Connect with us

История

Иоганн Эрнст фон Бирон – нестрашный дьявол

Его считали самым настоящим исчадием ада. Как же, немец, лютеранин и фактически на 10 лет встал во главе России, будучи фаворитом «православной государыни» Анны Иоанновны. Его именем пугали детей, а времена бироновщины было принято проклинать как самое страшное десятилетие в истории Российской империи. Уж так сложился пасьянс интересов — международных и внутренних. В исторической реальности все происходило куда проще.

НЕМЕЦ С МЫЗЫ

Происхождение Иоганна Эрнста фон Бирона всегда вызывало кривотолки. Можем ли мы называть его фоном? Был ли он дворянином? И более того, если его отец, прибалтийский немец, все-таки относился к дворянскому сословию, то был ли Иоганн законнорожденным сыном или его родила служанка корнета Карла Бирона, нянька его старших детей, по происхождению латышка? Но официальной матерью будущего герцога считалась Гедвига-Катарина, урожденная фон дер Рааб. Жили они на мызе Каленцеем в Курляндии (ныне крупное село Калнциемс в Латвии).

Ходили слухи, что молодой Бирон служил конюхом и даже сапожником. Но это, скорее всего, выдумки недоброжелателей, хотя в лошадях он действительно разбирался великолепно. Один из его недругов — генерал Фридрих Манштейн (еще один немец на русской службе) — рассказывал, что молодой Бирон пытался получить место камер-юнкера при дворе русского царевича Алексея Петровича — сына Петра I. Но ему отказали из-за низкого происхождения.

Безусловно другое: он был молод, физически силен, хорош собой и беден. Плюс достаточно амбициозен. Курляндия в то время пребывала под влиянием Польши и России. России — в большей степени. И Бирон понимал, что причастность к империи Петра Великого может дать ему шанс отличиться и разбогатеть.

Рядом с веселой вдовой

И такой случай представился, когда молодая вдова — племянница Петра I Анна Иоанновна — прибыла в Митаву (ныне Елгава), столицу герцогства Курляндского, и стала его правительницей. Вести политические дела ей помогал Петр Бестужев-Рюмин. Был он заодно и любовником Анны Иоанновны. Да и вдовая герцогиня привязалась к нему, хотя этот сановник был почти на 30 лет старше нее. Фактически именно Бестужев-Рюмин тогда правил Курляндией. Бирон постарался познакомиться с ним и чем-то приглянулся опытному царедворцу. Почти безродного немца приблизили к Анне Иоанновне. Сначала он был ее секретарем, потом камер-юнкером и за несколько лет дослужился до высшего придворного чина, стал камергером.

Когда началась их любовная связь, неизвестно. Скорее всего, когда стало ясно, что Бестужева отзывают в Россию. Но понравился он ей с первого знакомства. Спокойный, рассудительный, обходительный. По меркам того времени — представительный красавец. А то, что он был женат, вполне устраивало Анну.

У престола

Потом случилось чудо. Безвестную герцогиню пригласили в Петербург и присягнули ей как императрице. Бирона она вызвала в Россию не сразу. Он прибыл прямиком к коронации Анны Иоанновны — в Москву, в Кремль. За считаные дни императрица присвоила ему чин обер-камергера (на этот раз российского) и наградила высшими орденами империи. Союзник России — император Священной Римской империи — прислал ему из Вены патент на графский титул.

И стал Бирон самым влиятельным человеком во всей России. Он почти не говорил по-русски и мало путешествовал по своей новой стране. Но дипломатию крепко держал в своих руках. И оказался неплохим знатоком международных дел. Россия при нем вела самостоятельную политику, ни для кого не таскала каштаны из огня, хотя Бирона пытались подкупить то пруссаки, то французы. Он упорядочил и придворную жизнь, а прежде всего стал бороться с пьянством, которое царь Петр в свое время буквально навязывал русским сановникам. При этом его не любили — ни в элите, ни в народе. Коренная русская аристократия, связанная со старомосковскими традициями, действительно ревниво относилась к успехам иностранцев на русской службе, которых независимо от национального происхождения традиционно называла немцами. Но интересов империи Бирон не предавал никогда. Кстати, немцы на русской службе тоже терпеть не могли фаворита императрицы и вовсю интриговали против него.

Через 7 лет Анна Иоанновна произвела Бирона в герцоги Курляндские. Одновременно он сохранил свое влияние в Петербурге. Скажем прямо: герцог злоупотреблял ролью фаворита, строил на российские денежки замечательные дворцы в родной Митаве, которая, благодаря Бирону, превратилась в заповедник русского барокко.

ЧЕТВЕРТОВАННЫЙ ВРАГ

Вопреки устоявшемуся мнению, Бирон никогда не был всесильным диктатором: ему просто не хватало ни времени, ни сил, чтобы заниматься внутренними делами. Конечно, у него, как у второго человека в империи, имелись шпионы, доносчики. Он не отличался беспричинной жестокостью, но иногда бывало, что по его инициативе безвинно отправляли на плаху. Так случилось с Артемием Волынским — потомком знатного боярского рода, человеком талантливым, но порывистым и невыдержанным.

Волынского приблизил к императрице сам Бирон. Надеялся, что тот станет его опорой, в том числе в борьбе против другого хитрого немца, Андрея Остермана. Но получился форменный конфуз. Волынский занялся устройством знаменитой свадьбы шута-князя Василия Голицына и калмычки Евдокии Бужениновой в ледяном дворце, специально выстроенном в центре Петербурга, прямо на Неве. Стихи для этого диковатого торжества должен был написать Василий Тредиаковский. И он чем-то прогневил Волынского — до такой степени, что министр жестоко избил поэта прямо во дворце, в покоях Бирона. Последний счел это оскорблением. Но главное — Волынский стал вмешиваться во внешнюю политику, критиковал решения фаворита. С этим Бирон смириться не смог и дал волю мстительности.

Под пытками приближенные Волынского дали показания против своего шефа. Тут уж на него навесили всех собак. И оскорбление императрицы, и посягательства на трон. Его приговорили к страшной казни — живьем посадить на кол. Императрица смягчила приговор, заменила четвертованием. Предварительно Волынскому вырвали язык. Во время казни он держался гордо, чем заслужил уважение москвичей. Пожалуй, это было самое очевидное проявление жестокости Бирона. Видимо, он всерьез боялся боевитого Волынского, видел в нем опасного соперника.

НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ

Фаворитов русская история знает немало. Но до Бирона почти все они были обыкновенными сибаритами, купались в роскоши и почти не занимались делами. А Эрнст Иоганн оказался способным человеком. И по характеру — непотопляемым.

Он удержался и после смерти Анны Иоанновны, даже стал регентом при малолетнем императоре Иоанне Антоновиче — первым человеком в империи. И затеял давно назревшие гуманные реформы: снижение податей, сокращение государственного аппарата. Но продержался на этом посту недолго. Слишком много недругов накопилось у курляндца. В том числе такой бывалый господин, как фельдмаршал Христофор Миних. Днем он плотно пообедал в компании Бирона, провозглашал тосты в его честь. А вечером организовал арест временщика. Судить Бирона, по существу, было не за что. Но его по надуманным обвинениям приговорили к смертной казни, которую заменили дальней сибирской ссылкой. Конечно, с полной конфискацией имущества. Он оказался в заснеженном Пелыме — без бриллиантов, почти без денег, без орденов и титулов. Наконец, без любимых лошадей и собак.

Но неожиданно императрица Елизавета Петровна (за это время к власти в Петербурге пришла именно она) вспомнила, что Бирон когда-то помогал ей, удовлетворял ее просьбы о повышении денежного содержания и ничего не требовал взамен. Она хотела вовсе отпустить его на волю, вернув отставному камергеру и титулы, и ордена, и собственность. От этого шага ее отговорили. Однако дочь Петра все же облегчила участь опального сановника: ссылка Бирона отныне проходила в Ярославле, в сносных условиях, с недурным жалованьем. Ему даже прислали из Петербурга прислугу, лошадей и охотничьих собак. Но появляться в столицах Бирону запрещалось. Ярославское дворянство относилось к нему неприязненно, зато бывший фаворит сдружился с местными купцами. Большим ударом для Бирона стал побег одной из его дочерей — Гедвиги-Елизаветы. Она решила принять православие и ринулась в Петербург. Ее крестной матерью стала сама императрица Елизавета.

КУРЛЯНДСКИЙ ГЕРЦОГ

Свободно перемещаться по империи позволил опальному герцогу только Петр III. Император принял Бирона в Петербурге, вернул ему многие награды и регалии. Но правил Петр III, как известно, недолго, меньше года.

А Екатерина II, отметившая, что в свое время с фаворитом Анны Иоанновны обошлись несправедливо, вернула ему титул герцога Курляндского — и Бирон на старости лет возглавил это государство, жил в великолепных дворцах и ел на золоте. Там он и почил в возрасте 82 лет.

В Митаве не всех устраивало его правление. Для многих он так и остался худородным сыном нищего корнета. Но для родного края Бирон сделал немало. Выстроил дворцы, парки, храмы и дороги. А главное — подготовил Курляндию к воссоединению с Российской империей. Для латышей, да и для немецкой элиты, это оказалось большим благом.

СИМВОЛ ТЕМНЫХ ВРЕМЕН

Мало кто любил Бирона — и из современников, и из потомков. Его ненавидели православные — за репрессии против церковников, к которым фаворит Анны Иоанновны не имел никакого отношения. Жестокую политику проводил заправлявший в Священном синоде архиепископ Феофан Прокопович — сторонник Петровских реформ. Феофана тоже многие терпеть не могли, но основным виновником арестов считали Бирона — чужака, иноземца, лютеранина, истового врага православия.

Императрица Елизавета относилась к герцогу недурно, но была вынуждена создавать неприглядный образ десятилетнего правления Анны Иоанновны. И играла на патриотических чувствах русского дворянства, порицая «немецкое засилье» бироновских времен. Хотя главным виновником этого засилья был ее обожаемый отец Петр Великий, который считал (и не без резона), что провести реформы в армии и в политической системе можно, только привлекая на ключевые должности иностранцев. Петра, разумеется, никто и не думал критиковать, а Бирон и тут оказался козлом отпущения. Это прекрасно понимали самые трезвомыслящие русские историки конца XVIII — начала XIX века — Щербатов и Карамзин…

Вряд ли когда-нибудь в России и даже в Латвии появится памятник Бирону. Слишком уж дурная у него сложилась репутация. Но и демонизировать этого энергичного управленца вряд ли целесообразно. Он был противоречив, как и его эпоха. Любил жизнь и достойно превозмогал удары судьбы.

Наш канал в Телеграм
Продолжить чтение
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Медицина3 дня назад

Факты о стоматологических клиниках на Мичуринском проспекте: выбираем подходящую

Медицина3 дня назад

Как выбрать крем для лица

Города и страны1 месяц назад

Лучшие курорты Италии: топ 10

Медицина1 месяц назад

Идеальные Улучшения: Брекеты и Как Выбрать Подходящую Стоматологию

Климат1 месяц назад

Климат в Кризисе: Путь к Устойчивому Будущему на Земле

Города и страны1 месяц назад

Идеальная Студия в Нижнем Новгороде: Ваш Уютный Уголок в Сердце Города

Солнечная система2 месяца назад

Тайны Япета: Открытие, Исследования и Загадки Уникального Спутника Сатурна

Медицина2 месяца назад

Выбор будущего дома: как найти идеальный пансионат для пожилых

Животные2 месяца назад

Ваш питомец в надёжных руках: как выбрать лучшую ветеринарную клинику

Космические миссии2 месяца назад

Диона: Загадочный мир в системе Сатурна

Космические миссии2 месяца назад

Мимас: Тайны маленького спутника Сатурна

Солнечная система2 месяца назад

Титан: Что известно о спутнике Сатурна?

Copyright © 2024 "Мир знаний"