Уничтожение Персеполя — «столицы мира»

Завоеванные персидским царем Киром II Великим (593-530 до н. э.) земли, от Средиземноморья до Индии, к концу 539 года до н. э. стали называть державой Ахеменидов, в честь предка Ахмена. Наследовавший державу «царь царей» Дарий I (550-486 до н.э.) решил на своей огромной территории иметь две столицы: старую — Пасаргаду и новую — Парса, или Персеполь, что значит «город персов». Две столицы для древнего царства — зачем такая роскошь? Величие завоеванных территорий порождало величие замыслов. Познакомившись с архитектурой покоренных государств Мидии, Вавилона, Египта, новые владыки хотели, чтобы их столица затмила все остальные столицы мира.

На самом юге современного Ирана, у подножия гор, можно увидеть необычные творения человеческих рук — вытесанные рельефные каменные колонны, устремленные в небо. Парадные ворота охраняют каменные существа — то ли сфинксы, то ли кентавры. На стене церемониального зала можно видеть фигуры послов, несущих свои богатые дары. Это остатки столицы величайшей империи мира города Персеполя.

По имеющимся руинам можно представить, какой величественный, парадный, красивый был город. Он олицетворял собой могущество державы Ахеменидов: богатство и власть над всем миром. Увы, его судьба оказалась трагической. Богатый город разрушили пришедшие с запада македонцы, возглавляемые своим полководцем Александром Македонским. Зачем им понадобилось уничтожать удивительные архитектурные творения? Чем им не угодил Персеполь? Это удалось узнать только в наше время после длительных археологических раскопок, после знакомств с трудами древних историков…

Персеполь начали возводить примерно в 560 году до нашей эры. Инициатором выступил персидский царь Кир II Великий. Но он правил недолго, сделал для города немного, зато его идею подхватил следующий правитель персов, Дарий I. Это был мужественный, сильный и практичный человек. Для столицы мира он выбрал зеленую уютную равнину Марвдашт, окруженную горами. Находилась она примерно в 900 км от современного Тегерана на юг, но в 70 км к северо-востоку от прежней столицы Пасаргады.

Вначале в новом городе прокладывались улицы, не забыли строители про водопровод и канализацию — углубляли каналы, уводили их в сторону, создавали водные резервуары, возводили жилые дома, храмы. Персы руками рабов протянули длиннейшую дорогу от Персеполя в сторону Эгейского моря, она составила свыше 2,5 тысячи километров. Небывалое достижение для Древнего мира.

Вдоль дороги располагались посты-стойбища, на которых можно было сменить лошадей. Около недели требовалось царским посланцам, чтобы проскакать от Персеполя до побережья Эгейского моря и столько же обратно. Вернувшись, предстояло пасть ниц перед царем мировой державы, просить милости доложить ему о надвигающейся угрозе или, наоборот, о приближающихся чужеземных послах с дарами. За хорошую весть могли наградить, а за плохую…

С целью придать еще большее значение державе Ахеменидов Дарий повелел возводить гигантский дворцовый комплекс Ападана с обширным залом для приемов гостей.

ЦАРЬ-ВОИН, ЦАРЬ-УСТРОИТЕЛЬ

У Дария I были большие планы, он был не только царь-воин, покоритель других народов, но и царь-устроитель. Едва получив всю полноту власти, он первым делом восстановил родовые святилища персов, разрушенные предыдущим правителем-самозванцем Гауматой, вернул крестьянам отнятые у них пастбища и стада домашнего скота.

После первых преобразований он принялся наводить порядок во всей державе — отправился подавлять антиперсидские восстания в Вавилоне, Эламе, Мидии, Парфии. Затем разделил всю державу на 23 сатрапии и назначал сатрапов из персидской знати. В их обязанности входило безраздельно властвовать и не забывать платить налоги в царскую казну. За неповиновение могли и голову отрубить.

Древнегреческий историк Геродот отмечал, что ежегодно из сатрапий поступало свыше 14 тысяч талантов серебра. За короткий срок Дарий навел порядок во множестве земель. Не забывал и о войске, основе своего могущества. В мирное время царя охраняла личная гвардия, которая состояла примерно из 10 тысяч воинов, называемых «бессмертные». Они должны были насмерть защищать своего царя. Если предстояло отправляться в поход, то каждая сатрапия обязана была поставить царю нужное число воинов. При Дарий I чеканились золотые монеты «дарики», которые имели хождение не только в Персии, но и в других землях.

НАСЛЕДИЕ ДАРИЯ I

Получив богатое наследие, Дарий стремился не только упрочить Персидское царство, но и расширить его границы. Его войско насчитывало около 700 тысяч человек, такое число людей требовалось не только вооружить, но и накормить. В основном воины обслуживали себя сами и надеялись на богатую добычу. Их вдохновляла перспектива безраздельного грабежа. Но не всегда войску сопутствовала удача. Вторгшись в Придунайские степи, в земли, где жили кочевники скифы, Дарий не сумел подчинить их себе. Скифы уходили от него, оставляя после себя выжженные степи. Такая тактика оказалась верной — Дарию пришлось повернуть назад.

В 500 году до н. э. против засилья персов поднялись греческие города Малой Азии. И Дарий взялся за усмирение восставших. Наведение порядка потребовало нескольких лет. В 492 году до н. э. Дарий отправился в Балканскую Грецию. Снова неудача — флот частично погубила буря, пришлось возвращаться обратно.

Дарий чувствовал, что стареет. Ему хотелось больше времени уделять строительству своей столицы, ему хотелось передать своему сыну Ксерксу мощное, развитое царство, управление которым осуществлялось бы из Персеполя, самой лучшей столицы мира. Уже была готова Ападана — огромный и величественный зал для приемов с крышей, которую поддерживали 72 каменные резные колонны высотой 24 м. У восточных дверей комплекса появилось рельефное изображение самого Дария и его любимого сына, его надежды Ксеркса.

В город можно было въехать через парадные «Врата всех народов» на колеснице. С обеих сторон их украшали гигантские каменные быки. Это производило неизгладимое впечатление на окружающих. Такого не мог позволить себе ни один царь мира.

Десятки послов с дарами приходили на прием к Дарию. Они восхищались его сооружениями, а гуляя по улицам Персеполя, удивлялись наличию в нем зелени,— все это было создано благодаря водным резервуарам. Они хвалили «царя среди царей» Дария.

За Ападаной находился еще один парадный зал, возможно, самый главный. У него было сто колонн, поддерживавших крышу. От них остались только основания. Длина этого каменного сооружения составляла 400 м, ширина — 300 м. На каменных воротах были изображены сцены из царской жизни — сражение Дария с демонами. К этому залу примыкали лабиринты с сокровищницами, где хранились золото, серебро, дальше шли служебные и жилые помещения. От них остались одни руины.

Рядом с Ападаной находился дворец самого Дария I. Его стены также украшали рельефные изображения. В самом дворце сохранилась повелительная надпись, принадлежавшая, очевидно, самому Дарию: «Я, Дарий, великий царь, царь царей, царь страны, сын Гистаспа, из рода Ахеменидов, построил этот дворец».

Дарий гордился своим созданием, он был уверен, что новая столица мира будет существовать вечно, что его сын Ксеркс сумеет умножить богатства Персии и сделает ее самой главной страной мира. Но Ксеркс не был похож на своего отца. После его смерти он ввязался во многие войны и многое проиграл. Он сражался с греками, разрушал их города, уничтожал пленных, и удача не сопутствовала ему. Разразившийся в его стране голод привел к заговору против него.

Ксеркса убили, и Персеполь оказался в руках Дария III, еще менее способного царя, в правление которого Персеполь был разрушен, «столица мира» прекратила свое существование.

ОТСТУПЛЕНИЕ ДАРИЯ III

Современники называли его трусом и неудачником. Дарий III Кодоман (примерно 381-330 до н. э.) был сатрапом в Армении, волей случая, через убийства, стал царем Персии. Но, получив трон огромной империи, не смог ее сохранить. В 334 году до нашей эры в пределы Персии со своим 35-тысячным войском вторгся молодой воин, отважный полководец Александр Македонский и разгромил 100-тысячную армию Дария III.

Осенью 333 года до нашей эры Дарий потерпел еще одно страшное поражение от Македонского при Иссе. В плен к македонцам попали его мать, жена, дети. Македонцы захватили Сирию, Финикию, Палестину, Египет. Мировая держава Ахеменидов сокращалась. В 331 году до нашей эры была разгромлена миллионная армия Дария, он сам бежал с поля боя. Александр Македонский без особого труда вошел в обе столицы Персии — Пасаргаду и «столицу мира» Персеполь. Мировая держава Ахеменидов перестала существовать.

РАЗГРАБЛЕНИЕ  СТОЛИЦЫ

Александр Македонский торопился к Персеполю. Дария там не было, народ оказался предоставлен самому себе и собирался грабить сокровищницы царя. В течение последних веков в Персеполь свозились все ценности земель Азии.

Общая сумма накопленных богатств (золота и серебра) составляла 120 тысяч талантов, это около 3600 тонн. Ради такой массы стоило поторопиться. Александр оставил основные силы пехоты и вместе с конницей летел к Персеполю. Он уже разослал гонцов в ранее захваченные города: Сузы, Вавилон, Дамаск, чтобы ему привели в Персеполь тысячи мулов, тысячи верблюдов. Ему нужны были многотысячные караваны для погрузки сокровищ.

И вот перед ним появилась «столица мира» Персеполь. Македонский и его воины не стали рассматривать архитектурные красоты города, они рвались к сокровищницам. Они рубили всякого, кто попадался им на пути. Воины врывались в дома и убивали мужчин, забирали все, что, казалось, имело цену. Город был отдан на разграбление. Три дня продолжалась
вакханалия.

Три дня сам Македонский и близкие ему люди пировали в одном из обычных зданий. Все были возбуждены, веселы, говорили о том, что скоро разобьют войско Дария, схватят его самого и начнут над ним потешаться. Столы ломились от яств, молодых людей развлекали красивые девушки. А возле сокровищниц стояли верные Македонскому телохранители. Они ждали прибытия мулов и верблюдов.

Одна из девушек, пировавшая рядом с Македонским, Таис, была родом из Афин. В разгар веселья она воскликнула, что хорошо бы наказать персов так, как они наказывали греков — не только грабили и убивали жителей, но и поджигали дворцы, уничтожали памятники и города. Вот если бы спалить всю «столицу мира»…

Ее поддержали другие македонцы, всем захотелось сжечь ненавистные вражеские сооружения. И даже Македонский, который к достойным врагам относился милостиво, поддержал клич Таис, он выхватил у одного стражника факел и повел за собой все пирующее общество ко дворцу Ксеркса. В деревянную крышу стали метать горящие факелы, и она вспыхнула. От одного горящего здания толпа перешла к другому, к третьему… Персеполь горел, люди выскакивали из домов, стараясь хоть что-то спасти.

КОНЕЦ ДАРИЯ, КОНЕЦ ПЕРСЕПОЛЯ

Македонцы оставались в обгоревшем Персеполе еще четыре месяца. Александр ждал сообщений о местонахождении Дария и его войска. Наконец ему донесли: Дарий возле Бактриана, собирает войско. Этого сообщения было достаточно. Отдохнувшие македонцы рвались в бой. В разграбленном и разрушенном Персеполе больше делать было нечего.

Македонский повел свое войско навстречу Дарию, но до него дошли сведения, что армия Дария разбежалась, а он сам оказался во власти сатрапа Бесса, который сделал из него пленника. Македонский надеялся на завершающую битву, чтобы захватить Дария и тем самым опозорить его перед всем миром. Но эти планы не осуществились. Дарий был пленником и требовал к себе снисхождения.

Македонский настиг бежавшего Бесса. Но тот, боясь наказания, убил Дария, оставил тело в повозке и бежал. Дарий был мертв. Александр устроил ему царские похороны, для него соорудили могилу в Персеполе, в его погибшей «столице мира».

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *