Loading Posts...

Бал – это не баловство: как все происходило?

Балы в русском дворянском обществе были не только украшением жизни или данью праздникам, но светски узаконенным ритуалом для знакомств — как карьерных, так и любовных.

Начиналось все, конечно же, с приглашений. Из «Правил светского обхождения», изданных в 1829 году, можно узнать, что «приглашения на бал делаются, по крайней мере, осьмью днями прежде назначенного дня, для того чтоб дать время дамам приготовить все принадлежности к нарядам». В столице — Санкт-Петербурге — гостей зазывали изящными печатными билетами, кои рассылали с курьерами. В Москве же пригласительные билеты вручали лично хозяева намечаемого торжества.

В «документе» том, помимо даты бала и места его проведения, указывалась и форма одежды — балы-то тоже были разные: официальные придворные, костюмированные, благотворительные и т. д. Наташа Ростова собиралась на большой бал, посему его-то мы и опишем.

На такого рода торжество мужчинам требовалось явиться в мундирах. Особенно строг этикет был к военным. Вот что пишет в своих воспоминаниях офицер лейб-гвардии Преображенского полка Д. Г Колокольцев: «Бальная форма (grand gala), или торжественная, заключала, ежели гвардейский мундир, то с открытыми лацканами; белые короткие до колен суконные панталоны; затем шелковые чулки и башмаки с серебряными пряжками; шпага у бедра и треугольная шляпа в руках, у пехотных с черными, а у кавалерии с белыми перьями». Обязательное условие: и военные, и штатские непременно должны были являться на балы в башмаках, привилегию имели одни лишь уланы — им дозволялось топтать натертый паркет сапогами (только ни в коем случае не со шпорами!).

Требования к женскому наряду были более расплывчаты. У Пушкина в дневнике можно прочесть: «…лакей поутру явился … с приглашением: быть …вАничковом, мне в мундирном фраке, Наталье Николаевне как обыкновенно». Как же это — обыкновенно?

Читать:  В 1790 году у мыса Тендра была разгромлена эскадра Османской империи. Победа, поразившая всю Европу

Всенепременно соблазнительное декольте (правда, у девушек оно прикрывалось газовой шалью, оставляя открытыми лишь плечи и шею), широкая юбка. Постепенно в моду вошли платья с треном (некое подобие шлейфа) — кружась в вальсе, женщины подхватывали его на руку. Позднее на нижнюю сторону трена стали пришивать петлю, которую дама накидывала на запястье, чтобы поддержать подол юбки в танце.

Строжайшее требование этикета — как к мужчинам, так и к женщинам: «на бале перчатки не снимаются, даже если они лопнули». К столу, однако, садились без оных.

Здесь же заметим, что незамужние особы могли выезжать на бал только в сопровождении матери или какой-нибудь иной почтенной дамы — родственницы или близкой знакомой. Странное правило, не так ли? Как вполне резонно заметил персидский посол, следовавший проездом из Петербурга в Москву, «зачем на этом балу так много старых женщин, разве у девиц нет отцов и дядей?». Умом Россию не понять…

ТАНЦУЮТ ВСЕ!

Большой бал строился по канонам классической пьесы — из пяти актов с антрактами. Каждый акт (или отделение) состоял из четырех танцев. Между танцами оркестр делал паузу, во время которой кавалеры успевали чинно проводить свою партнершу на место, учтиво поблагодарить, сказать любезность сопровождающим ее лицам. В антракте расходились по другим комнатам, где прохлаждались напитками и мороженым. После третьего отделения, часам к четырем ночи, полагался ужин.

Читать:  Анастас Микоян. Колбаса, рыбный день и другие «подвиги» легендарного наркома

Как тогда выражались, ангажировать дам на тот или иной танец молодым людям следовало заранее — до объявления распорядителя: «Танцуют все». Даме же полагалось записать своих кавалеров в записную книжечку, ибо танцев было много, память девичья могла и подвести, а обещать одну и ту же мазурку или вальс двум мужчинам одновременно считалось моветоном.

В начале прошлого столетия танцевальную «пьесу» открывал полонез, «что больше походит на прогулку под музыку». В нем участвовали все собравшиеся, исключений не допускалось. В первой паре выступал хозяин под руку с самой титулованной гостьей, во второй — хозяйка дома с «наипочетнейшим» кавалером. Если же на балу присутствовал император, первым вышагивал именно он.

По свидетельствам современников, торжественный польский танец — полонез — длился не менее получаса. Многие замечали: «Это даже не танец, а просто отдых, развлечение».

В последующих танцах, как правило, принимали участие только холостяки, девушки и юные замужние дамы. И «было немыслимо, чтобы кто-либо из присутствующих молодых мужчин позволил себе не танцевать; не пригласить к танцам оставшуюся без кавалеров даму считалось невежливостию».

Следом объявлялся «король танцев» — вальс. Справедливости ради надо сказать, что поначалу он пользовался репутацией излишне «вольной, вульгарной пляски». Но время все расставило по своим местам — XIX век стал эпохой вальса.

«Третьим номером программы» шла французская кадриль. Для ее исполнения требовалось 1 четное количество пар.

Однако же душой бала считалась мазурка, ни одному танцу не посвящено столько поэтических строк, столько воспоминаний! Но о том мы поговорим чуть позже, а пока заметим: умение танцевать мазурку легко, грациозно входило в перечень необходимых достоинств тогдашнего денди. Вспомните характеристику Евгения Онегина: молодой повеса «легко мазурку танцевал и кланялся непринужденно»…

Читать:  Фрэнсис Дрейк - Кругосветка пирата королевы

Завершал бал обычно котильон — веселый танец-игра, в фигурах которого есть элементы и польки, и мазурки, и вальса. Из мемуаров участников событий можно узнать, что «томящий, как сладкий сон» танец нередко сопровождайся «беготней по всем комнатам, даже в девичью и спальни».

«Вальсом началась моя любовь, мазуркой решилась моя судьба». Это признание героя одного из романов В. А. Соллогуба. К нему могли бы присоединиться многие и многие его современники. Но для того чтобы промелькнула искра, зародилось чувство, конечно же, недостаточно было лихо бросаться на колени в мазурке и грациозно вальсировать. Как известно, женщины любят ушами, посему кавалерам необходимо было заинтересовать визави приятной беседой. Да и успех девушки на балу — пусть и без матримониальных предложений (оные могли последовать и позднее) — зависел от умения поддержать светский разговор.

И это, между прочим, приносило свои плоды. Вот краткий перечень великих «бальных знакомств»: Александр Сергеевич Пушкин и Наталья Гончарова, Алексей Константинович Толстой и Софья Миллер, Федор Тютчев и Эрнестина Пфеффель, Вера Левченко и Владимир Холодный…

Хорошо, что сейчас традиция проведения балов возрождается. Жаль только, не для всех…

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс Дзен и Телеграмм
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Loading Posts...