Технологический прогресс погубит человечество?

За свою долгую историю человечество сделало немало опасных открытий. Многие учёные опасаются, что скоро использование новых технологий в дурных целях станет неконтролируемым и это погубит цивилизацию.

Ускоренными темпами

Тысячелетия развитие технологического прогресса шло очень медленно. Сказывался небольшой объём знаний и ещё меньший ресурс времени на их расширение. Древние люди вынуждены были проводить почти всё своё время в трудах, нацеленных на решение единственной задачи — выживание. Как ни крути, когда подводит желудок, становится не до философствования.

Другой проблемой, игравшей роль тормоза развитию цивилизации, специалисты называют «институциональную ловушку». Ворох открытий, сделанных в древнейший период (земледелие, колесо, письменность, деньги и так далее), привел к формированию традиционного общества и первых государств, в которых произошло разделение на богатых и бедных, на аристократию и простолюдинов. Первые властвовали над землями, опираясь на военную силу, получали львиную долю произведённых товаров и благоденствовали. Опасаясь изменения своего положения, они жестко пресекали любые новшества, способные поколебать их позиции. Бедняки же, не имея возможности сопротивляться давлению, опасались лишь возможного усиления гнёта. Поэтому и держались ставшей традиционной системы общественных отношений, живя по принципу «лишь бы не стало хуже».

В результате мы получили тысячи лет технологического застоя, во времена которого человечество как минимум один раз упустило возможность начать промышленный переворот — во времена рабовладельческой Римской империи, учёные которой знали о движущей силе пара, умели создавать механические вычислительные машины и обладали многими иными навыками.

Для начала изменений потребовалась уникальная комбинация факторов, сложившаяся в странах средневековой Европы. Здесь технологии позволяли выращивать сравнительно большое количество провизии,обеспечивая наличие свободного времени, а феодальные правители имели меньшую власть, чем их восточные коллеги. В итоге рядовые европейцы не только могли успешно бороться за смягчение гнёта, но и, добиваясь свобод, пользоваться ими для поисков путей улучшения своей жизни. Сбросившие путы феодальных сеньоров «вольные города» богатели и становились центрами развития ремёсел и наук, а страны, где происходили первые революции, раньше других вставали на путь промышленного переворота.

К 18 веку поезд прогресса наконец тронулся с места и, набирая скорость, помчался вперёд. За каких-то двести лет наука проделала работу большую, чем за предшествующие десять тысячелетий. Мир начал стремительно меняться, впервые в истории человек умирал в окружении совсем иных технологий и социальных реалий, чем рождался. В наше время смена технологических поколений стала ещё заметней — достаточно проанализировать, как изменились за двадцать лет телекоммуникации и интернет.

Неостановимый прогресс

Со временем всё ускоряющиеся темпы научно-технического прогресса заставили задуматься, к чему ведёт такая тенденция. Передовые умы задавались вопросом о том, чем обернётся стремительное развитие науки, ещё в девятнадцатом столетии. Например, немецкий философ Фридрих Энгельс подметил, что объём научных знаний накапливается по экспоненте, что неминуемо обернётся социальными изменениями. С тех пор эта мысль была неоднократно повторена и развита как в серьёзных работах, так и в художественной фантастической литературе.

В 1965 году английский математик Ирвинг Джон Гуд, один из пионеров науки информатики, предсказал, что однажды может наступить момент, когда самая мощная вычислительная машина сможет создать другую машину, которая превзойдет возможности людей. Это приведёт, по его словам, к «интеллектуальному взрыву», за которым развитие технологии станет не только неконтролируемым, но и вовсе недоступным пониманию человека.

Сегодня ситуацию, предсказанную учёным, называют «технологической сингулярностью». Термин «сингулярность», заимствованный из математики, означает точку, момент, в которой некое явление стремится к бесконечности или начинает себя вести совершенно непредсказуемо. Это довольно точное определение того, что произойдёт, если прогнозы сбудутся. Технологии начнут развиваться столь стремительно, что многие изделия, ещё не сойдя с конвейера, будут уступать новым моделям, разработанным в лабораториях. Человек, сколько бы он ни учился, не успеет освоить все тонкости обращения с новой техникой, знания, полученные им в школе, институте, безнадёжно устареют уже к моменту начала карьеры.

В наши дни некоторые мыслители считают, что технологическая сингулярность может наступить не только в результате изобретения искусственного интеллекта. Скачкообразное увеличение численности населения планеты, рост уровня образования косвенно сказывается на увеличении количества учёных. Этот процесс дополнительно поддерживается крупнейшими игроками современной экономики — огромными транснациональными корпорациями, заинтересованными в получении технологического преимущества над конкурентами. В итоге исследовательские институты становятся как никогда многочисленны, и неизбежно наступит момент, когда количество переходит в качество. Новых исследований станет так много, что за ними окажется невозможно ни уследить, ни направить их по некоему единому вектору.

Угроза бесконтрольности

На первый взгляд, прогресс не несёт в себе ничего плохого. Ведь в прежние времена большинство изобретений улучшали жизнь человека, а не делали её сложнее. Проблема в том, что, хотя знания сами по себе угрозы не несут, люди, как показывает практика, склонны обращать их во зло.

Начало технологической сингулярности приведёт к тому, что по всему миру возникнут уникальные технологии, о которых на другой стороне планеты не узнают до тех пор, пока не столкнутся с последствиями их применения.

Хорошо, если изобретения и открытия пойдут на благо. Но что если они окажутся в руках террористов? Что, если сами террористы получат возможность изобретать новые способы уничтожения людей или станут покупать их у беспринципных исследователей? Мир могут наводнить доселе неведомые смертельные штаммы вирусов, отравляющие вещества или оружие, о котором сегодня мы даже не можем подумать.

Первые тревожные звонки слышны уже сегодня. 5 мая 2013 года американский конструктор-энтузиаст Коди Уилсон опубликовал в интернете чертежи нового оружия, разработанного им в одиночку, — пистолета «Либерэйтор». Его главной особенностью стало то, что все детали, за исключением металлического бойка, можно напечатать на 3D-принтере в домашних условиях. Впрочем, сделать боёк тоже не составит труда — для этой цели подойдёт самый обычный гвоздь.

Оружие вышло несовершенным: однозарядное, выходящее из строя после максимум одиннадцати выстрелов. Однако его появление не на шутку встревожило правоохранительные органы по всему миру. Ещё бы! «Либерэйтор» может произвести кто угодно, он необнаружим металлодетекторами, а значит, потенциально становится привлекательным для преступников разных мастей.

Конечно, сегодня далеко не каждый человек имеет доступ к 3D-принтеру. Но ведь первый лазерный принтер, появившийся в 1979 году, был жутко дорогим, громоздким (более 50 килограммов веса!) и непрактичным. А сегодня это общедоступный вид недорогой офисной техники. Можно предположить, что такую же эволюцию проделают и 3D-принтеры. Да и «Либерэйтор» наверняка лишь первое в своём роде изобретение. Воображение уже рисует бандитов, вооруженных пластиковыми автоматами, отпечатанными в ближайшем гараже.

Менее понятной, и от того более ужасающей, угрозой становятся перспективы изменения человека и общества. Во времена технологической сингулярности люди, желая удержаться на гребне её волны, наверняка попытаются расширить собственные возможности с помощью последних достижений науки. Это откроет эпоху киборгов, людей, соединивших сознание с машинным разумом и вышедших за рамки, очерченные для него природой. К чему приведёт появление сверхлюдей, как они будут относиться к тем, кто пожелает остаться на прежнем уровне, остаётся лишь гадать. Очевидно одно: такое развитие событий вызовет сильнейшие потрясения в обществе.

Прогнозы учёных относительно времени наступления эпохи разнятся. Одни говорят о 2045 годе, другие же утверждают, что новая научная революция может начаться уже в 2020-м. Но все сходятся в одном: технологическая сингулярность неизбежна и до неё уже рукой подать.

В общем, как говорится, пристегните ремни.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *