Великая Северная экспедиция — Мир Знаний

Великая Северная экспедиция

«…Ея Императорское Величество указала для подлинного известия, есть ли соединение Камчацкой земли с Америкою, тако ж и имеетца ль проход Северным морем, построить дубель-шлюпки о 24 веслах каждую с палубою… и следовать… Обью рекою до устья морского и от устья к востоку морем подле берега даже до енисейского устья» (инструкция Адмиралтейств-коллегии В. Й. Берингу о снаряжении Второй Камчатской экспедиции 28 февраля 1733 г.).

Результаты Первой Камчатской экспедиции современниками оценивались неоднозначно. С одной стороны, Витус Беринг получил звание капитан-командора, а также денежную награду, что вроде бы свидетельствовало о признании похода удачным. Одобрено было и предложение Беринга об организации второй экспедиции в Тихий океан. Однако надежды, возлагавшиеся на поход профессионалами — моряками и картографами, несмотря на всю грандиозность проведенных работ, не оправдались. Берегов Америки Беринг не достиг. Поэтому многие, в том числе Адмиралтейств-коллегия, ставили под сомнение сам факт, что экспедиция выполнила свою главную задачу, т. е. нашла пролив между Азией и Америкой. Не исключалась возможность существования перешейка, соединяющего два континента.

Великая Северная экспедиция

В работе над предложенным Берингом проектом новой экспедиции наряду с Адмиралтейств-коллегией, непосредственное участие приняли обер-секретарь Сената Иван Кириллович Кирилов и капитан-лейтенант Алексей Ильич Чириков. В феврале 1733 г. Сенат утвердил план Второй Камчатской экспедиции. Начальником ее снова назначили Беринга (главным образом потому, что он уже побывал в Тихом океане), а его помощником — Чирикова. По-прежнему перед мореходами стояла задача найти путь от Камчатки к Северной Америке. Кроме того, им надлежало достичь Японии и завязать с ней торговые отношения. В ходе первой экспедиции стало очевидно, что перевозить грузы на восток страны сушей долго и невыгодно. Требовалось проложить более удобные морские маршруты (весь путь вдоль Арктического побережья к середине XVII в. был уже пройден, пусть по частям, русскими мореходами). Участникам экспедиции предстояло исследовать и нанести на карту весь северный берег страны — от Белого моря до Чукотки, изучить на практике возможность навигации в полярных морях. Обсуждался также вопрос об отправке на Дальний Восток флотилии южным морским путем — в обход либо Африки и Азии, либо Южной Америки. Однако это посчитали излишним. Расчетная стоимость экспедиции и без того превышала 360 тыс. рублей — астрономическую по тем временам сумму.

Уже весной из Санкт-Петербурга на восток потянулись обозы. Вместе с экипажем будущих кораблей — штурманами, шкиперами и матросами — ехали плотники, лекари, геодезисты, рудознатцы, солдаты охраны и др. Следом шли обозы с инструментами, якорями, парусами, канатами и оружием. Последними выезжали академики. Экспедиция была рассчитана на шесть лет. Всего в ней приняли участие более 3 тыс. человек.

Вторую Камчатскую экспедицию чаще именуют Великой Северной. Это совершенно справедливо, и не только с позиций сегодняшнего дня, когда стало очевидным транспортное, ресурсное и стратегическое значение Арктики. Экспедиция носила секретный характер, и в случае встречи с иностранцами ее участникам следовало утверждать, что у них только одна цель — выяснить, соединяется ли Азия с Америкой. Очевидно, уже тогда понимали: Америка — это хорошо, но чужое и вряд ли надолго, а Сибирь и Арктика — свое и навсегда.

Гигантскую работу по нанесению на карту всего Арктического побережья Азии распределили по четырем участкам. План съемки был составлен грамотно и, казалось, учитывал все, но выполнить его оказалось гораздо труднее, чем предполагалось. Так, западному двинскообскому отряду предстояло преодолеть два непростых для судоходства пролива — сначала между материком и островом Вайгач (Югорский Шар), а затем между Ямалом и островом Белым. За два года задачу выполнить не смогли: второй пролив оставался будто заколдованным, несмотря на благоприятные ледовые условия в Карском море.

Адмиралтейств-коллегия ждать не стала: новым начальником отряда был назначен Степан Малыгин, а его помощниками — лейтенанты Алексей Скуратов и Иван Сухотин. Во время зимовки в устье реки Кары, на выходе из Байдарацкой губы, к морякам присоединился геодезист Василий Селифонтов. К этому времени он успел добраться от устья Печоры к Обской губе, описать восточный и западный берега Ямала и южное побережье острова Белого, расставить маяки. Ориентируясь по ним, Малыгин и Скуратов прошли проливом между Ямалом и островом Белым. В результате была составлена первая точная (для того времени) карта берега от Архангельска до устья Оби протяженностью более 4000 км.

Второй отряд исследовал побережье между устьями Оби и Енисея. Начальнику отряда Дмитрию Овцыну было поручено изучить два проблемных для судоходства участка: к северу от полуострова Явай и у входа в Енисейский залив. В 1736 г. геодезист Федор Прянишников обследовал старую дорогу на Енисей. Он прошел южным берегом Обской губы, пересек Тазовский полуостров и вышел к губе того же названия, затем поднялся по реке Таз, перебрался в бассейн Турухана и прибыл в Туруханск. Следующей зимой он отправился к устью Енисея и выполнил съемку побережья Енисейского залива и Юрацкой губы. Михаил Выходцев закартировал восточное побережье Обской губы и часть западного берега Гыданского полуострова. Два судна отряда прошли всю Обскую губу, вышли в Карское море и, обогнув Гыданский полуостров, вошли в Енисейский залив между островами Оленьим и Сибирякова, а затем достигли устья Енисея. Штурману Федору Минину, назначенному новым начальником отряда, и Дмитрию Стерлегову удалось нанести на карту восточный берег Енисейского залива и побережье Карского моря от мыса Северо-Восточного до мыса Приметного, открыть несколько островов и Пясинский залив.

Третьему отряду надлежало описать побережье от устья Лены до Енисея. В августе 1735 г. лейтенант Василий Прончищев на дубель-шлюпе «Якутск» спустился по Лене, попутно проведя ее съемку, и вышел в море, но вскоре остановился на зимовку в устье реки Оленёк. Следующим летом Прончищев прошел до устья Анабара, а затем повернул на север, следуя вдоль восточного берега Таймыра, открыл острова Петра, восточную группу островов Самуила (ныне Комсомольской Правды), залив Фаддея. Достигнув широты 77° 50’, моряки оказались в двух шагах от пролива Вилькицкого, но в густом тумане не разглядели ни самый северный мыс Евразии, ни острова архипелага Северная Земля. «Якутск» обступали льды, и офицерский совет принял решение повернуть назад.

Через неделю корабль был у устья Оленька, еще через день скончался Прончищев, а через две недели его жена Татьяна. По официальной версии, супруги умерли от цинги, хотя никто в отряде ею не болел. Штурман Семен Челюскин завершил карту побережья от устья Лены до залива Фаддея и на собачьих упряжках отправился в Якутск, где оказался в конце июля 1737 г. Чуть позже в Якутск прибыло отрядное судно. Новым начальником третьего отряда назначили лейтенанта Харитона Лаптева. Работа возобновилась только через два года: в августе 1739 г. «Якутск» вышел из дельты Лены. Не доходя до Таймыра, Лаптев обнаружил бухту, не замеченную Прончищевым, и назвал ее Нордвик. Зайдя после этого в Хатангский залив, он двинулся вдоль берега Таймыра. Проследовать так далеко на север, как Прончищеву, ему не удалось: льды вынудили его вернуться в низовья Хатанги на зимовку.

С этого времени отряд исследовал Таймыр по суше. Впрочем, Лаптев еще пытался прорваться морем в устье Енисея. В августе 1740 г. он прошел на «Якутске» до 75° 26’ с. ш., где судно попало в ледовую ловушку и было раздавлено, но команда успела его покинуть. За три года Лаптев, Челюскин, Никифор Чекин и Василий Медведев засняли более 3,5 тыс. км побережья между Леной и Енисеем. Впервые на карту были нанесены полуостров Таймыр, горы Бырранга, pеки Пясина и Хатанга с Хетой и Котуем, западная часть озера Таймыр.

Фронт работ ленско-камчатского отряда был самым широким. Предстояло исследовать берег от Лены до ведущего в Тихий океан пролива, если такой существует. Начальнику отряда шведу Питеру Ласиниусу не повезло. Спустившись летом 1735 г. из Якутска по Лене на «Иркутске», он вышел в море и повернул на восток, однако льды не позволили ему продвинуться дальше губы Буор-Хая. Зимовка была страшной, свирепствовала цинга. Первым умер Ласиниус, к весне болезнь унесла еще 39 жизней. Из Якутска, где стало известно о трагедии, летом 1736 г. вышел новый отряд во главе с лейтенантом Дмитрием Лаптевым, двоюродным братом Xаритона Лаптева. Отряд спустился по Лене и прошел до зимовки Ласиниуса, где застал лишь девятерых выживших. Переоснастив «Иркутск», отряд двинулся на восток, но из-за сплошных льдов ушел недалеко. После зимовки Дмитрий Лаптев отправился в столицу за инструкциями.

Вернувшись, летом 1739 г. (выходит, восточный отряд тоже бездействовал два года) он проследовал от Лены до мыса Буор-Хая, а в августе вышел в Восточно-Сибирское море. Достигнув устья Индигирки, Лаптев встретил там партию геодезиста Ивана Киндякова, заснявшую летом побережье от мыса Святой Нос до Индигирки. Ранее был закартирован берег от губы Буор-Хая до Святого Носа, а в 1739—1740 гг. проведена съемка берега от Индигирки до Колымы, нанесены на карту Яна, Индигирка, Хрома, Колыма с притоком Большим Анюем. Летом 1740 г. Д. Лаптев на «Иркутске» прошел до мыса Большой Баранов Камень, где путь судну преградили льды. В 1741—1742 гг. отряд закартировал реку Анадырь и осуществил съемку на маршруте от Анадыря до Пенжинской губы.

За 10 лет отряды экспедиции нанесли на карту берега Северного Ледовитого океана от устья Печоры до мыса Большой Баранов Камень — это свыше 13 тыс. км! Были собраны данные о климате и ледовом режиме морей, промерены фарватеры, выявлены опасные для судоходства мели и скалы. Благодаря этим исследованиям через много лет начались регулярные плавания по Северному морскому пути.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главные герои

Дмитрий и Харитон Лаптевы; Семен Челюскин

Другие действующие лица

Витус Беринг, Степан Малыгин, Дмитрий Овцын, Василий и Татьяна Прончищевы, Василий Селифонтов и др.

Время действия

1733—1743 гг.

Маршрут

Все российское побережье Северного Ледовитого океана от устья Печоры до мыса Большой Баранов Камень

Цель

Нанесение на карту Арктического побережья России, изучение возможности плаваний в полярных морях

Значение

Закартировано более 13 тыс. км берега, собраны данные о климате и ледовом режиме полярных морей

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях