Вместо Берии судили двойника

Согласно официальной версии, Лаврентий Берия, занимавший посты первого заместителя председателя Совета Министров и министра внутренних дел СССР, был арестован 26 июня 1953 года. Его обвинили в измене Родине и заговоре с целью захвата власти. Через полгода следствие завершилось судом и расстрелом. Однако, несмотря на то что большинство материалов уголовного дела до сих пор засекречено, существуют серьезные основания полагать, что на процессе присутствовал двойник, а Берию убили задолго до суда.

Танки возле Кремля

В советское время хронику событий преподносили примерно так.

Враг народа Лаврентий Берия сам хотел отстранить от власти других руководителей страны — и стать единоличным, правителем. Но Никита Хрущев. Георгий Маленков, Вячеслав Молотов и другие видные партийные деятели успели подготовиться. 26 июня на заседании Президиума ЦК КПСС по сигналу Хрущева в помещение вошла группа высших офицеров во главе с маршалом Жуковым, которые арестовали Лаврентия Павловича.

В это же время в Москву под предлогом учений были введены войска, в том числе и танки, подошедшие к Кремлю. Лидеры страны боялись, что чекисты могут вступиться за своего начальника.

До суда Берия содержался в подземном бункере штаба Московского военного округа. Вместе с ним обвинялись его ближайшие соратники из органов госбезопасности: министр госконтроля СССР Всеволод Меркулов (бывший нарком госбезопасности), первый заместитель министра внутренних дел СССР Богдан Кобулов, министр внутренних дел Грузии Сергей Гоглидзе и другие.

Следственную группу возглавлял Роман Руденко, назначенный генеральным прокурором сразу после ареста Берии. Суд под председательством маршала Ивана Конева состоялся 23 декабря 1953 года, заседание было закрытым. Всех обвиняемых приговорили к расстрелу и ликвидировали в этот же день, причем Берию казнили отдельно и на несколько часов раньше остальных, в том же бункере. Приговор из табельного оружия привел в исполнение генерал-полковник (впоследствии Маршал Советского Союза) Павел Батицкий. Тело казненного сожгли в печи 1-го Московского (Донского) крематория.

Арестант без отпечатков пальцев

Но хранящиеся в архивах документы вызывают слишком много вопросов.

К примеру, в деле Берии нет ордера на арест. Протоколы допросов почему-то существуют лишь в копиях. Что совсем удивительно — отсутствуют не только фотографии, но и отпечатки пальцев арестанта!

Непонятно, на каком именно заседании арестовали Лаврентия Павловича — то ли Президиума ЦК, то Совета Министров СССР. В разных источниках его называют по-разному. Стенограммы мероприятия либо не сохранилось, либо не существовало.

Читать:  Три богатыря - исторические прототипы

Свидетели, которым удалось ознакомиться с делом Берии, утверждают, что протоколы допросов не напечатаны машинистками, а написаны от руки лично генеральным прокурором Руденко. Но зачем генпрокурору лишняя работа? Не для того ли, чтобы скрыть отсутствие обвиняемого, который во время следствия уже был мертв? В этом случае привлекать к делу лишних людей, безусловно, не стоило.

На протоколах допросов нет ни одной подписи самого Берии.

Некто в шарфе и шляпе

Дело рассматривалось Специальным судебным присутствием Верховного суда под председательством маршала Конева. Какое отношение этот человек, занимавший должность командующего Прикарпатским военным округом и не имевший юридического образования, имеет к судебной деятельности? После процесса его карьера резко пошла в гору, он стал первым заместителем министра обороны СССР и прославился тем. что руководил подавлением восстания в Венгрии в 1956 году.

Берию почему-то содержали не в тюрьме МВД. где его многие знали в лицо, а в особом бункере. Оттуда его водили на допросы в штаб МВО. Все окна первого и второго этажей штаба специально покрыли белой краской — чтобы сотрудники не могли рассмотреть, кого именно доставили. По словам некоторых работников, они соскабливали краску и рассматривали процессию. Конвоиры сопровождали человека, нижняя часть лица которого была замотана в шарф, а глаза закрывала глубоко надвинутая шляпа.

Судебное заседание было закрытым — настолько, что некоторые участники процесса, чьи подписи имеются в деле, вообще не присутствовали на нем и не видели обвиняемого. Можно сослаться на свидетельства Серго Гегечкори, сына Лаврентия Берии, которому пришлось взять фамилию матери. По его словам, через десять лет после смерти отца он встречался с членом суда Николаем Шверником (тогда — председателем Президиума Верховного Совета СССР), который признался: «Я входил в состав трибунала по делу твоего отца, но его ни разу не видел». Еще один член того суда, секретарь ЦК КПСС Николай Михайлов, сказал Серго: «Живым твоего отца мы не видели. На допросы приходил некто, в жаркие летние дни обмотанный шарфом и в шляпе, надвинутой на глаза».

Представителем Грузии на процессе был руководитель республиканских профсоюзов П. Паркучава — по национальности мингрелец, как и Берия. По его словам, он задал подсудимому вопрос на мингрельском языке, но тот ни слова не понял. Паркучава не сомневался, что на суде вместо Берии присутствовал двойник.

Читать:  «Любовный треугольник» царицы - тайная жизнь императрицы Александры

Письма из бункера

Можно привести и другие факты. Василий Мжаванадзе, занимавший тогда должность первого секретаря ЦК КП Грузии, вспоминал, что его вызвали в кабинет Хрущева, где также находились Маленков и Молотов. Главу грузинских коммунистов предупредили, чтобы земляки Берии не вздумали бунтовать — при этом сообщили, что он все равно уже мертв. Это было за несколько месяцев до приговора суда.

Сам Хрущев на одной из летних встреч с руководителями заграничных компартий, сообщил им. что Берии больше нет. Те попросили раскрыть подробности. Хрущев ответил: «Что раскрывать? Он расстрелян на месте». Но по официальной версии Лаврентий Павлович был жив и находился в бункере штаба МВО!

Существует три письма, якобы отправленных Берией после ареста бывшим коллегам по Президиуму ЦК. Он сообщал, что раскаивается и просит о снисхождении. Два послания написаны каллиграфическим почерком, абсолютно не похожим на почерк бывшего всесильного министра. Третье по виду резко отличается от первых двух — но тоже вызывает сомнения в подлинности. Подписи на письмах не совпадают с подписью Берии.

Одно из них, адресованное Маленкову, датируется 28 июня (ныне оно хранится в РГАСПИ Российском государственном архиве социально-политической истории). Берия признается в том, что его справедливо критиковали на Президиуме ЦК. Но первая критика в его адрес прозвучала только 10 июля — когда о его аресте наконец-то официально сообщила газета «Правда». Таким образом, письма можно считать фальшивками.

Вызывают сомнения и документы о расстреле. Существует акт, подписанный генпрокурором Руденко, а также генералами Кириллом Москаленко и Павлом Батицким. При этом в документе отсутствует обязательная подпись врача, который должен констатировать смерть.

Акта о кремации в деле нет. Непонятно, кто при этом присутствовал и куда девался прах. Так был ли расстрел? И если был — то точно ли казнили Лаврентия Берию?

Пулеметная очередь

С учетом всех обстоятельств, события, с наибольшей долей вероятности, развивались следующим образом.

После смерти Сталина Берия начал собственное расследование. Известно, что 25 июня 1953 года он доложил Хрущеву о необходимости арестовать бывшего министра госбезопасности Семена Игнатьева, который отвечал за безопасность «вождя народов- после отстранения начальника охраны Сталина генерала Николая Власика. Хрущев, также замешанный в уходе из жизни многолетнего лидера государства, понял, что скоро придет и его черед, — и отдал команду о ликвидации самого Берии.

Читать:  Франсуа Ватель - смерть в Шантийи

Операция началась на следующий день. Официальная версия о задержании во время совещания — скорее всего, миф. И Жуков, и Батицкий. и Москаленко пересказывают это событие по-своему, их воспоминания путаны и противоречивы. Более того — по словам сына Лаврентия Павловича, Жуков признавался ему: «Все разговоры о моем участии в аресте Берии — чистейшей воды выдумка!»

Серго Гегечкори утверждает, что после полудня 26 июня ему позвонил друг и сообщил, что в доме Лаврентия Берии была перестрелка, а во двор въехали два бронетранспортера. Сын тут же поехал к отцу в особняк на улице Качалова. Того в доме не было, охранники сообщили, что из особняка вынесли тело, накрытое брезентом.

По утверждению свидетелей, примерно в полдень того дня Лаврентий Берия приехал домой пообедать — значит, совещание действительно не состоялось. Через несколько минут во двор ворвались солдаты на бронетехнике. Лаврентий Павлович выглянул в окно, чтобы узнать, в чем дело, — и был сражен пулеметной очередью. Не исключено, что его сначала ранили, а потом добили.

Дальше началась долгая и не очень удачная инсценировка. Роль арестованного играл один из его двойников. Неизвестно, что ему пообещали за участие в спектакле, — но скорее всего, этого человека можно только пожалеть. Он слишком много знал, чтобы потом остаться в живых.

Оставить эмоцию
Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь
2
Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о