Василий Поярков — Казаки на Амуре — Мир Знаний

Василий Поярков — Казаки на Амуре

Темпы освоения Сибири «служилыми» и «промышленными» людьми поражают воображение. Мангазея была основана в 1601 г., Туруханское зимовье — в 1607 г., Енисейский острог — в 1619 г. После этого, чтобы достигнуть восточных пределов Азии, понадобилось меньше 30 лет. Так как географический центр России в ее современных границах находится на Среднесибирском плоскогорье у озера Виви, получается, что меньше чем за три десятилетия было пройдено больше половины огромной страны.

Движение на восток осуществлялось главным образом в самой северной, приполярной полосе материка. Только закрепившись на севере, построив там остроги и зимовья, подчинив местное население, казаки и «промышленные» люди отправлялись на юг. Тому есть несколько причин. Первая — экономическая: в Сибирь шли за пушниной. А соболь, как известно, зверек таежный, северный. Вторая причина — транспортная. Оказалось, что самый удобный путь в Сибирь (если тут вообще можно говорить об удобстве) — морем, вдоль берега. Так, переходя на кочах от устья одной реки к следующей, казаки и промышленники продвигались все дальше на восток, а поднимаясь против течения рек (крупнейшие реки Сибири текут с юга на север), осваивали новые территории в глубине материка. Потому-то северные города Средней и Восточной Сибири основаны раньше южных.

Впрочем, имелась еще одна причина для такого положения вещей. Захватить, подчинить северные территории оказалось намного проще, нежели южные, заселенные гораздо более плотно. Даже на севере колонизация далеко не везде проходило мирно — не все племена сразу соглашались подчиниться. А многочисленному оседлому населению юга Сибири было что защищать, кроме абстрактной свободы.

Закрепившись на нижнем и среднем Енисее, русские продолжили движение на восток, но не забывали и о южном направлении. Отряд под началом казачьего атамана Максима Перфильева, отправленный в 1618 г. вверх по Тунгуске и Ангаре, достиг устья Илима. Другой, под командованием сотника Петра Бекетова, прошел еще южнее, до места впадения Оки в Ангару, где сейчас располагается город Братск, и сумел собрать ясак с тамошнего населения. Отсюда было уже рукой подать до верховьев Лены и ее притоков, Витима и Олёкмы. Добравшись до них, казаки и промышленники услышали о большой реке Амур, протекающей южнее Станового хребта и примыкающего к нему Яблонового (искаж. бур. Ябалгани-дабан — «проходимый перевал»).

За хребтами скрывалась огромная страна, населенная даурами — оседлым народом, говорившим на языке монгольской группы. На берегах могучего Амура (или Шилкара, как его называли в те годы) с множеством притоков стояли большие селения, вокруг которых простирались хлебные поля, пастбища, леса, богатые пушным зверем. Одним из первых в этой благодатной стране побывал Максим Перфильев, после него Приамурье посещали и другие русские, но лишь единицы.

В Якутском остроге, как и в прочих русских селениях Сибири, хлеба не хватало, везти его приходилось издалека, и якутский воевода Петр Головин решил освоить южные территории. В июле 1643 г. Головин послал на Шилкар большой отряд казаков с пушкой и пищалями, а также подарками для местных жителей — медными котлами и тазами, сукном и бисером.

В общем, с кнутом и пряником. К казакам присоединились промышленники. Начальником экспедиции был назначен письменный голова Василий Данилович Поярков, выходец из Кашина, довольно образованный человек, но, судя по многим свидетельствам, очень жесткий, даже жестокий. Поярков обязывался описать реки и земли, населяющие их народы, узнать все о природных богатствах края, в частности о рудах. Он также получил задание привести коренных жителей «под государеву цареву высокую руку», но вместе с тем строгое указание не нападать на них. И еще он должен был собрать ясак.

С войском, оружием и подарками Поярков на шести дощаниках (больших плоскодонных лодках) спустился по Лене, затем поднялся по Алдану и далее по Учуру и Гонаму. Через 200 км от устья на Гонаме начались пороги. Дощаники пришлось перетаскивать волоком, а всего на этой реке несколько десятков порогов! В процессе перехода отряд потерял два дощаника, с ними утонули и пушечные ядра. Так, с приключениями, казаки взбирались по склону Станового хребта, пока реку не сковал лед. Оставив здесь на зимовку треть отряда почти со всеми припасами, Поярков с остальными людьми на лыжах и нартах перевалил Становой хребет и вышел к притокам Зеи.

Здесь уже начинались людные селения дауров с большими запасами хлеба и других продуктов, множеством домашней птицы и скота. Дауры платили дань пушниной южным соседям, могущественным маньчжурам. В свою очередь, из Китая, завоеванного маньчжурами, дауры получали металлические изделия, шелк и ситец. Судя по всему, подарки Поярков оставил на Гонаме, а с собой взял только оружие. Во всяком случае, он потребовал от дауров подчинения и сдачи ясака в царскую казну. Ограбив селения на реке Умлекан и забрав запасы съестного, казаки захватили также глав нескольких родов (хала). Обычай брать заложников, или аманатов, известен с давних времен. Широко распространился он и среди русских в Сибири, особенно там, где местные жители сопротивлялись обложению ясаком. Стремясь не допустить казни своего соплеменника, его сородичи вынужденно платили выкуп — регулярно сдавали пушнину.

Зима была в разгаре. В месте впадения Умлекана в Зею Поярков поставил острог. Запасы хлеба подошли к концу, а до вскрытия рек и прибытия припасов с Гонама оставалось еще несколько месяцев. Поярков отправил за провиантом на Зею большой отряд. Дауры снабдили казаков продуктами и поднесли им богатые дары, но те решили захватить селение и забрать все. Дауры отбили нападение и убили большинство казаков. Оставшиеся в живых вернулись в острог ни с чем. А там уже начался голод, питались кореньями и падалью, несколько человек умерло. Узнав подробности неудачного похода, Поярков не пустил вернувшихся в острог. Жестоко? Безусловно. Но начальнику экспедиции приходилось решать дьявольски трудные задачи. Несколько раз острог атаковали дауры, однако казаки смогли отбиться. Трупы дауров валялись вокруг острога недолго: их съели люди Пояркова. Такой был голод.

В мае 1644 г., когда наконец с Гонама прибыли дощаники, из 90 людей, ушедших с Поярковым, в живых осталось меньше половины. Всего его отряд насчитывал теперь 70 человек. И все же Поярков решил пойти вниз по Зее. Приречные жители, уже наслышанные о безжалостных казаках, не позволяли им высаживаться на берег. В июне отряд достиг Амура. Спускаясь по гигантской реке, казаки дошли до устья Сунгари. Здесь начинались земли дючеров. Поярков отправил вниз по Амуру разведку — 25 казаков на двух лодках. Через три дня плавания разведчики повернули назад, используя для движения против течения бечевую тягу. Их подстерегли местные жители и почти всех перебили, так что вернулись к Пояркову лишь пятеро. Теперь у него осталось не более 50 человек. Для решения масштабных задач вроде поиска рудных месторождений такого коли-чества людей явно не хватало, тем более во враждебном окружении. Было решено двигаться без остановок к устью Амура.

Вскоре прошли устье Уссури, а через несколько дней, там, где Амур поворачивает на северо-восток, начались земли гольдов (нанайцев). Гольды немного охотились, но в основном ловили рыбу, ею же и питались; более того, из кожи крупных рыб они шили одежду. Передвигались преимущественно на собачьих упряжках. Еще через десять дней пути казаки достигли приустьевой части Амура. Здесь обитали нивхи, или гиляки, также промышлявшие рыбной ловлей и охотой и ездившие на собаках. Море лежало совсем рядом, но наступал сентябрь, и Поярков решил не рисковать. Он срубил острог по соседству с нивхами и здесь зазимовал. Казаки, покупавшие у нивхов рыбу, услышали от них о большом острове Сахалин и о том, что из устья Амура можно попасть в южные моря. Нивхи были народом свободным, и Поярков перед уходом решил «исправить ситуацию»: он захватил аманатов и принудил племя сдать огромный ясак — 12 сороков соболей и несколько шуб.

В мае 1645 г. казаки вышли в Амурский лиман, а затем отправились вдоль берега Охотского моря на север. Через три месяца они достигли устья реки Ульи, построили острог, взяли ясак с местных эвенков и перезимовали. Весной Поярков повел отряд вверх по Улье, затем волоком лодки перетащили на реку Маю, по ней спустились до Алдана, а по Алдану на Лену. В июне 1646 г. Поярков прибыл в Якутск. Три года длилась эта экспедиция, в ходе которой было пройдено более 8 тыс. км, а отряд Пояркова сократился на две трети: большинство умерло от голода, другие погибли в стычках.

За несколько дней до возвращения Пояркова первого якутского воеводу Петра Головина сместил прибывший из Москвы Василий Пушкин (предок великого поэта). Совершенно неожиданно для Пояркова, привезшего богатый ясак, пленных с Амура и ценнейшие сведения о плодородных землях на юге, его ожидали не почести и награды, а следствие. Казаки из его отряда подали воеводе жалобу на жестокое обращение с людьми — не с туземцами, а с русскими. Пояркова уволили со службы и отправили в Москву. Далее следы его теряются.

В 1649 г. Ерофей Хабаров, бывший крестьянин из Великого Устюга, а с 1632 г. сибирский промысловик и предприниматель, при поддержке нового якутского воеводы Д. А. Францбекова организовал новый поход на Амур. Так начиналось завоевание русскими Приамурья и Дальнего Востока.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой

Василий Данилович Поярков, письменный голова

Другие действующие лица

Петр Головин, якутский воевода; его преемники Василий Пушкин и Дмитрий Францбеков; Ерофей Хабаров, руководитель походов на Амур в 1649—1653 гг.

Время действия

1643—1646 гг.

Маршрут

Из Якутии на Амур (Шилкар), вниз по его течению до Охотского моря

Цель

Исследование Приамурья, сбор ясака, разведка

Значение

Прохождение Амура от устья Зеи до Амурского лимана, сбор сведений о землях Приамурья и населявших его народах

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях