Убийцы в белых халатах

Каждый профессиональный врач дает клятву Гиппократа. В разных странах у нее разные названия, но есть один принципиально важный момент — не причинить вреда больному. Однако история мировой криминалистики знает немало случаев, когда за маской врача скрывались серийные убийцы, на счету которых были десятки человеческих жизней.

Больной в силу самого своего состояния абсолютно зависит от медика. Поэтому людям с неустойчивой психикой ощущение своей власти может легко вскружить голову. Также не исключено, что после знакомства с человеческой анатомией и постоянного соприкосновения с чужой болью вырабатывается иммунитет к людским страданиям.

Изучению мотивов, которыми руководствуются серийные маньяки вообще и маньяки-медики в частности, посвящены десятки научных работ. Мы постараемся приблизиться к пониманию этого парадокса через конкретные судьбы.

Некоторые из персонажей этой статьи совершали преступления, руководствуясь корыстными мотивами, но специфика медицинской работы придавала их деяниям определенную профессиональную окраску с явным налетом безумия. Другие получали удовольствие, сравнимое с оргазмом, от самого процесса умерщвления себе подобного. Впрочем, нередко подлинные мотивы преступлений остались тайной за семью печатями.

Признание с петлей на шее

Криминалисты уже второе столетие ломают голову над тем, чем руководствовался Джек-потрошитель, убивший во второй половине 1888 года не менее пяти лондонских проституток, но так и оставшийся непойманным.

Характер совершенных преступлений наводил — на мысль, что убийства могли быть совершены профессиональным медиком. Неудивительно, что среди кандидатов на роль Джека-потрошителя имелось как минимум четверо врачей: английский хирург по имени Стэнли, якобы сознавшийся в преступлениях на смертном одре, а также двое явно душевнобольных докторов — уроженцев Российской империи — Михаил Острог и Александр Педаченко. Но был еще четвертый врач. В отличие от трех названных персонажей, виновность которых остается под вопросом, он был самым настоящим маньяком-убийцей.

Речь идет о Томасе Ниле Криме (1850-1892). Уроженец Глазго, в детстве вместе с семьей он переехал в Канаду и получил медицинское образование в Монреальском университете.

Когда его подружка Флора Брукс забеременела, Крим попытался сделать ей подпольный аборт, что едва не привело к летальному исходу. Родители девушки настояли на браке, но вскоре Флора скончалась. Обвиненный в ее смерти молодой вдовец уехал в Старый Свет и устроился хирургом в Эдинбургский госпиталь.

В 1879 году была отравлена хлороформом его беременная подружка Кейт Гарднер. Попавший под подозрение Крим уехал в Чикаго, где делал подпольные аборты проституткам. Две из них умерли, но доказательств для привлечения доктора к уголовной ответственности не хватило.

Попался Крим после того, как отравил стрихнином бизнесмена Дэниэла Стотта, выписав ему якобы лекарство от эпилепсии. Заказавшая убийство миссис Стотт вышла сухой из воды, а Крим угодил на 10 лет за решетку.

Выйдя на свободу и получив оставленное отцом большое наследство, снова отправился в Англию, где отравил четырех проституток. Доказать удалось только одно из этих убийств, но для смертного приговора и этого вполне хватило. Когда петля затягивалась на шее Крима, он успел сказать: «Я Джек…» Увы, фраза осталась незаконченной.

«Отель смерти» мистера Холмса

Современником Крима был американец, носивший фамилию самого известного (хотя и вымышленного) сыщика того времени. Генри Говард Холмс (1861-1896). Впрочем, настоящее его имя было Герман Маджетт — уроженец штата Нью-Гэмпшир и потомок первых переселенцев.

Медицинское образование он получил в Мичиганском университете. Придумав бесполезную, но безвредную «чудо-воду», сколотил неплохой капиталец. Сменил четырех жен, с тремя из которых расстался с миром, а четвертую замучил в своем «отеле смерти».

На первом этаже этого здания находились магазины и парикмахерская, второй- занимали комнаты для постояльцев, третий отводился для хозяина и служебных помещений. Главная тайна отеля заключалась в том, что он превращался в ловушку для постояльцев. В любое время хозяин мог пустить в комнату газ, и ее обитатели умирали от удушья либо теряли сознание.

Умирающие люди по желобам спускались в подвал, где подвергались пыткам на дыбе, разделывались мясницкими ножами или травились ядами. Тела сжигались в печах или растворялись в ванных с кислотой.

Хозяин забирал деньги и драгоценности жертв, а затем разделывал тела, очищал кости и собирал скелеты, которые продавал учебным заведениям по 200 долларов за штуку.

Холмс подбирал жертв из числа тех, кого вряд ли могли хватиться родственники и знакомые, а таких людей приезжало в Чикаго немало. По разным оценкам, хозяин «отеля смерти» расправился примерно с полусотней клиентов из числа тех, что прошли по категории «пропавших без вести».

Поняв, что попал в сферу внимания полиции, Холмс перебрался в Техас, где совершил два убийства. После чего он избавился от своего помощника Питзела, чтобы получить деньги по выписанной ему страховке. Страховщики обратились в частное агентство Пинкертона, которое и вывело убийцу на чистую воду.

Стопроцентно удалось доказать вину Холмса в 27 убийствах, хотя общее число его жертв некоторые исследователи доводят до 350. Среди них преобладали женщины и дети. Приговор — смертная казнь через повешение.

Любовный треугольник

Мичиганский университет дал Америке еще одного доктора-убийцу — Хоули Харви Криппена (1868-1910). Карьеру врача он начал в компании, производившей и продававшей гомеопатические препараты. Свою первую супругу бросил ради певички из мюзик-холла Коры Тернер, выступавшей под псевдонимом Белль Элмор.

Мечтая о славе, певица настояла на переезде в Лондон, где ее дела не заладились, а супруг оказался крайним. Своими скандалами она извела мужа, а по одной из версий еще и заразила его сифилисом.

Сам Криппен зарабатывал хорошо, и супруга стала ему в тягость, тем более что у него начался роман с собственной секретаршей — Этель Ли Нив.

В феврале 1901 года знакомые Коры стали интересоваться, куда она исчезла, и даже обратились в полицию. Криппен сначала говорил, что супруга уехала на лечение, потом заявил, что она сбежала с любовником, а ему было стыдно в этом признаться.

Полиция почти приняла последнюю версию, но у Криппена сдали нервы, и вместе с Этель Ли Нив они решили бежать в Канаду. Скотленд-Ярд устроил в особняке Криппена обыск, обнаружив под кирпичным полом человеческие останки.

Убийца удалил голову, все кости скелета, внутренности и кожные покровы. Труп Коры опознали только по шраму на лоскуте кожи.

Приметы главного подозреваемого по радиосвязи были переданы на вышедшие накануне из английских портов пароходы. Капитан одного из них опознал беглецов, находившихся на борту его судна. Таким образом, врач-убийца стал первым в мире преступником, задержанным с использованием радиосвязи.

Приговор был традиционным — повешение. Этель Ли Нив признали невиновной. Адвокаты пытались настаивать на психической болезни Криппена, но присяжных их аргументация не убедила.

Опыты сиротки Джейн

Больше повезло Джейн Топпан (1854-1938). Урожденная Онора Келли воспитывалась в бедной семье потомственных алкоголиков, сдавших ее в конце концов в один из бостонских приютов. Некая Энн Топпан взяла девочку к себе, но обращалась с ней крайне сурово, что еще больше надломило психику Джейн.

Свою трудовую деятельность будущая отравительница начала в качестве прислуги, а в 1885 году получила специальность медсестры. Ухаживая за больными, Джейн давала им без назначения атропин и морфий, а затем наблюдала за реакцией, которая в нескольких случаях привела к смертельному исходу. Топпан получала сексуальное удовольствие, наблюдая за конвульсиями жертв, и, оставшись неразоблаченной, решила продолжить преступную деятельность.

В 1899 году дозой стрихнина она убила свою сводную сестру Элизабет. Два года спустя, ухаживая за тяжело больной миссис Дэвис, уморила сначала пациентку, а затем ее мужа и двух дочерей, после чего вернулась в Бостон. Между тем родственники покойных настояли на проведении токсикологической экспертизы с целью выяснения причин смерти младшей из дочерей миссис Дэвис. Маховик расследования закрутился, но прежде чем полиция добралась до отравительницы, количество ее жертв увеличилось до 31 человека.

Представ перед судом, Топпан объяснила мотивы своих действий стремлением «убить как можно больше беспомощных людей». Будучи признанной невменяемой, она оказалась в сумасшедшем доме, где и провела остаток жизни.

«Герои» французского Сопротивления

Иногда психические отклонения выявляются достаточно рано, но что-то в бюрократическом механизме не срабатывает, и в результате псих получает возможность реализовывать свои преступные фантазии. Классический пример — французский врач Марсель Анри Петио (1897-1946).

Задним числом утверждалось, что сумасшедшим его считали чуть ли не с детства, что приводило к неоднократным исключениям из различных учебных заведений. Факт душевной болезни был официально зафиксирован в марте 1914 года, но каким-то образом полтора года спустя его призвали в армию. Шла Первая мировая война, и Петио получил тяжелое отравление во время газовой атаки противника.

Душевная болезнь после этого только усугубилась, но, воспользовавшись льготами инвалида, Петио сумел получить медицинское образование и поступил на работу в психиатрическую клинику. Псих лечил психов и подрабатывал подпольными абортами.

В 1926 году он совершил первое убийство: жертвой стала пропавшая без вести Луиза Делаво — его любовница, но у сыщиков не хватило улик. В 1928 году Петио был выбран мэром города Вильнев-сюр-Ион, но спустя четыре года ушел в отставку из-за подозрения в хищениях.

Переехав в Париж, завоевал широкую клиентуру, хотя сомнительные слухи вокруг него роились постоянно — незаконные аборты, выписывание вызывающих привыкание наркотических препаратов, клептомания.

В период немецкой оккупации Петио контактировал с Сопротивлением, выписывал ложные заключения, избавлявшие от мобилизации на работы в Германию, предлагал подпольщикам яды.

Одновременно среди французских евреев стали распространяться слухи, что Петио (подпольщик доктор Эжен) с тремя помощниками за 25 тысяч франков может организовать выезд в Южную Америку. Действительно, Петио всегда готов был прийти на помощь, правда, исключительно богатым клиентам. Обратившимся за помощью людям вводили цианид под видом прививки, необходимой для выезда в Аргентину. Тела сначала сбрасывали в Сену, потом — сжигали, деньги и драгоценности присваивали.

Сначала гестапо, а затем и французская криминальная полиция вышли на след убийц и арестовали помощников Петио. Однако он сумел скрыться, а после освобождения Парижа начал рассылать по редакциям газет письма, утверждая, что стал жертвой провокации фашистов.

Хотя штат криминальной полиции и сменился, расследование было продолжено. Петио был случайно арестован бдительным полицейским 31 октября 1944 года, причем к этому времени он уже успел устроиться под чужим именем в военную контрразведку. Относительно найденных в его особняке останков 18 трупов утверждал, что якобы все жертвы были ликвидированы по приказу погибших лидеров Сопротивления. Но выкрутиться не получилось. Приговор — гильотина.

Ангелы смерти

Иногда стимулом к совершению преступлений может стать стремление… получить похвалу окружающих. Вероятно, именно таким мотивом руководствовалась американская медсестра Дженин Джонс (родилась в 1950 году), которая вводила детям инъекции, вызывая приступы рвоты, а потом старательно их лечила. Во всяком случае именно так она объясняла свои действия, представ в 1985 году перед судом. Правда, в ряде случаев дело заканчивалось летальными исходами. Минимальное число ее жертв — 11 детей, максимальное — около 60. Попалась она только после того, как родители 15-месячного Челси Макклеллона заказали независимую экспертизу.

Руководство клиники, во избежание судебных исков от других потерпевших, произвело зачистку медицинских документов, и доказать удалось только одно убийство. Джонс приговорили к 99 годам, но поскольку местные тюрьмы были переполнены, срок скостили на две трети, и в марте 2018 года она должна была выйти на свободу. Чтобы предотвратить такой поворот, ей предъявили новое обвинение и оставили в тюрьме на неопределенный срок для судебного разбирательства.

Соотечественница и коллега Дженин Джонс медсестра Кристен Гилберт (родилась в 1967 году), прозванная Ангелом смерти, убивала не детей, а стариков. В детстве Кристен была умной и симпатичной, но много врала, а ее подростковые эскапады отличались непредсказуемостью.

Однако, начав работу в медицинском центре в Нортгемптоне, она нравилась всем: и собственному начальству, и пациентам из близ расположенного центра для ветеранов. Правда, на ее дежурства в этом центре слишком часто приходились смерти пациентов, но это списывалось на совпадения. Сами же пациенты были довольны заботливой, умелой и веселой медсестрой, шутливо-иронично прозвав ее Ангелом смерти.

Несмотря на двоих детей, с супругом она развелась и закрутила роман с офицером полиции Джеймсом Перро, работавшим в службе безопасности медицинского центра. Коллеги, возможно из зависти, стали присматривать за Кристен и настояли на служебном расследовании.

Выяснилось, что за три года ее работы в ветеранском центре смертность в этом заведении утроилась. Персонально в ее смены скончалось 350 человек, причем ее вина в 80 случаях была точно доказана. Приговор — пожизненное заключение, но мотивы, которыми руководствовалась Ангел смерти, так и остались непонятными.

Без видимой причины

Проблемы с мотивировкой преступлений видны и в громком деле британского доктора Гарольда Шипмана (1946-2004). Работая участковым врачом, сначала он убивал своих пациенток — пожилых женщин — без всякой видимой причины. Когда у них приключался какой-нибудь болезненный, но не опасный для жизни приступ, вкалывал им смертельную дозу морфия и наблюдал, как они безболезненно уходят на тот свет. Потом забирал на память какую-нибудь безделушку и уходил, а на следующий день возвращался, чтобы диагностировать смерть по естественным причинам.

Позже Шипман стал подделывать завещания своих жертв, ограничиваясь, впрочем, небольшими суммами в свою пользу. Скандал грянул после кончины бывшей градоначальницы Хайды Кэтлин Гранди, якобы завещавшей врачу 350 тысяч фунтов. Дочь настояла на эксгумации, по результатам которой установили, что смерть была вызвана передозировкой диаморфина.

Изучив пациентов Шипмана, полиция выбрала 218 подозрительных смертей, но на суд вынесла 15 наиболее очевидных. Приговор — пожизненное заключение.

Шипман считался образцовым семьянином, воспитывал вместе с женой четырех детей. Он повесился в Уэйкфилдской тюрьме за день до своего 58-летия.

Скорая на тот свет

Василий Сергеевич Кулик (1956-1989) в принципе был обычным сексуальным маньяком, но, поскольку работал врачом скорой помощи, его дело вызвало в Советском Союзе немало шума.

Он родился в Иркутске в благополучной семье: отец — профессор-энтомолог и писатель, мать — директор школы. В детстве Вася Кулик много болел и едва выжил, страдал лунатизмом, часто мучил животных, но при этом занимался спортом и даже стал чемпионом города по боксу. Благополучно отслужил в армии, окончил мединститут, женился, стал отцом

Начинал как насильник, но в 1984 году впервые убил свою жертву — 9-летнюю девочку. В течение следующих двух лет его жертвами стали еще пять детей и семь пенсионерок (убитых с целью ограбления). Кулик умело втирался в доверие и обращался в бегство при малейших признаках опасности. Но 17 января 1986 года при очередном нападении удача ему изменила: в результате маньяк был избит и доставлен в милицию случайными прохожими.

Дело не раз отправлялось на доследование, но справедливость восторжествовала. Приговор — высшая мера (расстрел).

Максим Владимирович Петров (родился в 1965 году), известный как Доктор Смерть, жил в Санкт-Петербурге на Васильевском острове и работал в одной из местных поликлиник.

Начало его профессиональной деятельности пришлось на лихие 1990-е годы, когда прожить на зарплату молодому врачу было физически невозможно.

Случайно получив в поликлинике адресный список пациентов-пенсионеров, сделавших флюорографию, Петров по нему занялся грабежами. К очередной жертве приходил рано утром как врач. Замерял артериальное давление и, чтобы его снизить, предлагал сделать укол. После инъекции жертва теряла сознание, а Петров уходил, забрав подвернувшиеся под руку ценности, деньги, а иногда, за неимением таковых, ограничившись просто продуктами из холодильника.

Первое убийство совершил во время 30-го ограбления, 2 февраля 1999 года, когда ему пришлось устранить свидетельницу — внезапно вернувшуюся с работы дочку пенсионерки, а затем и саму пациентку.

После этого жертвы стали умерщвляться уколом, причем смертельная доза смешивалась из разных препаратов. Следователи не должны были догадаться, что этот «коктейль» готовил профессиональный медик.

Задержали Петрова через год в ходе операции «Медбрат» с участием 700 оперативников. По обвинению в 11 убийствах Доктор Смерть был приговорен к пожизненному заключению.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *