Загадка Анастасии Романовой — эхо трагедии

17 июля 1918 г. в Екатеринбурге, в доме инженера Ипатьева был расстрелян последний Российский император Николай II и его семья — императрица Александра Федоровна, сын Алексей и дочери Татьяна, Мария, Ольга и Анастасия. Также были убиты лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин, повар Иван Михайлович Харитонов, камердинер Алексей Егорович Трупп и горничная Анна Степановна Демидова. Убитых вывезли за город и сбросили в старую шахту.

25 июля в город вошли белые. Следователь Николай Алексеевич Соколов начал поиски. Он продолжал их даже в эмиграции, до самой смерти в 1 924 г. Благодаря ему стали известны подробности дела.

Но останки были найдены только в 1991 г. Экспертиза подтвердила, что это останки царской семьи, более того, они были идентифицированы, а в 1999 г. захоронены в Петропавловском соборе. В 2000 г. царская семья была канонизирована. В то время не были обнаружены лишь тела царевича Алексея йодной из его сестер. В 2007 г. нашли и их. Генетическая экспертиза установила, что они действительно принадлежат Алексею и великой княжне Марии.

Однако сразу же после расстрела стали ходить слухи о спасении кого-то из царской семьи. Это привело к появлению множества самозванок и самозванцев. Особенно много появилось лже-Анастасий. Самая знаменитая из них — женщина, известная под именем Анны Андерсон. Ее история началась 17 февраля 1920 г., когда берлинский полицейский спас неизвестную, пытавшуюся броситься с моста. Документов при ней не оказалось, вела молодая женщина себя странно и была отправлена в психиатрическую лечебницу, где провела полтора года, отказываясь назвать свое имя и не желая фотографироваться. Впоследствии она стала намекать на знакомство с царской семьей. У нее нашлись сторонники, которые пытались заинтересовать русских эмигрантов. Утверждают, что девушка прекрасно говорила по-немецки, однако не понимала английского, и не знала русского языка. Царские же дочери в совершенстве знали английский. В самом начале своей эпопеи неизвестная не выдавала себя за Анастасию, и многие видели в ней сходство с Великой княжной Татьяной.

Имя «Анна» она приняла по предложению баронессы фон Кляйст, в доме которой жила несколько дней.

Именно в доме баронессы Анна впервые назвала себя Анастасией. Она рассказала, что во время расстрела она спряталась за спиной своей сестры Татьяны, а спас ее солдат по имени Александр Чайковский, который увез ее в Бухарест вместе со своей семьей. В Румынии она родила от Чайковского ребенка, а когда Александр был убит в уличной перестрелке, бежала в Берлин.

Когда история Анны-Анастасии стала распространяться по Европе, ее посетила принцесса Ирен, сестра Александры Федоровны — и не узнала племянницу. Сын принцессы Ирен, принц Сигизмунд, позже отправил Анне список вопросов, на которые, по его утверждению, только Анастасия могла дать правильные ответы. Считается, что женщина безошибочно ответила на все вопросы.

Читать:  Подземная лодка «Боевой Крот» мог бы достать империалистов из под земли

Вдовствующая императрица Мария Федоровна, мать Николая II и бабушка Анастасии, отнеслась к истории с осторожностью, но не хотела упускать ни единого шанса. По ее поручению в Берлин отправился бывший камердинер императрицы Александры Федоровны Алексей Волков. Опекавшие Анастасию советник и госпожа Ратлеф говорили, что Волков узнал Анастасию, но не захотел это подтвердить. Сам Волков в отчете Марии Федоровне со всей определенностью утверждал, что Анна Чайковская — не Анастасия. Ее знания о царском дворе были весь ма поверхностны, все подробности, которые она упоминала, ранее публиковались в прессе. Окружающие же люди постоянно пытались отвечать за нее, а все ошибки объясняли плохим самочувствием.

Сама госпожа фон Ратлеф писала, что манеры и осанка выдавали в женщине даму высшего света, ее также поразило сходство с императрицей Марией Федоровной. Она говорила по-немецки с русским акцентом и понимала по-русски. Она охотно делилась воспоминаниями о детстве. Правда, другие авторы не подтверждают такой характеристики.

Анастасию не опознали ни Пьер Жийяр, воспитатель императорских детей, ни Сидней Гиббс, воспитатель наследника, ни Великая княгиня Ольга Александровна. Правда, Ольгу Александровну и Жийяра смущали некоторые подробности, которые знала Анна. Однако вскоре они убедились, что все это она могла узнать из газет или из бесед. Правда, госпожа фон Ратлеф утверждает, что, когда Анну посетили Ольга Александровна и нянька царских детей Александра Теглева, женщина узнала Теглеву и назвала ее по имени, а затем взяла флакончик духов, вылила несколько капель Теглевой на ладонь и попросила протереть лоб. Это был характерный жест Анастасии. Но свидетельств самой Теглевой не сохранилось.

Против Анны резко выступил Великий князь Кирилл Александрович, объявивший себя главой императорского дома. Правда, серьезной конкуренткой она быть не могла — подобный титул мог принадлежать только наследнику по мужской линии.

А вот для Великого герцога Гессенского Эрнста-Людвига эта женщина стала представлять нешуточную опасность. В одном из интервью она заявила, что герцог, родной брат императрицы Александры Федоровны, тайно посещал Россию в 1916 г., во время войны. А визит офицера воюющей армии во вражеское государство можно было рассматривать как предательство, хотя в середине 20-х гг. ни Германской, ни Российской империй уже не существовало. Эрнст-Людвиг решил выяснить личность Анны, чтобы получить возможность опровергнуть эту информацию. Он нанял детективов, которые не обнаружили в Бухаресте никаких следов семьи Чайковских, в Берлине нашли людей, опознавших в Анне польку Франциску Шанцковску, бывшую фабричную работницу. Франциска до 1916г. работала на военном заводе, где произошел взрыв. Тогда она и получила травмы, следы от которых впоследствии выдавала за шрамы от штыковых ударов, полученных в подвале Ипатьевского дома. Казалось бы, все стало ясно. Но многие считали, что для фабричной работницы Анна слишком образована. В 1927 г. герцог Лейхтенбергский Дмитрий, внук великой княжны Марии Николаевны, пригласил Анну в свой фамильный замок Зеон в Баварии и устроил ей встречу с Феликсом Шанцковским, который опознал свою сестру Франциску, но, правда, после разговора с ней наедине отказался подписать свои показания. Герцог, как и многие до него, подтвердил, что Анна говорит по-немецки, но не знает ни русского, ни английского, ни французского. Более того, в русской православной церкви она вела себя как католичка, обнаружив полное незнание православных обрядов.

Читать:  Особенности национальной придворной охоты

Тем не менее герцог согласился предоставить Анне приют, заявив, что она не опасна. Вскоре, однако, она отправилась в США, где ей помогали Великая княгиня Ксения Георгиевна, а затем композитор Сергей Рахманинов. Именно в Америке эта женщина впервые записалась как «миссис Анна Андерсон». Фамилию «Чайковская» она уже не могла носить, чтобы не напоминать о расследовании Эрнста-Людвига. Вскоре после приезда Анны в Америку скончалась вдовствующая императрица Мария Федоровна, которая так и не признала в ней свою внучку. Но буквально через сутки после смерти императрицы в печати появилась так называемая «Романовская декларация», в которой некоторые члены императорского дома категорично заявляли о самозванстве Анны Чайковской-Андерсон. Этот документ подписали великая княгиня Ольга Александровна, великая княгиня Ксения Александровна, ее дочь и шестеро сыновей, прусская принцесса Ирен, великий князь Дмитрий Павлович, великая княгиня Мария Павловна, герцог Гессенский Эрнст-Людвиг и две его сестры. Правда, далеко не все Романовы подписали этот документ. Но его появление можно объяснить тем, что спасшаяся Анастасия могла претендовать на счета царской семьи, сохранившиеся в иностранных банках. Однако в семье Романовых и их родственников нашлись и ее сторонники. Кроме Ксении Георгиевны, Анастасию признавал великий князь Андрей Владимирович. Уже в 1949 г. принцСаксен-Кобургский предоставил в ее распоряжение дом в небольшой деревне в Шварцвальде. Но еще в 20-е гг. Анну Андерсон поддержали Глеб и Татьяна Боткины, дети расстрелянного в Екатеринбурге лейб-медика царской семьи. Именно Глеб Боткин инициировал судебный процесс с целью подтвердить идентичность Анастасии и Анны и ее право единолично распоряжаться царским имуществом.

Судебный процесс «Анна Андерсон против Романовых» начался в 1938 г. в Берлине и тянулся с перерывами до 1977 г. Одним из свидетелей выступал Франц Свобода, который находился в Екатеринбурге в 1918 г. как австрийский военнопленный. Он рассказал свою историю спасения Анастасии, к которому, якобы был причастен. Были и другие свидетельства, а сама Анна Андерсон пыталась раздобыть отпечатки пальцев Анастасии, но безрезультатно. Все окончилось ничем — суд счел недостаточными имеющиеся доказательства родства Анны Андерсон с Романовыми, хотя и оппонентам не удалось доказать, что Андерсон в действительности не является Анастасией. К тому времени Анна Андерсон, вернувшаяся в Америку в 1968 г., была замужем за профессором Джоном Манаханом, своим многолетним почитателем. Она скончалась от воспаления легких 12 февраля 1984 г. Ее тело было кремировано, а прах захоронили в Баварии, в часовне замка Зеон. На могильной плите, в согласии с завещанием, стоит надпись: «Анастасия Романова. Анна Андерсон». Но позднее в госпитале, где Анна лечилась, были найдены образцы ее тканей, взятые при жизни для медицинских анализов. ДНК-анализ полностью опроверг всякие родственные связи Анны Андерсон с семьей Романовых, и, напротив, подтвердил ее близкое родство с семьей Шанцковских (для этого взяли ДНК у внучатого племянника Франциски Шанцковской Карла Маухера). Конечно, сторонники Анны Андерсон утверждают, что генетический материал был подменен, но вряд ли они правы. Независимая экспертиза производилась в разных лабораториях Великобритании и США. У Андерсон не осталось наследников, которые могли бы претендовать на имущество Романовых, а история с визитом Эрнста-Людвига в Россию во время первой мировой войны не имеет теперь никакого значения. Более того, после того, как все тела расстрелянных в Ипатьевском доме членов царской семьи были идентифицированы, не осталось сомнений, что Анастасия, к сожалению, погибла вместе со всеми.

Читать:  Как в СССР автомобили покупали

Князь Дмитрий Романович Романов, праправнук Николая II, говорил:

«Самозваных Анастасий на моей памяти было от двенадцати до девятнадцати. В условиях послевоенной депрессии многие сходили с ума. Мы, Романовы, были бы счастливы, если бы Анастасия, даже в лице этой самой Анны Андерсон, оказалась жива. Но увы, это была не она!»

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Алексей Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Алексей
Гость
Алексей

Есть основание полагать,что запущена была цепь лже-Анастасий для того,чтобы найти тех,кто покинул ипатьевский дом до ……….расстрела.И которых останки пытаются выдать за найденные в 2007г.