Загадочное исчезновение гениального физика Этторе Майораны

Молодого физика Этторе Майорану называли вундеркиндом с феноменальным умом. Его сравнивали с Исааком Ньютоном и Галилео Галилеем, считали, что его открытия перевернут весь мир. Однако этот гений внезапно пропал, оставив лишь короткую записку. Что с ним случилось? Покончил ли он жизнь самоубийством, был похищен, ушел в монахи или стал отшельником? До сих пор никто не знает, как закончил свою жизнь Майорана, сгинувший в расцвете сил.

Ученый, опередивший свое время

Будущий гениальный физик родился в 1906 году в Катании на Сицилии. Его отец, Фабио Массимо Майорана, имел инженерное образование и длительный период был руководителем местной телефонной станции, а с 1928 года получил должность главного государственного инспектора связи. Дорина Корсо, мать Этторе, происходила из известной в Катании семьи.

О том, что Этторе был вундеркиндом, стало известно еще в раннем детстве, когда четырехлетний малыш без особого труда решал в уме настолько сложные математические задачи, что их мог одолеть не всякий взрослый. К счастью, у родителей талантливого мальчика была возможность развить эти способности, так что Этторе по тем временам получил очень хорошее образование. Сначала ребенка учили на дому, потом его устроили в иезуитскую школу в Риме, а среднее образование юноша получил уже в лицее имени Торквато Тассо.

В 1923 году Этторе поступил в техническую школу Римского университета. В 1928 году 22-летний Майорана перевелся в Институт теоретической физики. В то время им руководил знаменитый итальянский физик Энрико Ферми, внесший большой вклад в развитие ядерной физики. В этом институте молодой ученый защитил диплом, тема которого касалась радиоактивных ядер, и получил докторскую степень с высшими баллами.

После защиты Майорана еще пять лет занимался вместе с Ферми исследованиями в области ядерной физики. Однако научное наследие, оставленное молодым ученым, невелико. Оно включает только десять статей, написанных им в период с 1928 по 1937 год. Несмотря на их незначительный объем, они и сейчас поражают своей актуальностью, лаконичностью изложения и глубоким проникновением в тему.

Но, пожалуй, самое главное, что Майорана еще в 1932 году создал теорию атомного ядра, состоящего из протонов и нейтронов, тем самым оказав значительное влияние на все последующее развитие физики. Причем именно Этторе первым предвидел возможность существования нейтрона. К его достижениям относятся и так называемые спиноры Майораны. В конце XX века они стали одними из основных инструментов в современной теории супергравитации.

Великий отшельник

Майорана был очень дотошным человеком. Он работал медленно, кропотливо проверяя каждую мелочь. Скорее всего, из-за этого он и написал так мало научных статей, зато каждая из них вошла в золотой фонд науки. Современники отмечали его невероятную требовательность к себе, однако он не щадил и своих коллег, если они заслуживали критики. Этторе даже заслужил у них прозвище Великий инквизитор.

Ферми всячески опекал Этторе. По его рекомендации Майоране в начале 1933 года присвоили стипендию Национального научного совета и отправили молодого ученого за границу в Лейпциг. К сожалению, Этторе слишком много времени уделял физике, забывая об отдыхе и надлежащем питании. Заграницей он стал страдать от острого гастрита и нервного истощения. Совершенно больной и разбитый, осенью 1933 года Майорана возвращается в Рим. После обследования врачи настояли на соблюдении им строжайшей диеты. Возможно, это стало последней каплей, которая на фоне жуткого переутомления и депрессии привела к тому, что Этторе стал уединяться от близких и коллег, превратившись в настоящего отшельника. Он постепенно забросил работу в университете и почти перестал выходить за пределы дома.

Считают, что негативно на психику ученого повлияла неприятная история, в которую он оказался вовлечен из-за своего дяди, которого Этторе очень любил. Пьер Лятиль, биограф Ферми, написал, что дяде Майораны «было предъявлено обвинение, будто он подговорил кормилицу сжечь живым ребенка в колыбели. Майорана хотел спасти честь своей семьи: он организовал защиту, и в конце концов его дядя был оправдан. Но после этого физик стал жертвой неврастенического кризиса, из которого друзья долго не могли его вывести».

Около четырех лет Этторе прожил затворником, за эти годы не вышло ни одной его статьи, он избегал контактов даже с друзьями, не говоря уж о коллегах по работе. Все уже думали, что Майорана навсегда потерян и для науки, и для общества, однако в 1937 году возникла надежда на его возвращение. Впервые за длительный период молчания он опубликовал новую научную статью, решил вернуться в Неапольский университет и занять должность профессора физики. Эту должность в ноябре ему предоставили. Но вскоре произошло его загадочное исчезновение.

Сел на пароход и исчез

22 января 1938 года Этторе обратился к брату с довольно необычной просьбой перевести в Неаполь все его деньги, находящиеся на хранении в одном из банков Рима. Это было странно, ведь у Майораны не намечалось никаких крупных расходов, он не собирался жениться или покупать дом. В марте ученый попросил в университетской бухгалтерии выдать ему всю причитающуюся за несколько месяцев работы зарплату. Он сообщил, что собирается отдохнуть в Палермо (Сицилия). На руках Этторе оказалась довольно внушительная сумма, он взял паспорт и все деньги, 25 марта налегке сел на пароход, но в пункт назначения так и не прибыл. По пути великий физик бесследно исчез, полиция занялась его поиском.

Перед самым отплытием в номере гостиницы «Болонья» Майорана написал два прощальных письма. Одно, которое он оставил в номере, было адресовано родным. В нем Этторе написал: «У меня только одно желание — чтобы вы не одевались из-за меня в черное. Если захотите соблюсти принятые обычаи, то носите любой другой знак траура, но не дольше трех дней. После этого можете хранить память обо мне в своем сердце и, если вы на это способны, простить меня». Письмо словно говорило о том, что ученый собирается свести счеты с жизнью.

Второе письмо, отправленное по почте директору физического института Неапольского университета Антонио Каррелли, также свидетельствовало о душевном надломе Майораны и его готовности совершить самоубийство. В нем было написано: «Я принял решение, которое было неизбежно. В нем нет ни капли эгоизма; и все же я хорошо понимаю, что мое неожиданное исчезновение доставит неудобства вам и студентам. Поэтому я прошу вас меня простить — прежде всего за то, что пренебрег вашим доверием, искренней дружбой и добротой».

Окончил жизнь в монастыре?

Полагают, что 26 марта, когда Майорана отправил телеграмму и письмо Каррелли, он мог сесть на почтовое судно, отплывающее в Неаполь. Пароходная компания сообщила, что при посадке на корабль билет на его имя был сдан на контроле — это означало наличие Этторе на борту судна. Чуть позже ведущие следствие по делу исчезновения физика попросили предъявить им билет, сданный Майораной, но в пароходной компании заявили о его потере. Пожалуй, наиболее интересно свидетельство одной медсестры, хорошо знавшей Этторе. Она утверждала, что точно видела его в Неаполе уже после прибытия парохода.

Если верить этой медсестре, Майорана благополучно добрался до Неаполя, но не пошел ни к родным, ни к своим коллегам в институт. Что же случилось с ним дальше? Родные физика разместили в местной прессе объявление о его исчезновении с фотографией Этторе, в июле на него пришел отклик от Джезу Нуово, настоятеля монастыря в Неаполе. Он писал, что очень похожий на снимок в объявлении молодой человек посетил его в конце марта или начале апреля и попросил принять его в монастырь, но получил отказ. После чего посетитель ушел и больше его не видели.

Если аббат Джезу Нуово не мог назвать точную дату посещения, то в монастыре Сан-Паскуале-де-Портичи сообщили, что похожий на Этторе молодой человек просился к ним 12 апреля, но принят в обитель не был. Примерно через сорок лет писатель Леонард Шаши предположил, что Майорана из-за неудавшейся преподавательской деятельности, умственного перенапряжения, большой ответственности, накладываемой на него научными разработками, и просто усталости от мира искал себе прибежище в религии. По мнению писателя, он вполне мог найти место в каком-нибудь монастыре, где жил под чужим именем, предаваясь размышлениям, молитвам и воспоминаниям.

Следы Майораны нашлись в Аргентине!

Несмотря на то что поиски Майораны курировал лично Муссолини, исчезнувшего гениального физика так и не удалось найти. Одни считали, что он ушел в монастырь, по мнению других, он все-таки свел счеты с жизнью. Шли годы, и вот в 1950 году об Этторе Майоране снова заговорили. В тот год в Аргентину по делам приехал физик Карлос Ривера. Чтобы чувствовать себя в домашней обстановке и немного сэкономить, он поселился не в отеле, а снял комнату у пожилой аргентинки. Как-то она прибиралась у него в комнате и увидела статью Этторе с его фотографией. Женщина заявила Карлосу, что ранее часто видела этого человека, но сейчас не знает, куда он переехал.

Через десять лет Карлос Ривера вновь побывал в Аргентине и ему снова повезло обнаружить следы исчезнувшего гения. В небольшом ресторанчике в ожидании заказа Ривера стал писать какие-то формулы на салфетке. Официант, обслуживавший столик Карлоса, сказал: «Я знаю еще одного человека, который, как и вы, рисует на салфетках формулы. Он иногда к нам заходит. Его зовут Этторе Майорана и до войны он был крупным физиком у себя на родине в Италии». Конечно, Ривера сразу стал расспрашивать официанта, как ему найти Этторе, но тот, увы, не знал его адреса.

В конце 1970-х годов узнавшие об обнаружении следов Этторе в Аргентине итальянский профессор физики Эразмо Ресами и сестра Этторе Мария Майорана решили попытаться его разыскать. Им посчастливилось встретиться с вдовой гватемальского писателя Мигеля Анхеля Астуриаса, которая в то время приехала в Италию и обладала некоторыми сведениями об исчезнувшем физике. Почтенная дама сообщила им, что в 1960-е годы лично встречалась с итальянским ученым в доме сестер Элеоноры и Лило Манцони. Если верить сеньоре Астуриас, Майорана являлся близким другом Элеоноры, математиком по профессии. Казалось бы, вот-вот и тайна исчезновения гениального физика наконец-то будет раскрыта, но сеньора Астуриас почему-то внезапно отказалась от своих слов.

Так до сих пор и не ясно, по какой причине талантливый физик покинул своих родных и престижную работу. Вышеупомянутый писатель Леонардо Шаши считает, что Майорана раньше других понял: дальнейшие исследования в области ядерной физики могут привести к созданию страшного по своей мощи оружия — атомной бомбы. Он не захотел участвовать в этом, ведь это оружие могло попасть в руки фашистов наподобие Муссолини.

Однако существует и совершенно противоположная версия. Ее автором является профессор из Болоньи Джорджио Драгони, который немало времени посвятил исследованию жизни гениального физика. Его версия основана на информации, полученной от итальянского врача Бернардини, который узнал от физика Джованни Джентиле, что Этторе Майорана, запутав свои следы, на самом деле отправился в Германию. Там он якобы принимал активное участие в разработках ядерного оружия для фашистской Германии.

Известно, что с января по октябрь 1933 года Майорана был в Германии, где он завел теплые отношения не только с Вернером Гейзенбергом, но и с другими немецкими учеными-физиками. Перед возвращением в Италию он написал Э. Сегрэ, ученому из группы Ферми, письмо, в котором положительно оценил политику германского руководства. Многие его коллеги относились к фашистам неприязненно, поэтому такое мнение Майораны было воспринято довольно негативно. Может, и в этом кроется причина нервного срыва Этторе в то время?

Вспомним и тот факт, что именно в Аргентине после разгрома Третьего рейха оказались многие сбежавшие фашисты и их приспешники. Является ли только совпадением то, что именно в этой стране обосновался и Майорана? Пока определенно говорить что-то рано. Возможно, ключ к тайне исчезновения гениального физика и информация о его дальнейшей жизни хранятся где-нибудь в германских или аргентинских архивах.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *