Животное тур (первобытный бык) — Мир Знаний

Животное тур (первобытный бык)

Внешность тура совершенно истребленного и исчезнувшего как дикое животное более трехсот лет назад, и его краниологические и скелетные особенности известны хорошо. Имеются фольклорные материалы, описания зверя сделанные путешественниками, изображения в старинных книгах, в частности, замечательное так называемое «аугсбургское изображение», различные исторические свидетельства и многочисленные изображения тура на утвари и других археологических предметах. Очень велико число замечательных настенных рисунков доисторического человека в пещерах Испании и Франции. Велик и палеонтологический материал.

Быки были огромного роста и значительно больше современных домашних быков. Высота их в плечах была 170—180 см и вес от 600 до 800 кг. По некоторым сведениям высота в холке достигала даже 200 см..Эти данные относятся, однако, к более раннему времени — в последние столетия своего существования туры были меньше, и их рост не превышал, по-видимому, 150 см. Коровы были значительно меньше быков. Разница между ними, судя по некоторым данным, была больше, чем у современных домашних животных.

По общему облику тур был животным относительно легкого склада, с не слишком массивной передней частью тела и на довольно высоких ногах. Он был гораздо легче и стройнее наших домашних быков. Холка у него была невысокая, спина прямая, лишь немного повышающаяся к холке, круп прямой. Голова пропорциональная, поставленная довольно высоко, довольно узкая во лбу, с прямым профилем, очень похожая на голову домашнего скота. Рога большие, очень острые, светлые с темными концами. Они отходят от черепа сначала в стороны, затем вверх и вперед и немного внутрь, самый конец—вверх. При наклоне головы рога остриями направлялись вперед. Уши небольшие, конец морды голый. Шея массивная, с небольшим подгрудком. Хвост не длинный, конец его спускался лишь немного ниже скакательного сустава. Коровы по общему облику, в частности и по развитию рогов, от быков особенно не отличались, однако имели более легкое сложение. Передняя часть туловища была менее массивна и голова легче.

Волос в летнем мехе был, по-видимому, короткий и плотно прилегающий, однако несколько длиннее, чем у домашнего скота. Почти весь хвост покрыт короткими волосами, лишь на конце его большая кисть из удлиненных волос. На лбу между рогами волосы были удлиненные и курчавые. По-видимому, очень немного удлинены были волосы и на холке. Зимний мех был длиннее и довольно лохматый, более длинный, чем у домашнего скота.

В окраске туров были резкие половые различия. Быки были окрашены в ровный черный цвет или черный с буроватым оттенком. Конец морды (подбородок и волосы по границе голой части) был несколько светлее, вдоль спины тянулся очень характерный для тура узкий светлый (почти белый) ремень. По-видимому, брюхо и внутренние части ног были немного светлее туловища. Коровы были рыжевато-бурые (гнедые) и, по-видимому, тоже имели узкий светлый спинной ремень. Зимняя окраска* коров была более темной. Телята в первом наряде имели яркую гнедую масть — как коровы или ярче.

Турам была свойственна довольно значительная индивидуальная изменчивость. Поскольку можно судить по рисункам доисторического человека и некоторым палеонтологическим материалам, она выражалась в изменении общих размеров и в размерах и форме рогов. Они, по-видимому, всегда, по крайней мере, у быков, были направлены своими концами вперед, однако форма их изгиба у основания, по-видимому, менялась, и они не всегда были изогнуты точно так, как это описано выше и изображено на рисунке. По-видимому, чаще неправильности в форме рогов имели место у коров. Менялась также и интенсивность окраски и иногда (очень редко) коровы приобретали темную окраску, свойственную быкам.

Не исключена возможность, что в последнее тысячелетие вольного существования тура могли иметь место случаи скрещивания его с домашним скотом и в связи с этим повышенная изменчивость.

У столь широко распространенного животного (от п-ва Скандинавия до Сев. Африки и Месопотамии), существовавшего в весьма различных природных условиях, несомненно должна была проявляться и географическая изменчивость. Однако об этом известно очень мало. По-видимому, имелись отличия как в размерах, так и в окраске. Так, туры Северной Африки были ярко-рыжие. В наших былинах, в которых о туре упоминается довольно часто, говорится обычно о «гнедом туре». Возможно, туры Поднепровья имели именно такую окраску, но вероятнее она была такова, как описано выше.

Систематическое положение и связи именно той формы, которая дожила до нашей эпохи, т. е. Bos primigenius собственно, и пределы ее существования в глубь времен еще не вполне ясны. Для плейстоцена, частью даже границ плиоцена и даже самого верха плиоцена описано много форм — видов и подвидов рода Bos. Некоторые авторы для территории СССР принимают 5—6 видов этого рода. С другой стороны, правильнее считать, что их было только два — ледниковый Bos trochoceros и происшедший от него послеледниковый собственно современный тур. Bos primigenius. Все остальное — лишь географические или хронологические расы или индивидуальные вариации. Эта концепция представляется весьма убедительной.

Распространение тура было очень широким. За ледниковое и послеледниковое время ископаемые остатки и другие данные (изображения) об обитании тура известны для Северной Африки от Египта до Мавритании, почти всей Европы на север до 60°, с Южного Урала и из Зауралья и юга Западной Сибири (с Ишима, Алтая, предалтайских равнин), из-под Красноярска, из Забайкалья, Маньчжурии и Китая от 50° до 40° с. ш. на юг и на восток до Тихого океана, а кроме того, из Туркмении (Аннау под Ашхабадом), с Кавказа, из Крыма, Малой Азии, Палестины, Месопотамии и некоторых других смежных мест.

Часть этих сведений относится к Bos trochoceros, часть, несомненно, к нашему туру, однако к очень отдаленному времени. Поэтому выделить на этой территории ту, на которой туры жили именно в историческое время или по крайней мере в последние тысячелетия, весьма затруднительно. Археологические, фольклорные и исторические материалы с наибольшей вероятностью позволяют считать, что в историческое время туры водились в Северной Африке (Египет, Северо-Западная Африка, Мавритания) по всей Южной, Центральной и Западной Европе, включая Англию (в Ирландии их, по-видимому, не было), на север до южной Швеции включительно, на Балканах, в Малой Азии, в Сирии и Месопотамии и, быть может, в южной Туркмении.

На территории европейской части СССР туры жили в прибалтийских республиках, в Литве и Белоруссии, в бассейне Днепра (во всяком случае, под Черниговом и Киевом) и, вероятно, в бассейне Дона, по крайней мере, в верхней части его. На севере они встречались на восток до района Новгорода и южного берега Ладожского озера (самая северная точка обитания вида). Возможно, что звери жили или бывали заходом в областях Рязанской, Тульской, Калужской, Московской, Смоленской, Калининской, Ярославской и Новгородской1. В середине первого тысячелетия до нашей эры тур, по-видимому, был широко распространен по степям Украины и даже Предкавказья — отличные изображения животного известны из Чертомлыцкого и Майкопского курганов.

Таким образом, ареал тура у нас представлял собой неправильной формы треугольник, имевший своим основанием западную границу государства, на севере начиная от Ладожского озера и Финского залива. Вершина треугольника захватывала бассейн Дона и мысом протягивалась в Предкавказье. Северо-восточная граница, вероятно, огибала Москву с юга. Распространению этого зверя, питающегося главным образом травой, на северо-восток, вероятно, препятствовало многоснежье и длительность снежного времени года. Едва ли тур переходил за линию глубины снега в 50 см.

По-видимому, до исторического времени туры жили и в Западной Сибири, и в Казахстане, однако имеющиеся единичные указания не дают возможности составить представления об ареале зверя здесь и о связях этих участков обитания с европейским. Изображения тура давностью в несколько тысячелетий имеются в Минусинской котловине и, по-видимому, более поздние, на скалах Чулакских гор в среднем течении Или; есть сведения об обитании тура в Каменском округе Кулундинской степи в XVI или XVII веке и под Кузнецком в XVIII.

Сведений о биологии тура очень мало. В Европе, по крайней мере в историческое время, он придерживался лесов, частью даже сплошных, сырых и заболоченных. Однако несомненно, что в некоторых частях ареала и даже на большей части его, он жил в разреженных лесах, или там, где леса перемежались лугами, и в лесостепи и даже в открытых степных пространствах со слабо развитой лесной растительностью (уремные леса) или местами, может быть, даже совсем без нее (Африка). В Европе в последние столетия своей жизни туры тоже предпочитали в летнее время открытые луговые пастбища и в леса уходили на зиму, питаясь там частично веточным кормом.

Весьма вероятно, что сплошные лесные массивы, в которых действительно жили последние литовские и польские туры, были для них (как и для зубра) последним прибежищем, куда животные были оттеснены преследованием человека. Местами (Пиренеи) туры жили и в горах, до альпийских лугов.

Туры жили небольшими группами. По некоторым сведениям, в эти стада они соединялись, главным образом, в зимнее время, а летом держались больше в одиночку. В питании, кроме травы и побегов деревьев и кустарников, осенью играли известную роль и желуди, на которых звери сильно жирели. Гон происходил в сентябре, рождение телят весной.

Туры обладали диким и злым нравом, не боялись человека и были очень агрессивны. В русском фольклоре и летописях они служат символом не только мощи, но и храбрости («храбр бо бе яко и тур», «буй тур Всеволодович»). Охота на них при их силе и подвижности (они, как подчеркивают и былины, были довольно ловки и могли быстро бегать) была очень опасна и считалась доблестным делом. «Тура два меташа меня на розех и с конем» писал Владимир Мономах, бывший замечательным охотником. Малое количество остатков тура в древних поселениях человека при изобилии остатков зубра некоторые исследователи объясняют тем, что тур был для палеолитического и даже неолитического человека слишком опасным врагом и слишком трудной добычей. Взрослые быки нередко сражались между собой и, по-видимому, и с зубрами. Врагов среди хищников у них, в сущности, не было — волки были для взрослых животных не опасны и от них страдали только телята и молодые.

На описанной обширной территории туры были истреблены, по-видимому, также частью вытеснены скотоводством, в разное время, частью очень давно. Так, в Египте дикий тур погиб уже к концу древнего царства (до 2400 г. до н. э.), в Месопотамии он просуществовал, по-видимому, дольше—жил во времена Вавилонского царства, но уже не встречался в более поздние времена Ассирийского царства (около 600 г. дон. э.). В Центральной Европе туры жили еще в средние века и дожили местами, например, по Рейну, до XII в. В этом столетии (по крайней мере, в начале его) они существовали в диком состоянии по Днепру, в частности в Черниговских землях. Здесь на них во время своего черниговского княжения охотился князь Владимир Всеволодович (Мономах).

К 1400 г. туры исчезли в Центральной и Западной Европе, но еще встречались в области Калининграда, а после этого и вообще дольше всего они сохранились в Польше (особенно в Мазовии) и частью в Литве. Последние столетия и до даты гибели последнего тура (1627 г.) звери жили здесь под охраной особых указов, а затем содержались как парковые животные в королевских охотничьих угодьях. При них была стража, на зиму для них ставили стога сена и т. п. Гибель туров в Центральной Европе хронологически совпала и в значительной мере связана с «эпохой вырубок» в IX—XI вв. (в XI в. они были еще обыкновенны в королевских охотничьих угодьях в Вогезах). Сохранение их в Польше и Литве, очевидно, было обусловлено наличием здесь обширных труднодоступных и малонаселенных человеком лесных пространств.

Тур является предком европейского крупного рогатого скота. В некоторых наиболее примитивных породах отдельные признаки его сохранились довольно явственно. К этим породам относятся шотландский и английский парковый скот, венгерский степной скот, серый украинский и некоторые другие, особенно же боевые быки Испании и южной Франции, в частности полудикие быки Камарги (устье Роны).

Сохранение наиболее типичного турьего облика именно среди боевых быков объясняется прежде всего сознательным поддержанием того типа животного, которого требовали традиции арены, идущие от очень отдаленных времен. В частности, это относится к форме рогов, а также к черной окраске. Вместе с тем, боевые быки не совсем однотипны и среди них имеются отдельные «линии», связанные с отдельными заводами («ганадериями»), культивирующими животных специально для «корриды» (боя быков). В отдельных таких линиях черты тура выражены сильнее, чем в других.

Одомашнение тура произошло около 4000 лет назад (2000 лет до нашего летоисчисления) в Юго-Восточной Европе (в Греции). Отсюда домашняяформа распространялась на запад и северо-запад в бассейн Балтийского моря и к нашему времени достигла большого разнообразия.

В последнее десятилетие было сделано несколько попыток «восстановить» тура, т. е. получить животное с обликом тура. Особенного внимания заслуживают те, которые были сделаны в Берлинском зоологическом саду и в Мюнхенском. Путем продуманного подбора материала из нескольких примитивных домашних рас, прежде всего из испанских боевых быков, и тщательной селекции удалось в удивительно короткий срок получить весьма интересные результаты. Берлинское поголовье, где было достигнуто уже большое сходство с туром, погибло во время войны. В Мюнхене же в 50-х годах получены животные, в сущности совершенно сходные с туром, лишь, по-видимому, несколько тяжеловатые. Быки имеют не только совершенно типичную общую черную окраску, характерные рога и некоторые другие признаки тура, но даже светлый ремень по спине. Удалось восстановить даже гнедую окраску коров и молодых животных, т. е. получить характерный для тура половой и возрастной диморфизм. Это особенно замечательно потому, что не только у взятых в опыт, но и вообще ни у одной современной породы домашнего скота ни той, ни другой формы диморфизма нет.

«Восстановленного» тура принято считать особой формой домашнего скота, чисто фенотипически копирующей тура. Появление характерного для настоящего тура возрастного и полового диморфизма с известных точек зрения может быть, однако, позволяет здесь видеть уже нечто большее.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях