Франции не было ни одного военного корабля! И Ришелье – как позднее наш Петр I – начинает лихорадочно создавать флот. Своих судостроителей не хватает – он выписывает голландских. Не хватает и их – Ришелье не останавливается перед покупкой готовых кораблей у той же Голландии. Это стоило больших затрат, зато к началу осады Ла-Рошели (1627 год) кардинал располагал эскадрой из 13 крупных судов.

Блокада с моря сделала положение гугенотской столицы невыносимой. К моменту капитуляции Ла-Рошели (в октябре 1628 года) ее население уменьшилось с 27 тысяч до 5 тысяч человек. Остальные умерли от голода и болезней. Покончив с независимостью французских протестантов. Ришелье свой следующий удар направил на феодальных синьоров. Он фактически сломал французскую знать «через колено», проводя в жизнь решение о срытии замков.

Конечно же, речь шла не о разрушении жилых покоев феодалов. Срытию подлежали лишь замковые укрепления: зубчатые стены, глубокие рвы, подъемные мосты. За неприступными стенами своих родовых замков синьоры могли не очень-то бояться королевского гнева. Теперь же они становились совершенно беззащитны перед центральной властью, а значит, покорны. Так кардинал Ришелье заложил основы французского абсолютизма. Пройдет еще несколько десятилетий, и сын Людовика XIII – «король-солнце» Людовик XIV- сможет сказать свою бессмертную фразу: «Государство – это я».

«Полпреды» на местах

В том же русле «усмирения знати» стоит рассматривать и знаменитый эдикт о запрете дуэлей. Дворяне составляли основную опору армии. Уничтожая себя на улицах Парижа, они уменьшали количество королевских воинов. Для державы, стремящейся к гегемонии в Европе, это было неприемлемо.

Ришелье определил наказанием для нарушителей эдикта – смертную казнь. Кардинал понимал, что мало написать закон – надо заставить его исполнять. И в этом он был неумолим. Как-то были захвачены два нарушителя эдикта. Один из них принадлежал к боковой ветви знатнейшей французской фамилии Монморанси – Монморанси-Бутвиль.

При дворе думали, что ужна него-то кардинал не посмеет поднять руку. Даже сам король хотел помиловать нарушителя, но Ришелье указал на то, что дело идет не о жизни дворянина, а о жизни закона, и Монморанси-Бутвиль был казнен. Эта история резко сократила количество желающих выяснять отношения с оружием в руках.

Теперь надо было установить прочный контроль над региональными элитами. Губернаторы рассматривали подвластные территории, как своего рода удельные княжества, отданные им в «кормление». Ришелье и здесь нашел выход. Кардинал стал рассылать в регионы эмиссаров центральной власти. Во Франции эти эмиссары назвались интендантами. У «полпредов» Ришелье функции были определены четко – это контроль за финансами.

Деньги – «нерв» любого государства. Без финансовой опоры любой региональный сатрап терял две трети своего влияния. Ришелье эту финансовую опору из-под региональных «королей» выбил. Теперь за губернаторами остались лишь представительские и отчасти военные функции. А весь контроль за финансами регионов перешел в руки интендантов.

Эти три меры – покорение гугенотов, усмирение знати и подчинение региональных элит – создали французское великодержавие. И отцом этой «новой Франции» был именно он – Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришелье.

Наш канал в Телеграм
Продолжить чтение
Click to comment
Подписаться
Уведомление о

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Болезни3 дня назад

Контрактура Дюпюитрена: Загадочное сжатие рук

Медицина1 неделя назад

Вызов на дом нарколога

История1 неделя назад

Как Матильда Тосканская стала защитницей папы римского

Оккультизм и Религия2 недели назад

Пастухи первыми узнали о рождении Христа?

История2 недели назад

Франсуа Дювалье натравливал на оппонентов «живых мертвецов»

История2 недели назад

Водяные насосы работали еще в Вавилоне

История2 недели назад

Почему империя Тан является лучшим временем Поднебесной

История2 недели назад

Пират Генри Морган стал вице-губернатором Ямайки

История2 недели назад

Почему рейхсканцлер Брюнинг не спас Германию от нацизма

Медицина2 недели назад

Сколько сейчас стоит поставить зуб?

История2 недели назад

Почему дачные участки считались предметом роскоши

Города и страны2 недели назад

Часовня Сент-Шапель была хранилищем святынь и зерна

Copyright © 2024 "Мир знаний"