Жиль де Рец — преступник или жертва?

Жиль де Рец, предполагаемый исторический прототип сказочного персонажа, убивавшего своих жен, — Синей Бороды, долгие века был зловещей фигурой в мировой истории. Жестокий барон, занимавшийся в своих замках оккультизмом, серийный убийца, погубивший сотни детей, садист, измывавшийся над мучениями своих жертв. Преступник, он покаялся в своих грехах и был подвергнут справедливой каре. Но кем же был этот человек на самом деле, и действительно ли он виновен в тех преступлениях, в которых его обвиняли?

Его полное имя — Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Рец, граф де Бриеннь. Жиль де Рец (или Рэ) родился в 1404 г. в замке Машкуль, на границе Бретани и Анжу. Он принадлежал к одной из самых знатных фамилий Франции, а его двоюродным дедом был прославленный полководец Столетней войны Бертран Дюгеклен. Оставшись сиротой в возрасте 11 лет, Жиль унаследовал от родителей огромное состояние. Его воспитывал дедушка по матери Жан де Краон, который дал внуку блестящее образование, достойное высшей знати.

Жиль с детства любил музыку и театральные представления. Он приохотился к чтению, имел большую библиотеку, и уже взрослым сам переплетал книги Блаженного Августина, Овидия, Светония, Валерия Максима. А дед старался женить внука на богатой наследнице. Дважды он получал отказ из чисто политических соображений. В третий раз Жан де Краон выбрал Жилю в жены кузину Катрин де Туар. А чтобы не было проблем, девушку похитили. Свадьба состоялась, когда Жилю было 16 лет. Катрин принесла мужу большое приданое и родила дочь. Этот брак остался единственным в жизни барона, так что здесь начинается первое расхождение со сказкой.

В стране продолжалась Столетняя война. Английский король оспаривал у французского дофина право на престол Франции и в 1424 г. Барон привел дофину Карлу большой вооруженный отряд, в боях проявлял храбрость и жестокость. А б марта 1429 г. в Шиноне при дворе Карла появилась Жанна д’Арк. Жиль стал ее горячим сторонником, военным советником, возглавил собранное Жанной ополчение, вместе с ней снимал осаду с Орлеана, и вместе с ней сопровождал дофина во время его коронации в Реймсе 17 июля 1429 г. Вскоре Жиль де Рец был удостоен звания маршала Франции. А два месяца спустя король Карл VII даровал барону право поместить по краю родового герба геральдическое изображение лилии — право, которое имели только особы королевской крови. Такое же право получила и Жанна. Но вскоре, после неудачного наступления на Париж, удачи Жанны и маршала кончились. Он был отозван из армии, и поэтому его не было рядом с Орлеанской девой, когда она попала в плен у стен Компьена. Известно, что Жиль де Рец несколько раз пытался ее спасти, когда она находилась в заточении в Руане.

Жиль де Рец вернулся домой. Это было похоже на опалу. Но барон оставался верен памяти Жанны. В 1434 г. он приехал в Орлеан и на свои деньги поставил «Мистерию об осаде Орлеана», в которой прославлялся подвиг Жанны.

В 1437 г. он принял в замке Тиффож госпожу дез Армуаз, которая называла себя Жанной. Барон признал ее, снабдил деньгами и военным отрядом, а в 1439 г. вместе с ней принял участие в военном походе на англичан. Но вскоре госпожа дез Армуаз была объявлена самозванкой и отправлена в замок своего мужа.

А судьба Жиля де Реца шла к своему трагическому концу. Несколько лет он провел в своих замках Шамптосе, Машкуль и Тиффож, жил на широкую ногу, устраивал театральные представления, ежедневно принимал гостей, но вскоре стал продавать свои земли, в основном герцогу Бретонскому Иоанну V и канцлеру Жану де Мальструа. Почему он это делал? Ведь Рец унаследовал огромное состояние, по некоторым оценкам, в десять раз превышающее состояние самого бретонского герцога. Его семья во многом контролировала торговлю солью в Бретани. Расточить такие богатства было не просто.

Скорее всего, герцог Бретонский просто давил на маршала, заставляя его совершать с ним сделки. Правда, Жиль де Рец продавал земли с условием, что сможет выкупить их через шесть лет. Возможно, он надеялся на свои немалые доходы, а может быть, рассчитывал получить золото. Действительно, маршал даже пригласил из Италии алхимика Франческо Прелатти, и с его помощью и с помощью священника Эсташа Бланше устроил две лаборатории в замках Машкуль и Тиффож. Такой человек не мог не вызывать страха, ходили всевозможные слухи о том, что творится в замках барона. В окрестностях пропадали дети, и люди стали говорить, что это барон похищает мальчиков. Но герцогу и канцлеру не было до этого дела, они просто не хотели возвращать барону земли. И решили от него избавиться. Повод предоставился весной 1440 г. Жиль продал очередной замок Сен-Этьен-де-Мер-Морт. Покупателем на это раз стал казначей герцога Бретонского Жоффруа Ле Феррон. А 15 мая маршал напал на замок и захватил в плен брата казначея — духовное лицо. Жиль де Рец объяснял это тем, что не получил причитавшихся денег. Вскоре он отпустил пленника, но было поздно. Его обвинили в святотатстве, а герцог Иоанн V наложил на барона штраф в 50 тыс. золотых экю. Жиль де Рец и не думал платить, он укрылся в замке Тиффож, находившемся в королевской юрисдикции. Он считал, что его, маршала и героя, не могут уничтожить. Однако машина обвинения была запущена. Всплыли слухи о пропавших детях, о занятиях алхимией. Начались допросы родителей пропавших детей. В замок Тиффож прибыл Артур де Ришмон, брат герцога и коннетабль Франции. Эта должность и позволила ему арестовать Жиля де Реца на территории, подлежавшей юрисдикции короля. Барона привезли в Нант.

Барон сначала решительно отказывался признать свою вину. Он называл судей разбойниками и богохульниками, заявил, что стоять перед ними — ниже его достоинства. Однако его слуги, Анрие и Пуату, под пытками рассказали, что в замках Машкуль и Тиффож были комнаты, где хозяин запирался вместе с алхимиком Прелатти, и что там-то и хранятся трупы и скелеты замученных детей. Но показания слуг похожи как две капли воды, так что есть подозрения, что они делались под диктовку. Более того, трупы не нашли, обнаружили только два скелета, датировать которые не удалось. Однако Жиль сломался, вероятно, потому, что его отлучили от церкви или под угрозой отлучения. Он признался в злодеяниях, просил прощения у родителей пропавших детей, был приговорен к смерти и 26 октября 1440 г. повешен в Нанте. Его тело было сожжено. Казалось, злодей понес заслуженное наказание. Но вопросы оставались. Барону, по разным данным, вменяли в вину убийство от 8 до 800 мальчиков, причем цифры постоянно менялись. А свидетелей, за исключением слуг, было не больше десяти человек, и показания их тоже походят одно на другое. Поэтому процесс вполне мог быть сфальсифицирован.

Казненный барон на долгие века остался символом абсолютного злодея. И только в 1 992 г. по инициативе литератора Жильбера Пруто состоялся судебный процесс, проходивший в Люксембургском дворце. Группа ученых, юристов, писателей и политиков изучила документы дела и пришла к выводу, что Жиль де Рец пал жертвой ложных обвинений. Так спустя полтысячелетия несчастный барон был реабилитирован, хотя и не все согласились с этим.

А что же Синяя Борода? Является ли Жиль де Рец прототипом сказочного злодея? И да, и нет. Подобные сказки бытуют у многих народов. Шарль Перро просто придал литературную форму старинной легенде, получившей свое имя. Происхождение же названия «Синяя Борода» объясняется по-разному. В одной сказке некий дворянин влюбился в девушку, и сказал, что отдает ей свою душу и тело. Девушка же оказалась на самом деле дьяволом, который и окрасил бороду этого человека в синий цвет, в знак своей власти над ним. По другой, рационалистической версии, синебородыми называли людей, которые брили лицо «до синевы». Но в любом случае сказка пока сильнее исторических доказательств, и должно пройти немало времени, прежде чем Жиля де Реца перестанут ассоциировать с этим мифологическим персонажем.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *