Loading Posts...

Чесменское сражение – разбили, потопили и в пепел обратили

Летом 1770 года шла очередная война между Россией и Османской империей. В первых числах июля русская эскадра, проделавшая долгий и тяжелый переход вокруг Европы – из Балтики в Средиземноморье — подошла к Хиосскому проливу, отделяющему остров Хиос от Малой Азии. Там ее поджидал турецкий флот, имевший почти двойное превосходство над русским.

Утром 5 июля с турецких кораблей, выстроенных в две дугообразные линии, заметили русскую эскадру, быстро приближавшуюся к туркам на всех парусах. Корабли шли в кильватерной колонне, то есть друг за другом, затем, не меняя строя, колонна внезапно повернула влево и почти под прямым углом начала двигаться на противника, чтобы мощно ударить по центру и правому флангу турок. Турки открыли плотный огонь, но это не остановило русских моряков. Более того, головной русский корабль «Европа», можно сказать, подлетел к турецким судам почти на пистолетный выстрел и стал гвоздить их ядрами, благо турецкий флот стоял очень тесно (150-200 м между кораблями). Правда, близость скал вскоре заставила «Европу» повернуть и временно выкатиться из колонны. Головным стал флагманский «Святой Евстафий». На него обрушился ураганный огонь сразу нескольких турецких кораблей. Но флагман, поддержанный огнем своей эскадры, уверенно несся вперед. На верхней палубе с обнаженной шпагой стоял адмирал Григорий Спиридов, за ним выстроились музыканты, вовсю дудевшие в трубы и лупившие в барабаны, исполняя бравурный боевой марш. «Евстафий» неумолимо приближался к турецкому флагману «Бурдж-у-Зафер»…

ЗАПЕРТОЕ МОРЕ

К середине XVIII века Россия по-прежнему не обладала полноценным выходом к Черному морю, не имела она и своего военного флота на Азовском и Черном морях. Турки чувствовали себя хозяевами Черного моря, а находившиеся под османским протекторатом Северное Причерноморье, Приазовье и Крым являлись плацдармом для набегов крымских татар на российские земли.

Кроме того, там располагались сильные турецкие крепости, которые запирали устья основных рек. Естественно, в Петербурге стремились решить, наконец, проблему выхода к Черному морю и обеспечить свободу прохода российских судов через Босфор и Дарданеллы. Имелись и более амбициозные планы: претендуя на роль защитника подвластных Турции православных христиан (греков, болгар сербов…), в Петербурге рассчитывали использовать борьбу этих народов против османского ига для усиления влияния России на Балканах, да и во всём Восточном Средиземноморье.

В Стамбуле, понятное дело, уступать не собирались. К тому же турки пользовались поддержкой Франции, которая начинала видеть в России опасного соперника. В результате осенью 1768 года крымская конница вторглась на российскую территорию, и началась война.

В ОБХОД ЕВРОПЫ

Боевые действия развивались довольно успешно для российских войск, но решающего перелома добиться не удалось. Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие русского флота на Черном море и отвлечь силы турок от главного театра военных действий, в Петербурге решили отправить из Балтики флотилию, которая должна была обогнуть Европу и войти в Средиземное море, чтобы оттуда угрожать Османской империи.

Автором идеи являлся граф Алексей Орлов, брат Григория Орлова, фаворита императрицы Екатерины П. В составе экспедиции должны были участвовать 20 линейных кораблей, шесть фрегатов, один бомбардирский корабль, 26 вспомогательных судов и около 8 тысяч человек десанта. Кроме того, несколько кораблей планировали купить в Великобритании, считавшей Францию основным противником и потому поддерживавшей Россию.

Читать:  Немытая Европа - как чистота была под запретом

И действительно, России удалось нанять опытных британских офицеров и получить крайне важную поддержку в снабжении и починке кораблей непосредственно в Англии и на ее военно-морских базах в Гибралтаре и на Менорке.

ДОЛГИЙ ПЕРЕХОД

6 августа 1769 года в море вышла первая эскадра во главе с адмиралом Григорием Спиридовым. В ее состав входили семь линейных кораблей и девять вспомогательных судов. Почти все линейные корабли имели по 66 пушек, включая флагманский «Святой Евстафий». В октябре вышла вторая эскадра под командованием перешедшего на русскую службу англичанина контр-адмирала Джона Эльфинстона. В состав второй эскадры вошли три линейных корабля, два фрегата и два барка. Переход вокруг Европы получился очень тяжелым, с самого начала русских моряков преследовали всяческие невзгоды: штормы, поломки и даже полный выход из строя кораблей.

К берегам Греции удалось добраться лишь в феврале 1770 года. А объединились эскадры Спиридова и Эльфинстона только 2 июня. В их составе насчитывалось девять линейных кораблей, бомбардирский корабль, три фрегата и несколько малых вспомогательных судов. Общая численность экипажей составляла около 6500 человек.

В ПРЕДДВЕРИИ БИТВЫ

Не заметив соединения русских эскадр, турецкий флот упустил прекрасный шанс уничтожить русские флотилии по частям. Причина этой ошибки простая – турки даже представить не могли, что русские способны появиться в Средиземном море. Но они появились, и сразу начали действовать, высадив в южной части Греции десант для помощи грекам, восставшим против завоевавших их турок. Екатерина II еще до начала операции направила в Италию Алексея Орлова, который должен был установить связь с греческими партизанами и координировать их действия с российским флотом. 10 апреля российско-греческими отрядами была захвачена крепость Наварин, которая стала базой российского флота. Но затем греческое восстание было жестоко подавлено, 3 июня русским кораблям пришлось оставить Наварин и перенести боевые действия в Эгейское море.

Надо заметить, что успешным действиям русских моряков серьезно мешали плохие отношения между Спиридовым и Эльфинстоном. Однако вскоре главнокомандующим объединенной эскадрой был назначен Алексей Орлов, что позволило прекратить распри. Хотя граф не имел никакого морского опыта, он обладал железной волей, большими организаторскими талантами, был отчаянным храбрецом и очень энергичным человеком.

Между тем, турки, несмотря на свое превосходство в кораблях и вооружении, а также на близость родных берегов, упорно избегали боя, видимо, рассчитывая заманить русских в ловушку и разом уничтожить. Почти целый месяц российская эскадра гонялась за османами, пока 4 июля у острова Хиос дозорные находившегося в авангарде корабля «Ростислав» не обнаружили турецкий флот.

ДЕРЗКИЙ ПЛАН

Русским было известно, что турецкий флот обладает значительным превосходством. Противник имел 16 линейных кораблей, шесть фрегатов, 19 парусно-гребных судов и 32 вспомогательных корабля с 15 тысячами человек на борту. Командовал флотом опытный флотоводец Хасан-бей по прозвищу Джезаирли (Алжирец). Правда, турецкие матросы уступали русским морякам в выучке. Как мы уже говорили, турки выстроили свои корабли в две дугообразные линии.

В первой линии находилось 10 линейных кораблей, во второй – шесть линейных кораблей и шесть фрегатов. Вспомогательные суда стояли за второй линией. Правда, из-за тесного построения флота стрелять из пушек могли только суда первой линии.

Читать:  Ниндзя - тайные агенты по сходной цене

Тем не менее, было ясно, что долгой пушечной дуэли на больших дистанциях русским не выдержать – настолько велико было преимущество неприятеля. В этих условиях адмирал Спиридов как раз и предложил свой дерзкий план, ломающий традиции тогдашних морских сражений, в которых корабли выстраивались в линию боком к противнику, чтобы обстреливать его из бортовых орудий. Спиридов решил, используя попутный ветер, быстро сблизиться с противником под прямым углом и нанести удар по первой линии турецкого флота. После уничтожения кораблей первой линии предлагалось ударить по кораблям второй линии. Расчет Спиридова исходил из быстроты и решительности атаки, поскольку при медленном сближении с противником русские рисковали попасть под сильный продольный огонь турок.

К тому же для русских кораблей, с большим количеством малокалиберных пушек, более выгодной была короткая дистанция. Кроме того, напомним, что из-за своего тесного построения не все турецкие корабли могли вести огонь, особенно прицельный.

«ИГРАТЬ ДО ПОСЛЕДНЕГО»

В целом задуманный Спиридовым маневр с резким и неожиданным сближением получился, хотя и не удалось добиться столь сокрушительных результатов, как планировалось. Впрочем, концентрированный огонь русских кораблей с близкой дистанции не только нанес части турецких кораблей серьезный ущерб, но и внес в ряды турок смятение. Своей кульминации бой достиг после того, как роль головного корабля перешла к флагману «Святой Евстафий», и он устремился на турецкий флагман ««Бурдж-у-Зафер». Именно тогда, чтобы воодушевить всю эскадру, Спиридов приказал музыкантам: «Играть до последнего!». Русский флагман на всех парусах подошел к «Бурдж-у-Заферу» и повел огонь с такой короткой дистанции, что его ядра прошивали оба борта турецкого флагмана, а экипажи начали палить друг в друга из пистолетов и ружей. Многие турки не выдержали и бросились за борт. Но и на «Евстафий» мачты, реи и паруса были сильно повреждены.

В конце концов русский флагман просто навалился на турецкий, где уже начался пожар и русские моряки бросились на абордаж. Началась кровавая схватка. Известен такой эпизод: русский матрос, прорываясь к флагу «Бурдж-у-Зафера», был ранен пулей в правую руку, но всё равно продолжал пробиваться к турецкому знамени. Когда же он попытался ухватиться за него левой рукой, по ней рубанул саблей турок. И всё же этот матрос вцепился в неприятельский флаг зубами и уже не отпускал его.

А пожар на турецком флагмане всё разгорался и в конце концов перекинулся на «Евстафий». Спиридов приказал покинуть флагман, пересев в шлюпки. (То же самое на своем флагмане сделал и Хасан-бей). Почти сразу после этого «Евстафий» взорвался, а спустя еще 10-15 минут взорвался и «Бурдж-у-Зафер». Однако в шлюпки пересесть смогли далеко не все…

ИТОГ ПЕРВОГО БОЯ

Лишившись своего флагманского корабля, турецкий флот потерял управление. Турки снялись с якорей и отошли в Чесменскую бухту под прикрытие береговых батарей. Если говорить о потерях, то Хиосское сражение завершилось почти вничью с небольшим перевесом в пользу русских. Погибло по одному кораблю-флагману с каждой стороны, правда, на ряде турецких кораблей были значительные повреждения, у русских же небольшой урон понесли только «Европа» и «Ростислав». При этом инициатива полностью перешла к русским. Турки же, хотя и сохранили почти весь флот, были деморализованы. Они не только отказались выйти в море для нового сражения, но даже не решились уйти из Хиосского пролива и позволили фактически запереть себя в Чесменской бухте, полагая, что батареи на входе в нее послужат неприступной преградой для русских кораблей.

Читать:  Нацисты в советской науке

РАЗГРОМ В БУХТЕ

На военном совете русской эскадры было принято решение не мешкая сжечь весь турецкий флот. Был создан специальный отряд под командованием бригадира Самуила Грейга – отличного шотландского моряка, уже давно служившего России.

В состав отряда вошли четыре линейных корабля, два фрегата и бомбардирский корабль «Гром», которые получили приказ непрерывно обстреливать турецкие батареи и корабли. Беспрестанная пальба отвлекла бы внимание турок от четырех брандеров, которые ночью 7 июля должны были скрытно войти в бухту. Отряд Грейга начал стрельбу уже с вечера 6 июля. Вскоре залпом с «Грома» был поражен первый турецкий корабль, а затем взорвался и второй. Горящие обломки падали на другие корабли в бухте. «Гром» и фрегат «Африка» также атаковали батареи на западном берегу бухты и подавили их огонь. После взрыва второго турецкого корабля русские корабли прекратили огонь, а в бухту вошли брандеры.

Первые три брандера не смогли выполнить поставленную задачу. Один из них сел на мель, второй взяли на абордаж турки, а третий столкнулся с уже горевшим кораблем. Зато четвертый брандер под командованием лейтенанта Дмитрия Ильина подошел к 84-пушечному турецкому кораблю и поджег его. Взрыв порохового погреба на этом корабле произвел гигантские разрушения, вскоре запылал весь турецкий флот. Русские даже были вынуждены снова прекратить стрельбу и заняться спасением погибающих турецких моряков. К 8 утра 7 июля всё было кончено. Османская империя разом лишилась большей части флота: сгорело 15 линейных кораблей, 11 фрегатов и до 50 вспомогательных судов. Погибло 11 тысяч турок. После победы Спиридов докладывал в Петербург: «Флот атаковали, разбили, сожгли, на небо пустили, потопили, и в пепел обратили, и оставили на том месте престрашное позорище…»

ДЕНЬ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ

Чесменское сражение оказало значительное влияние на дальнейший ход войны. Фактически лишившись флота, турки были вынуждены отказаться от активных действий на море и сосредоточиться на обороне Черноморских проливов и Стамбула. Часть турецких сил была отвлечена от Причерноморского театра военных действий. Разгром в Чесменской бухте был одной из главных причин, заставивших Османскую империю пойти на серьезные уступки при заключении мирного договора в 1774 году. А Чесма стала одной из ярчайших побед российского флота. Недаром 7 июля отмечается как День воинской славы России. Одна из трех белых полос на отложном синем воротнике-гюйсе униформы матросов и старшин ВМФ России символизирует победу в Чесменском сражении (две другие полосы – Гангутское и Синопское сражения).

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...