Зависимые состояния: наркомании и токсикомании — Мир Знаний

Зависимые состояния: наркомании и токсикомании

Жизнь человека всегда сопровождает какая-либо зависимость: от внешней среды, от родителей, от начальства, от взглядов социума, от угрызений собственной совести и пр. Ситуаций зависимости много. Следует выделить внешнюю и внутреннюю стороны зависимости. Непогода, бури, ненастья, войны, выборы президента и колебания курса валют относятся к внешней стороне; серьезно повлиять на эти факторы индивид практически никак не может, даже если сильно захочет. Психолога интересуют процессы внутренней зависимости, которые индивид создает в своей психике сам для себя. К примеру, некий эгоистичный романтик принимает решение, что жить не может без своей возлюбленной. С этого мгновения его жизнь (как и жизнь его ничего не подозревающей возлюбленной) превращается в сущий кошмар страданий, преследований, ревности, упреков и т.п. Другой пример: страх жителя глубокой провинции, что выборы президента повлияют на его личную жизнь и несущую способность его кур. В ситуациях внутренней зависимости индивид подсознательно ставит себя в позицию жертвы.

posledstvija-narkomanii

В психологии проблема зависимости сводится, к сожалению, лишь к узкому перечню тем, таких как наркомания и токсикомания. В последние годы стала интенсивно изучаться зависимость от азартных и компьютерных игр — игромания, или гемблинг (англ. gamble — играть в азартные игры, рисковать).

Термины и понятия

Термины «наркомания» и «токсикомания» подразумевают пристрастие к наркотическому и психоактивному (токсическому) веществам соответственно. Такое разделение продиктовано в основном юридическим обстоятельством. Общая характеристика этих состояний в принципе едина. Для удобства наркотические и психоактивные вещества нередко обозначают единой аббревиатурой ПНВ.

Наркотическое вещество — вещество, способное при однократном употреблении вызывать комфортное психическое состояние, а при систематическом — психическую или физическую зависимость.

Имеется официальный перечень наркотических веществ, в которых выделены, в частности, группы:

  • опиаты;
  • снотворные;
  • стимуляторы;
  • галлюциногены (психоделики);
  • вещества индийской конопли.

Психоактивное вещество — вещество, воздействующее на организм подобно наркотикам, но официально не отнесенное к таковым. К психоактивным веществам относят, в частности, алкоголь и табак.

Аддиктивное поведение — злоупотребление ПНВ, включая алкоголь и курение табака, до формирования синдрома физической зависимости.

Токсикомания (наркомания) — болезненное состояние, проявляющееся влечением к систематическому употреблению ПНВ и характеризующееся явлениями психической и физической зависимости.

Толерантность — устойчивость функционирования организма под действием дозы ПНВ. Толерантность определяется по максимальной дозе, при которой еще сохранено должное функционирование. Различают толерантность поведенческую, связанную с сохранением уровня ситуационного контроля, и толерантность функциональную, т.е. собственно толерантность. Как правило, с приобретением «опыта» приема ПНВ индивид приноравливается сохранять контроль над ситуацией, несмотря на прием увеличенных доз. Исключение составляет группа психоделиков (например, ЛСД), где сохранение контроля отсутствует изначально.

Общая характеристика токсикомании и наркомании

Первое употребление ПНВ обычно связано либо с интересом, любопытством (каковы эти ощущения?), либо со стремлением «показать» себя достойным в глазах окружения, пробующих наркотики, быть «как все». Необычность приятных ощущений побуждает к повторным приемам, при этом каждый индивид оценивает ситуацию как управляемую. Он считает себя способным в любой момент отказаться от пагубной привычки. Поначалу это возможно, однако незаметно в какой-то момент времени контроль теряется. Тем не менее индивид по-прежнему упрямо отрицает появление зависимости, предпочитая закрывать глаза на правду и лгать самому себе. Типичные мысли начала зависимости от ПНВ: «Сегодня я позволю себе прием «дозы», потому что это приятно. Но я всегда смогу отказаться от этой привычки. Другие, может быть, этого уже и не смогут, но я еще не успел привыкнуть и знаю, что смогу при желании бросить принимать наркотики. Я контролирую ситуацию». На самом деле это начало грандиозной лжи самому себе, потому что на этой стадии «зависимая» личность еще не пробовала «бросить» и не знает, насколько это уже на этом начальном этапе тяжело! В принципе с этого момента всех токсикоманов и наркоманов можно смело отнести к категории беспринципных лгунов, обманывающих всех и вся ради достижения вожделенной цели — приема «чудодейственного снадобья».

Клинические проявления пристрастия к ПНВ разнообразны, варьируют по окраске и интенсивности от вида вещества, формы его приема, стадии процесса, а также в зависимости от индивидуальных особенностей.

Первые приемы сопровождаются необычно легкими и приятными ощущениями. При возможной передозировке проявляется негативная реакция организма на интоксикацию. Со временем индивид устанавливает для себя регулярность (режим) приема и оптимум «нормальной» дозы, которая, впрочем, быстро растет. Формируется зависимость от приема ПНВ. Несмотря на прием увеличенных доз, приятных былых ощущений достигнуть уже не удается, а прием необходим просто для поддержания здоровой жизненной активности. Со временем организм изнашивается и «чахнет».

Основные клинические проявления токсико- и наркоманий описаны в рамках так называемого большого наркоманического синдрома, который включает:

  • синдром измененной реактивности;
  • синдром психической и физической зависимости;
  • последствия хронической интоксикации.

Вначале – кратко о каждом компоненте, затем — подробно.

Синдром измененной реактивности в общем случае представляет цепь последовательно развивающихся симптомов: утраты защитных реакций (не относится к наркотикам), нарастание (изменение) толерантности, появление измененных форм потребления ПНВ и опьянения.

Синдром психической зависимости описывает обсессивное (психически-навязчивое) влечение к приему ПНВ для получения чувства психического комфорта. Синдром физической зависимости (синдром абстиненции) представляет компульсивное (физически-безудержное) влечение к приему психоактивных веществ, развивающееся в условиях прекращения действия ПНВ. Индивид переживает не только психические, но и физические расстройства. Для восстановления физического комфорта требуется состояние интоксикации. Следует заметить, что при некоторых видах наркомании абстинентный синдром может практически отсутствовать.

Последствия хронической интоксикации выражаются в изменении психического облика. Акцентируются дисфорическое, депрессивное, истерическое, гебефреническое и иные типы поведения. Отмечается прогрессирующая деградация личности, вплоть до развития выраженной деменции. Появляются невротические и соматические расстройства.

Ниже приводится более подробная характеристика основных клинических проявлений большого наркоманического синдрома.

Синдром измененной реактивности

Синдром измененной реактивности включает в себя два элемента: утрату защитных реакций и изменение толерантности.

Утрата защитных реакций. В случае превышения уровня физиологической толерантности к ПНВ организм реагирует защитными реакциями (знаками). Они содержат отличительные признаки, в зависимости от типа ПНВ. В частности, при передозировке алкоголем — это обычная рвота, при передозировке опиатами рвоты нет, а есть зуд кожи. На стадии привыкания к ПНВ происходит частичная утрата этих защитных реакций к ранее непереносимым дозам.

Изменение толерантности. Изменение толерантности является одним из ключевых симптомов токсико- и наркомании. В общем случае по мере приобретения «стажа» приема ПНВ вначале расширяется возможность (и необходимость) принимать все более увеличенные «дозы». Происходит рост толерантности. На графике эта зависимость отражена фазой подъема синусоидальной волны (Ι стадия токсикозависимости). В определенный момент индивид подходит к границам своих возможностей беспредельно увеличивать «дозу». Толерантность стабилизируется на определенном уровне. Графически это отражается переходом в горизонтальную прямую, или плато толерантности (ΙΙ стадии токсикозависимости). Наконец, организм страдальца изнашивается, ему нужны все меньшие и меньшие дозы, поскольку большие уже «не под силу». Происходит обратный началу заболевания процесс — снижение толерантности. Он является признаком далеко зашедших и необратимых нарушений. На графике эта зависимость отражена фазой снижения (спада) синусоидальной волны (ΙΙΙ стадия токсикозависимости).

На Ι стадии токсикозависимости для достижения прежнего (первичного) психологического эффекта требуется все большее увеличение доз. Воздержание ведет к утрате индуцированного комфорта, иными словами, развивается эффект отмены. Его можно избежать, если только вновь употребить вещество. Таким образом формируется зависимость от приема ПНВ. В случаях когда зависимость пагубно сказывается на адекватном функционировании, уместно говорить о наркомании. Для сведения: стабильные дозы для барбитуратов и алкоголя на ΙΙ стадии токсикозависимости превышают исходные в 8–12 раз, для опиатов — в 100–200 раз.

В оценке стадии зависимости большое значение приобретает характеристика качества эйфории после приема «дозы». На ΙΙ стадии зависимости имеет место снижение интенсивности эйфории, несмотря на повышение дозы. На третьей стадии эйфории уже вообще невозможно достичь даже при высоких дозах; при этом качественно изменяются фазы эйфории (особенно при седативной зависимости).

Появление измененных форм потребления ПНВ и опьянения диктуется законами конкретной патологии. Так, при прогрессирующем алкоголизме вначале имеют место периоды многодневного регулярного, практически непрерывного употребления алкоголя (так называемый ложный запой, или псевдозапой). Характерным отличием является начало и конец такого запоя — под влиянием внешних обстоятельств. Например, начало запоя вызвано приходом друзей и «отмечанием» события, конец — заключением на сутки в милиции. В далеко зашедших стадиях алкоголизма прием алкоголя обусловлен неодолимым внутренним влечением. Запои приобретают уже иной характер и называются истинными. Их отличие не столько в начале, сколько в спонтанной концовке запоя. Алкоголик ощущает нарастающую непереносимость алкоголя. Объем принимаемой дозы все уменьшается. В конце концов отвращение пересиливает желание и наступает вынужденный отказ. На какой-то период алкоголь перестает быть нужен вообще.

Синдромы психической и физической зависимости

Говоря о синдроме зависимости, следует особо отметить отличительные черты психического и физического комфорта. Первый признак: комфорт при синдроме зависимости не является эйфорией, это не переживание удовольствия, а уход от дискомфорта. Второй признак: при интоксикации происходит восстановление психических функций, т.е. интоксикация рассматривается организмом как необходимая норма, требующая систематического приема ПНВ. Например, при хроническом алкоголизме тестирование умений и навыков индивида в состоянии слабого либо умеренного опьянения дает более высокие результаты, чем в трезвом состоянии.

Патология влечения при синдроме зависимости проявляется в навязчивых (обсессивных) мыслях, связанных с приемом ПНВ. Еще до приема ПНВ, только при виде «дозы» и в предвкушении приема, возможно возникновение эйфории. При невозможности же приема ПНВ в лучшем случае наступает дистимия (резко портится настроение). Характерная черта присутствия влечения — потеря контроля над мерой выпитого (при алкоголизме), систематичность приема ПНВ, а также изменение ситуации приема, когда для страдальца уже не имеют значения ни обстановка, ни обстоятельства, ни окружение.

Различают два типа влечения:

  • обсессивное (психическое) влечение — постоянные мысли; неспецифическое, так как подавляется любым другим наркотическим средством;
  • компульсивное (физическое) влечение — непреодолимое стремление, причем степень выраженности достигает витального уровня, полностью поглощая сознание.

Абстинентный синдром (лат. abstinentia — воздержание), или синдром отмены возникает у лиц с уже сформированной патологией влечения в случае лишения их приема ПНВ. Это наиболее «рельефное» отражение физической зависимости. Оно нередко сопровождается невыносимыми тяжелейшими болями (так называемая ломка у наркоманов). В некоторых случаях зависимость настолько сильна, что лишение ПНВ представляет реальную опасность для жизни.

Частная патология токсикоманий и наркоманий

В данном подразделе будут кратко рассмотрены отдельные формы наркоманий и токсикоманий.

Наркомания, вызванная опиатами

Опиаты изготавливают из мака (опий, морфин, также их синтетические аналоги — кодеин, героин, промедол, фентанил и др.). Наибольшее распространение получили высокотоксичные препараты кустарного изготовления, содержащие опий-сырец (маковая соломка, ханка) и героин (концентрированный ангидрид опия). Применяются внутривенно, ингаляционно (курение) и внутрь. Субъективное воздействие препаратов типа опия неодинаково для разных лиц и для одного и того же лица в разное время. Это воздействие зависит от дозы, способа употребления, физических и психических особенностей потребителя, а также от ожидаемого им результата. В частности, при морфинизме выделяют четыре фазы.

  1. фаза называется на жаргоне «приход», или «подъем». Появляются ощущения «невесомости», «легкости», «истомы».
  2. фаза — на жаргоне «кайф», или «волокуша». Характеризуется эйфорией, благодушием, теплом и тяжестью в теле, истомой, иллюзией отсутствия каких-либо проблем, состоянием «нирваны». Присутствуют грезоподобные переживания с визуализацией желаний. Обычная длительность — 3–4 часа.
  3. фаза — крайне поверхностный сон длительностью до трех часов.
  4. фаза отмечается не у всех, характеризуется легким беспокойством, отдельными соматическими нарушениями.

При передозировке наркотика сон переходит в состояние комы, за которым следует смерть.

Отличительная черта опийных наркоманов — резкое сужение зрачка. Хроническая интоксикация приводит к заострению неустойчивых черт характера, волевым и эмоциональным нарушениям. Наркоманы становятся все более грубыми, эгоистичными и лживыми. Без введения наркотиков больные угнетены и раздражительны. Сразу же после инъекции они преображаются, становятся веселыми, говорливыми, исчезает вялость, апатия, упадок сил. В поздней стадии заболевания формируется глубокий астенический синдром. При внезапном прекращении наркотизации развивается характерный синдром абстиненции. Он может начать проявляться через 4–6 часов после принятия последней дозы, достигает максимальной интенсивности через 2–3 суток, а затем постепенно убывает. В синдром абстиненции обычно входят: беспокойство, раздражительность, боли во всем теле, тошнота, рвота, понос с последующим обезвоживанием организма, повышение температуры, бессонница. Внезапное прекращение наркотизации данного типа для лиц с выраженной зависимостью представляет опасность для жизни.

Формирование опийной зависимости наступает чрезвычайно быстро, уже после 3–5 инъекций, в течение двух-трех недель. Зависимость может быть вызвана дозами, не превышающими терапевтические. Толерантность к опийным препаратам высокая, психическая зависимость сильная.

Наркомания, вызванная седативными препаратами (снотворные, транквилизаторы и др.)

Бесконтрольное злоупотребление лекарственными седативными препаратами может привести к зависимому состоянию. Наркотический эффект иногда возникает очень быстро, уже после 3–10 доз препаратов. Характерны ощущения приятной сонливости, покоя и безразличия к окружающей стрессовой действительности. В целом картина напоминает алкогольное опьянение, только процесс протекает гораздо более тяжело и достаточно часто оканчивается тяжелейшим отравлением, приводящим к смерти.

Наркомания, вызванная стимуляторами

Представителями стимуляторов являются тонизирующие вещества, содержащиеся в кофе, чае, из химических веществ — эфедрин и группа амфетамина. По своему действию они прямо противоположны седативным (успокоительным) средствам. Представителями являются экстази (MDMA) и эве (MDE).

Амфетамины активизируют психическую и физическую деятельность, поднимают настроение, резко обостряют ясность сознания и восприятие окружающего, способствуют повышению самооценки, теряется потребность во сне и приеме пищи. Мысли текут легко, четко и быстро, глаза различают мельчайшие детали обстановки вокруг. В качестве психотропных эффектов описаны мягкая эйфория и повышенная эмпатическая готовность к общению. Общая длительность наркотического опьянения — от 1 до 6 часов. При систематическом приеме стимуляторов обнаруживаются отрицательные явления: чрезмерное возбуждение, неадекватно завышенное самовосприятие, плохо контролируемая активность, дискоординация движений, рассеивание (недостаточность) внимания, появляются резкие смены настроения.

Наркомания, вызванная галлюциногенами (психоделиками)

Наиболее ярким представителем этого класса является известный ЛСД (аббревиатура химического названия лизергиндиэтиламида), который подробно исследовал чешский психиатр С. Гроф. Сюда входят также мескалин, получаемый из кактуса пейот (пейотль), псилоцибин, изготовляемый из гриба, и наиболее «безобидный» представитель — марихуана, один из видов конопли, часто встречающийся в дикорастущем виде (в просторечии — травка).

Наркомания, вызванная веществами индийской конопли

Из дикорастущей конопли (каннабис) получают гашиш (анаша, план, марихуана), изготовление кустарное. Применяются ингаляционно (курение) или внутрь.

Острая интоксикация при гашишной наркомании является эйфорией, искажением восприятия пространства и времени, потерей ощущения подлинности собственного «я» и чувства реальности происходящего, иногда сопровождающимися зрительными и слуховыми галлюцинациями.

При хронической интоксикации развивается «амотивационный» синдром, характеризующийся апатией, уходом в себя, пассивностью, вялостью, ослаблением памяти и интеллекта. Возможны деперсонализационные и дереализационные явления, ощущения чуждости тела, нереальности и изменения всего окружающего. Толерантность умеренная, зависит от индивидуальных особенностей потребителя. Развитие зависимости протекает относительно медленно. Психическая зависимость относительно слабая (марихуана), умеренная или сильная. Физическая зависимость отсутствует или слабо выражена. При внезапном прекращении наркотизации появляются симптомы вегетативной неустойчивости: нестойкие расстройства сна, повышенная возбудимость, тахикардия, неприятные ощущения в области сердца, отсутствие аппетита, потливость.

Алкоголизм

Длительное (систематически-хроническое) злоупотребление спиртными напитками приводит к алкоголизму зависимому — состоянию с патологическим влечением к алкоголю. Наиболее тяжело алкоголизм протекает у женщин, у них процент излечения ничтожно мал. Течение алкоголизма в значительной степени соответствует всем стадиям описанного ранее большого наркоманического синдрома. Один из характерных признаков развитого алкоголизма — при внешних признаках незначительного опьянения и осознанных действий на самом деле происходят утрата самоконтроля с временными провалами в памяти периодов опьянения (палимпсесты, или блэкауты). Психологический портрет личности алкоголика отличается элементами самообмана в отношении своей зависимости от спиртного (сокрытие правды или преуменьшение степени зависимости), а также стремлением переложить ответственность за свое состояние на обстоятельства или других лиц. Основная проблема алкоголика — безволие, малодушие. Фактически личность алкоголика представлена маленьким ребенком, застрявшим в развитии во взрослом теле. Тем не менее в абсолютном большинстве случаев личность в состоянии простого алкогольного опьянения признается вменяемой.

Принципы психологической помощи при токсикоманиях и наркоманиях

Эффективная психологическая помощь предполагает немедленный, полный и окончательный отказ от приема ПНВ. Лечение должно начинаться с полного и немедленного воздержания. Важно подчеркнуть, что такое воздержание должно быть осознанным! Насильственные меры дают лишь временный, за редкими исключениями, эффект, предрекая в будущем общее ухудшение ситуации. Практика показывает, что принуждение накладывает агрессивно-негативную маску на восприятие личностью как собственно лечения, так и всех лиц, задействованных в этом процессе, включая близких.

Решение о полном воздержании от приема ПНВ — всего лишь начало длительного этапа в жизни зависимого. Такое решение должно быть чем-то активно психологически и физически поддержано (стимулировано), причем весьма длительное время. Зависимая личность нуждается в продолжительном наблюдении, обычно не менее года.

Вылечить зависимую от ПНВ личность возможно при одном условии: найти нечто более ценное и значимое для нее, чем сама зависимость. Увы, до сих пор не удалось найти универсальный заменитель, пригодный для всех случаев. В психологическом плане важно найти в жизни иные цели и смысл, прежде всего социальный. Оказывается, человеку подчас легче совершить что-то экстраординарное ради других, в то время как ради себя он пальцем не пошевелит. Поэтому важно создание такой обстановки и ситуации, где эта идея была бы реализована. За рубежом задача достаточно эффективно решается с помощью организации лечебных групп, в которой зависимый столкнется (анонимно!) с подобными ему людьми лицом к лицу. Другой прием, возрожденный в странах СНГ, состоит в жестком монашеском послушании при обязательном тяжелом физическом труде. На такой шаг идут добровольно, в большинстве своем лица, отбывшие срок за преступление.

Эффективны методики разрушения зависимости и изменения личности наркомана путем введения в измененное состояние сознания. Весьма оригинальна недавно изобретенная техника своеобразной инициации (посвящения) Ж. Назаралиева. На наркомана воздействуют сверхъярким светом и побуждают его непрерывно кричать, бить кулаками о стену, вплоть до полного изнеможения. Комната, где это происходит, залита светом и обита мягким материалом во избежание травм; санитары в темных очках контролируют ситуацию. Результатом такого действа является полное душевное опустошение, практически полное «стирание» «эго» и обнажение «ядра» личности. Заключительным этапом терапевтической инициации становится перенос на себе на вершину горы тяжелого валуна (символа тяжелой зависимости). Там ношу сбрасывают, символизируя освобождение от зависимости, и проговаривают свои действия и свое решение вслух. Из подобных валунов, принесенных и оставленных вылечившимися лицами, складывается холм. Последняя точка инициации — сожжение в огне своей старой одежды («уничтожение личной истории»).

Для лечения алкоголизма широко используется метод лечения по А. Довженко. На первом этапе проводится групповое внушение о пагубности пьянства, о необходимости полного воздержания от приема алкоголя, поскольку тяжесть последствий непредсказуема (принцип аверсии, внушение страха смерти!). В этот же день проводят и второй этап — индивидуальное суггестивное внушение в состоянии гипноза. Хронический алкоголик подсознательно «впитывает» из личности психотерапевта идеал той воли, которой так не хватает ему самому и которой он покорно подчиняется. Может быть, именно поэтому так популярны методы гипносуггестивной терапии. Вместе с тем они не являются панацеей, поскольку личность внутри остается по-прежнему больной. Как правило, меняется лишь внешний образ, становится более адаптивной форма поведения, но рецидивы все равно неизбежны.

Комплекс реабилитационных мероприятий для зависимых личностей, получивших первый этап лечения и сумевших преодолеть свою зависимость, включает следующие элементы:

  • тренинги поведения зависимой личности и его близких;
  • смена обстановки, провоцирующей прием ПНВ;

контроль над ситуацией как со стороны зависимой личности (обращение за помощью к профессионалу), так и со стороны его близких и сотрудников; рекомендуемая длительность наблюдения, как уже указывалось, — не менее года.

Революционный эксперимент в борьбе с наркоманией был поставлен в Германии. Там начиная с 2002 г. в течение нескольких лет 1000 безнадежных наркоманов получали медицинскую помощь в виде трехразовых инъекций диаморфина (синтетического героина). В конечном итоге 25 % из них отказались от наркотиков. Таким образом, изъятие элемента «добычи» наркотика как цели существования, перевод на будничное обеспечение «удовольствием» привели к закономерному эффекту «приедания» жизненных ощущений. Отсутствие подкрепляющего стимула активной деятельности облегчило отказ от пагубной привычки.

В принципе правильная организация помощи предполагает старую как мир политику кнута и пряника. Кнут — это жесткая, вплоть до жестокости, дисциплина, а пряник — осознание нужности и справедливости прививаемой новой модели поведения.

 

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях