Забытый штурм Измаила

Про штурм турецкой крепости Измаил суворовскими «чудо-богатырями» помнят все, кому знакомо имя генералиссимуса Александра Васильевича Суворова. Но многие уверены, что после взятия дунайской цитадели русскими войсками в декабре 1790 года территория крепости осталась за русскими. Ведь в составе царского, а затем и советского Черноморского флота находилась военно-морская база Измаил. Но на самом деле турецкую твердыню на Дунае — Измаил — русские войска брали в своей истории четырежды. Не считая неудачных и потому сегодня почти забытых попыток штурма.

Приступ за приступом

Первый раз крепость Измаил русская армия под командованием генерал-фельдмаршала Николая Репнина взяла в 1770 году. Но по условиям мирного договора, заключенного екатерининскими дипломатами в 1774 году, крепость вернули султану. Правда, когда крепость штурмовал князь Репнин, она еще не была столь хорошо укреплена, как перед атаками солдат-суворовцев.

В декабре 1790 года Измаил был покорен военным гением Александра Суворова. А через год, по условиям Ясского мирного договора, петербургские вельможи опять вернули крепость Турции.

В 1806 году Измаил неудачно атаковала русская армия под командованием… герцога Ришелье. Дальний потомок мастера парижских интриг XVII века и героя романов Александра Дюма рвался добыть себе на новой родине славу полководца. И неудачно. В 1807-м крепость безуспешно штурмовали войска генерала Ивана Михельсона. В 1809 году на штурм Измаила пошли русские полки под началом генерала Григория Засса. И опять неудача.

В 1861 году, когда территорию крепости передали под протекторат Молдавского княжества, турки сами вышли из крепости. А молдавский господарь стал союзником Стамбула, и в крепость снова вернулись турецкие войска. Только штурмом 13 апреля 1877 года, во время войны с Турцией за освобождение Болгарии, территорию крепости окончательно взяли русские и владели ею до 1918 года.

Читать:  Сказки о «тройках» - карающая рука закона или внесудебные расправы?

До революции крепость Измаил была базой царского Черноморского флота. Именно оттуда «шагнул в революцию» в 1905-м мятежный капитан 2-го ранга Петр Шмидт, прихватив с собой в дорогу из кассы отряда миноносцев, которым командовал, 500 рублей золотом.

К 1944 году крепость была дунайской базой военного флота Румынии. Войска 4-го Украинского фронта без особых усилий очистили от румынских войск средневековые руины. До 1992 года город-крепость Измаил был райцентром Одесской области и небольшой базой Черноморского флота СССР.

Получается, русские солдаты восемь раз пытались брать редуты и бастионы Измаила.

«Морской маркиз» против эстляндского Иоганна

Прозвище акватории Финского залива — Маркизова лужа — родилось в начале XIX века, когда Морским министром правительства императора Александра I был адмирал маркиз Иван Иванович де Траверсе. Русские имя-отчество маркиза были «служебным псевдонимом» Жана Батиста Прево де Траверсе — с 1776 года масона ложи «Совершенная Гармония».

Сей французский аристократ, пригретый масонскими братьями Петербурга, был ими возведен в главный кабинет российского Адмиралтейства. Главной задачей Ивана Ивановича было добиться полного паралича российского флота, чтобы корабли Балтийского флота не ходили западнее Финского залива («Маркизовой лужи»). А корабли Черноморского флота в борьбе с Турцией доказывали бы абсолютную пассивность.

Но была у де Траверсе еще одна страсть. Французы на службе императору-масону Александру I православную Русь своим отечеством не считали никогда, но немцев воспринимали как конкурентов. И потому пакостили «братьям по оружию» как могли.

Весной 1807-го генерал Иван Михельсон — эстляндский дворянин, командующий русскими войсками, подступил к стенам крепости Измаил. У немца был свой честолюбивый план: обогнав русака Александра Суворова в поимке мятежного казака Емельяна Пугачева, германец жаждал еще и славы окончательного покорителя Измаила. Легендарный генералиссимус брал крепость с помощью гребного флота казаков Черноморского казачьего войска. Но к 1807 году казаков-мореходов переселили на Кубань. Генерал Михельсон надеялся на помощь эскадры Черноморского флота. Ведь с 1806-го морскими силами России на Черном море как раз командовал адмирал-маркиз. «Пардон!» — ответил немцу француз и вместо русских кораблей прислал на подмогу только своего соглядатая — капитана 1-го ранга Григория Мишина. Его письмо французу-адмиралу, почему-то написанное на русском языке (хотя, как доказывает изучение архивных дел, почти вся служебная переписка флотоводца-маркиза на службе русскому флоту велась им на родном французском) и датированное 21 мая 1807 года, сохранилось в Российском государственном архиве Военно-морского флота.

Читать:  Песнь о Нибелунгах - эхо великого переселения народов

Крепость штурмовали… кавалерией

Турецкие военачальники за 17 лет хорошо усвоили урок, преподанный им Александром Суворовым. Перед генералом Михельсоном предстала даже более укрепленная твердыня, чем была в 1790 году. Бастионы крепости были отстроены на обоих берегах Дуная: осажденные не имели перебоев с пресной водой и рыбой.

Без поддержки своего флота начинать приступ было бы безумием. Но генерал Михельсон ввел в бой еще и… конницу — эскадроны гусар и донских казаков. Вот как об этом писал злорадный наблюдатель — капитан 1-го ранга Мишин своему начальнику: «Милостивый государь Иван Иванович! Сражение началось в 4 часу. По мосту через реку Ропиду (приток Дуная) из крепости вышли на вылазку 300 спагов (турецких пехотинцев) с пушкой. Наши бросили вперед эскадрон гусар, сотню донских казаков и 900 стрелков. Принудили турок бежать, а пушку бросили в воду. Турки контратакой пушку отбили, вытащив из воды. Бой шел три часа. Турок погибло и утонуло более 100, один сдался в плен. Наши потери составили убитыми: 22 нижних чина и 1 офицер, раненых 155 человек (из них 20 умерло в госпитале). Генерал Михельсон приказал установить нашу батарею у главных ворот. Турки сделали вылазку. Ими было оставлено мертвых тел — более 200. На нашей батарее убито 12 солдат и офицер, 56 умерли в госпитале от ран. Наша батарея турками сбита».

Читать:  Италия: из мрака Средневековья к свету

Частые и кровопролитные вылазки измотали русские осадные полки. И не давали желаемого результата. Черноморский флот, имея такого «флотоводца», как маркиз, даже не планировал помочь немецко-русскому полководцу Михельсону. Поэтому новость о заключении мира и прекращении осады обрадовала больше русский штаб, чем самих осажденных турок.

Генерал Михельсон — талантливый полководец, он не раз геройствовал в сражениях, защищая интересы России, но никогда не мог получить поддержки от тайной «вертикали власти», ибо не был посвящен в масонскую ложу.

Впрочем, зная, как сложилась история покорения Измаила после 1807 года, может быть, и хорошо, что Михельсон тогда не дал сигнала к решительному штурму. Погибли бы тысячи русских мужиков в солдатских мундирах, а завоеванную крепость масоны в мундирах из Санкт-Петербурга все равно вернули бы туркам.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о