Истоки недоверия к вакцинам – Мир Знаний
Loading Posts...

Истоки недоверия к вакцинам

Несмотря на более 100 млн инфицированных и 2 млн погибших, многие американцы отказываются носить маски, потому что они не чувствуют, что коронавирус реален. Возможность заболеть не беспокоит даже некоторых из тех, кто верит, что вирус существует.

Как это произошло? Если на время оставить в стороне политическую недоброжелательность, то противоречащие сообщения, которые начали поступать с февраля и продолжали приходить все лето, могли сбить с толку даже самого настойчивого человека, занимающегося поиском информации. Рекомендации от заслуживающих доверия организаций были похожи на качающийся маятник. Звучало примерно следующее: «Коронавирус не угрожает Америке. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) требуют прохождения карантина всеми прибывающими из-за рубежа. Не касайтесь поверхностей. Маска вам не нужна. CDC не требуют прохождения карантина приезжающими. На самом деле вам не нужно носить маску, а поверхности не представляют угрозы».

Неудивительно, что в обществе существует раскол относительно представлений о том, как нам необходимо себя вести и восстанавливаться — и коллективно, и индивидуально. И даже те, кто рассматривает COVID-19 в качестве реального повода для беспокойства, испытывают тревогу относительно наиболее обещающего средства при пандемии — вакцины. Согласно результатам опроса, проведенного AP‑NORC в середине мая, менее 50% опрошенных американцев пообещали пройти вакцинацию от коронавируса, когда вакцина станет доступной. Хотя сообщения о собственном поведении не всегда строго соответствуют поведению в действительности, проводимые опросы выявляют точно такие же настроения.

Для людей, занимающихся просвещением по вопросам здравоохранения, существует большое искушение отвергнуть мнение тех, кто отказывается вакцинироваться или сомневается, и назвать их сторонниками теории заговоров или ложно информированными скептиками, которые изменят мнение, если предоставить им факты. Но недоверие к процессу, связанному с вакциной от коронавируса (от разработки до клинических испытаний и распределения), нельзя отвергать как «антинаучное» мышление. Это не просто результат нынешней политической поляризации и опасной дезинформации, поступающей из высших кругов власти.

Даже несмотря на то что вакцины почти полностью исключили риск, связанный с множеством предотвратимых болезней, за последние два десятилетия неуверенность растет и количество отказов от вакцинации увеличивается. Обычно отказы от вакцинации чаще всего встречаются в населенных белыми богатых районах, но опросы, проводимые с целью разобраться в ожиданиях людей относительно вакцины от коронавируса, показывают высокий уровень неуверенности и отказов и среди маргинализованных сообществ. На самом деле эти группы, по-видимому, наиболее скептически настроены: только четверть темнокожих и 37% латиноамериканцев, опрошенных AP‑NORC, сказали, что они обещают сделать прививку, когда вакцина станет доступна. Если учесть, что сообщества афро- и латиноамериканцев, а также коренного индейского населения находятся в группе максимального риска инфицирования, а число их представителей, погибших от COVID-19, исключительно велико, подобный результат может показаться любопытным противоречием. Однако нетрудно понять опасения этих групп, а в некоторых случаях и откровенный отказ следовать рекомендациям системы здравоохранения, если принимать во внимание расизм, исторически внедренный в систему медицины, и вред, нанесенный необъективной наукой.

Читать:  Пять правил для долгой жизни

Исследование наиболее острых вопросов взаимодействия науки и общества — центральный элемент редакторской стратегии Dope Labs, подкаста, созданного нами в 2019 г. для расширения представлений о коммуникации в науке и научном сообществе. Вышло более 30 млн выпусков подкаста, но даже при такой насыщенности слишком большая часть предлагаемого слушателям материала в США предназначена для белых, богатых и образованных. Наша цель — сконцентрировать внимание на тех, кому чаще всего недоступно научное повествование. Это означает, что в наших выпусках рассматривают физику и химию «Черной пантеры» и остальной кинопродукции вселенной Marvel, когда выходит новый фильм; в День благодарения говорят о влиянии поселенческого колониализма на коренное население и экологию; когда мы обсуждаем изменение климата, то изучаем взаимосвязь движений за расовую справедливость с борьбой против выбросов парниковых газов.

В недавно вышедшем выпуске мы вместе с автором Анджелой Саини (Angela Saini) сосредоточили свое внимание на истории научного расизма. Если рассматривать через такую призму недоверие к вакцинам и научному вмешательству, то становится очевидно, что оно существует не без причины. Вспомните об эпохе принудительной стерилизации — тактики, использовавшейся евгеническим движением в США для предотвращения размножения тех, кого считали «нездоровыми». Этой процедуре подвергали темнокожих, индейских и латино-американских женщин, а также тех, кого определяли как «слабоумных».

Вопреки заявлениям ученых — сторонников евгеники критерии, использовавшиеся для определения «нездоровых» людей, строго соотносили с их экономическим статусом, а не генетикой. Подумайте также об отголосках исследования сифилиса в Таскиги, когда в 1932 г. Служба общественного здравоохранения США набрала в программу сотни мужчин-афроамериканцев в обмен на бесплатное медицинское обслуживание. Даже после появления в 1947 г. жизненно важной терапии антибиотиками этим мужчинам еще десятки лет продолжали давать плацебо только для того, чтобы исследователи могли наблюдать, насколько ухудшается состояние пациентов по мере развития болезни.

Читать:  Кожа покойников заживляет раны

Люди вполне обоснованно сомневаются в мотивах фармацевтических компаний или задаются вопросом о возможном существовании уже проверенной вакцины от коронавируса, когда ученые в элитных университетах создают собственные «гражданские вакцины» и прививают самих себя и своих коллег. Тем временем общественность ждет появления «официальной» вакцины, а люди, выполняющие необходимую работу, продолжают умирать.

Рассмотрите другие конспирологические теории, циркулирующие вокруг потенциальной вакцины. Вот, например, боязнь того, что во вводимом препарате будут содержаться микрочипы для слежки. Склонность верить слухам, будто ученые будут собирать наиболее личную информацию во время оказания медпомощи, не покажется столь уж неестественной, если вспомнить, что в 1951 г., пока Генриетта Лакс (Henrietta Lacks) лечилась от рака в Госпитале Джонса Хопкинса, без ее ведома у нее взяли образцы тканей, что способствовало проведению большого числа исследований.

Расизм в медицине наблюдался не только в прошлом. В исследовании, результаты которого были опубликованы в сентябре в Proceedings of the National Academy of Sciences USA, провели анализ 1,8 млн родов в США и обнаружили, что смертность среди темнокожих новорожденных в три раза выше, когда роды принимают белые врачи, по сравнению со смертностью в случаях, когда работают темнокожие врачи. Хотя движущий механизм неясен, таких результатов, особенно в сочетании с собственным негативным опытом в медицинских учреждениях, достаточно, чтобы заставить людей сомневаться в том, что врачи лечат всех по одним и тем же стандартам оказания медицинской помощи.

Людям и организациям, ответственным за разработку и предоставление информации о вакцине от коронавируса, необходимо учитывать столь неоднородный фон, если мы хотим взять COVID-19 под контроль. Признать, что под рукой у «науки» имеются средства, благодаря которым американцев, и в частности маргинализованные группы, иногда вводят в заблуждение, обращаются с ними плохо или неверно понимают, — первый шаг на пути к возврату доверия. Те, кто стремится нанести вред, манипулируя общественным диалогом и используя наследие расизма в медицине в виде сообщений, направленных на разжигание гнева и страха, имеют собственные интересы. Должностные лица в сфере здравоохранения, стремящиеся отстаивать ясность, должны учитывать эти моменты уязвимости и реагировать на них, а не игнорировать.

Читать:  Лекарственные растения

Но как это выглядит на практике? Энтони Фаучи (Anthony Fauci), кажется, выбрал подход «никогда не говори “нет”» и выступает в менее знакомых медиаформатах, где уже существует аудитория, научная или иная: Young Money Radio Лила Уэйна, Instagram Live с Мэттью Макконахи и канал на YouTube Академии Хана. Необходимы разные ведущие и нетрадиционный подход к подаче информации. Нам пишут, что Dope Labs — слишком несерьезный или не настоящий научный подкаст, потому что мы отказались от использования терминологии.

Но это сделано специально. Нам не нужно еще больше материалов в одинаковом стиле; мы хотим, чтобы люди переосмыслили, почему способность внушать доверие оценивается на основе речи ведущего, его интонации и сопровождающего фона.

Пропагандисты науки также должны сознательно использовать открытость, то есть активно направлять общество на всех стадиях разработки вакцины и получения разрешений. Следует объяснять на стадии проверки эффективности и безопасности; поддерживать во время обычных задержек, приводящих к изменению графика; признавать, что сама система, на которую мы полагаемся в настоящее время, допускала ошибки в прошлом. Лучше всего, когда разговор ведется не с позиции отстраненного представителя власти, но признаются страхи и тревоги аудитории. Необходимо сосредоточится на способах, избранных нами для того, чтобы избежать повторения прошлых ошибок, — не в качестве запоздалого объяснения или расплывчатых банальностей, а в качестве ключевого элемента послания.

Как и многие стихийные бедствия, пандемия указывает на слабости нашей системы и недостатки квалификации. На пути к вакцине мы не можем позволить себе цепляться за барьеры, исключающие людей, особенно тех, кто настроен наиболее скептически.

Авторы: Закия Уотли и Титилайо Шодия

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...