Тайна гибели президента Пакистана Мохаммеда Зии-уль-Хака

Прошло уже немало лет с тех пор, как в 1988 году в авиационной катастрофе погиб президент Пакистана Мохаммед Зия-уль-Хак. Хотя катастрофа во многом выглядела умело проведенной диверсией, подробности ее расследования остались в тайне, а официальной причиной падения самолета назвали техническую неисправность.

«Последняя опора свободного мира»

12 августа 1924 года в небольшом городке Джаланджар (сейчас он находится на территории Индии) родился Мохаммед Зия-уль-Хак. В 31 год он окончил штабной военный колледж в Кветте, став штабным офицером. Карьера Зия-уль-Хака продвигалась успешно, вскоре он уже командовал бронетанковой дивизией. Пакистан не раз сотрясали военные перевороты, которые стали для молодого офицера самой настоящей политической школой. В результате он настолько поднаторел в различных уловках, дипломатических, психологических и иных приемах, что его стали называть мастером интриг.

В 1973 году Зия-уль-Хак, являясь главой трибунала, рассматривал дело об очередной попытке военного мятежа. На слушании дела он сделал любопытное заявление о необходимости введения в стране «деполитизации армии». Однако, став в 1977 году главой армии, Зия-уль-Хак не смог избежать соблазна устроить свой военный переворот, в результате которого премьер-министр и его семья были арестованы. За критику армии в форме устной или письменной речи полагалось десять ударов бичом и пять лет тюремного наказания.

Премьер-министр Зульфикар Али Бхутто, который некоторое время буквально опекал Зия-уль-Хака, стал самой значимой жертвой нового режима. Его долго зверски пытали, а потом повесили. Правда, ходили упорные слухи, что он скончался, не выдержав страшных пыток, и только потом был повешен. Зия-уль-Хак тогда сказал: «Да, мы будем вешать людей. Но немногих».

В конце 1984 года Мохаммед Зия-уль-Хак провел в стране референдум об отношении к политике ислама. Участники референдума, видимо, знали, каких ответов от них ожидали его организаторы, поэтому вскоре началась очень быстрая и масштабная исламизация, как законов, так и общества в целом. Запад после казни Бхутто и политических репрессий относился к диктатуре Зия-уль-Хака весьма прохладно, а активизация ядерной программы Пакистана даже привела к сокращению объема помощи от США.

Ситуация складывалась довольно неблагоприятная, однако все внезапно изменилось в конце 1979 года, когда советские войска вошли в Афганистан. Пакистанский президент сразу занял антисоветскую позицию, его привлекали лавры главного «борца с неверными» и «героя исламского джихада». В данном случае это гарантировало ему дивиденды не только со стороны исламского мира, но и со стороны Запада.

В Пакистан стали стекаться беженцы, страна превращалась в сплошной лагерь, где проходила массовая подготовка моджахедов. Зия-уль-Хак с каждым днем стал все больше ощущать свою значимость в мировой политике, причем настолько, что в 1980 году даже отказался от 400 миллионов долларов американской помощи, предложенной президентом Джимми Картером. Зато от следующего американского президента Рональда Рейгана пакистанский диктатор получил уже 3,2 миллиарда долларов.

Случай с Зия-уль-Хаком прекрасно демонстрирует отношение США к диктаторам, которые для них бывают «свои» и «чужие». Так, вскоре западные СМИ стали называть пакистанского лидера «великодушным диктатором». Дошло до того, что прибывшая в Пакистан с визитом Маргарет Тэтчер назвала его «последней опорой свободного мира».

Нажил врагов

В декабре 1985 года генерал Зия-уль-Хак немного «поиграл в демократию». Он отменил военное положение, однако уже в мае 1986 года Пакистан вернулся к диктатуре. Гражданский премьер Джунеджо был отправлен им в отставку, а нижняя палата парламента распущена. Скорее всего, изворотливый генерал еще долгие годы успешно был бы диктатором, но у него нашлись враги, которые отправили его на тот свет.

Перед смертью президента Пакистана руководство его вооруженных сил давно просило о модернизации бронетанковых частей, на вооружении которых имелась весьма устаревшая техника. Закупая оружие, пакистанцы решали раскланяться перед своими западными покровителями и закупить новейший американский танк M1А1 Abrams.

На специально оборудованном танкодроме близ города Бахавалпур, расположенном в 450 км к югу от Исламабада, в середине августа 1988 года было намечено испытание боевых возможностей танка. Для участия в них специально прилетела группа американских специалистов, которую возглавил бригадный генерал Герберт Уоссом, являвшийся руководителем военной миссии США в Пакистане. Вечером 15 августа командующий бронетанковыми войсками генерал Махмуд Дуррани позвонил Зия-уль-Хаку попросил его лично участвовать в испытаниях танка. Словно предчувствуя что-то, пакистанский президент всячески пытался отказаться от этой поездки. Однако Дуррани напирал на то, что президент одновременно является и начальником штаба сухопутных войск. По его мнению, участие президента в испытаниях американского танка будет высоко оценено в США.

Ему все же удалось уговорить Зия-уль-Хака. Испытания танка было решено провести 17 августа. В тот день в Бахавалпур вылетели президент, Дуррани, а также заместитель начальника штаба сухопутных войск генерал Мирза Аслам Бег вместе с группой высокопоставленных пакистанских генералов. От американцев присутствовали посол США в Пакистане Арнольд Рафел, бригадный генерал Герберт Уоссом и несколько специалистов с заводов, производящих танк М-1.

Хотя все маневры машина выполнила на отлично, в мишень американцы не попали и отстрелялись совсем плохо, поэтому настроение у их делегации было сумрачное. Зато у Зия-уль-Хака оно в тот день оказалось на подъеме. Далее всех присутствующих пригласили в президентский самолет «Геркулес». В этот момент генерал Мирза Аслам Бег неожиданно отказался лететь вместе с президентом, сославшись на необходимость срочно прибыть на очень важное совещание, и сел в другой самолет.

«Геркулес», рухнувший с неба

В 16:30 президентский «Геркулес» без проблем поднялся в воздух. После круга над аэродромом Баха вал пура самолет взял курс на Равалпинди. Пилотировал машину опытнейший летчик Машхуд, которого подобрал сам Зия-уль-Хак. Однако в тот день, 17 августа, ни прекрасная погода, ни опытнейший пилот не помогли президентскому самолету избежать катастрофы. По свидетельствам одних очевидцев, «Геркулес» превратился в огненный шар и рухнул на землю, по свидетельствам других — самолет перевернулся прямо в воздухе, после чего упал и взорвался уже на земле.

Конечно, наиболее ценные и достоверные свидетельства катастрофы были получены от летчика самолета, на борту которого находился генерал Бег. Согласно его показаниям, президентский «Геркулес» то взмывал вверх, то нырял вниз, словно им никто не управлял. Такой странный полет длился около 5—6 минут, затем самолет врезался в землю, все 30 человек на его борту погибли. Правительство Пакистана сразу создало комиссию для расследования катастрофы. В составе комиссии, возглавляемой коммодором ВВС Аббасом Мирзой, были 4 пакистанских и 6 американских экспертов.

Комиссия проработала два месяца и подготовила доклад объемом 350 страниц, который, увы, ничего не прояснил. Наоборот, вопросов только прибавилось. Например, министр связи заявил об обнаружении «черного ящика», на котором не оказалось никаких данных. Самое интересное, что на самолете президента «черный ящик» отсутствовал! В это трудно поверить, но это так. Тогда зачем было сделано заявление министра? Известно, что на «Геркулесе» имелась мощная радиостанция, с ее помощью летчики могли в любой момент связаться с землей и сообщить о возникшей неисправности. Но никто из экипажа не вышел на связь.

Что могло помешать пилотам связаться с землей? На последнем сеансе связи пилот Машхуд сказал диспетчеру, что самолет президента прибудет в аэропорт в назначенное время. Диспетчер запросил Машхуда о местонахождении самолета, однако пилот сказал: «Погодите, погодите» — словно в тот момент его что-то отвлекло. После этого связь с «Геркулесом» прервалась. С самолета, на котором летел Бег, также постоянно запрашивали президентский борт, но ответа не получали.

Правда, незадолго до падения машины пилот в наушниках услышал слабый голос: «Машхуд! Машхуд!» Позже его опознали как голос адъютанта президента, бригадного генерала Наджиба Ахмеда. Слабую слышимость объяснили тем, что генерал стоял у входа в кабину пилотов, в его голосе явно слышались недоумение и тревога. Понятно, что радиостанция находилась во включенном состоянии, но никто ею не мог воспользоваться. Это означало, что в кабине пилотов все были мертвы или без сознания. По одному из предположений, в кабине мог сработать баллон с отравляющим газом, который мгновенно вывел из строя экипаж.

Странное расследование

Стоит отметить, что самолет С-130 «Геркулес» считался одним из наиболее надежных в мире и ни один из 2000 самолетов, выпущенных к тому времени, не взрывался в воздухе во время полета. Исследуя то, что осталось от него, эксперты пришли к выводу о целостности «Геркулеса» в момент соприкосновения его с землей. Информацию о том, что случилось на борту самолета, могло бы дать обследование и вскрытие тел погибших. Однако американцам не позволили даже их осмотреть. Им выдали для вскрытия только тело генерала Уоссома, но оно не дало каких-либо подсказок.

В докладе следственной комиссии указывалось, что отсутствие технических причин, объясняющих гибель самолета, может свидетельствовать о тщательно подготовленной диверсии. Правда, американцы из следственной комиссии настаивали, что, скорее всего, «Геркулес» разбился из-за технических неполадок, хотя, казалось, они, наоборот, должны были бы говорить о его надежности и гибели из-за явной диверсии. Поразительным стало заявление полковника Даниэла Саведы, руководителя американских экспертов в следственной комиссии, который сказал, что причиной катастрофы самолета стала техническая неисправность.

Итак, взрыва в самолете вроде не было, экипаж почему-то потерял управление и не отвечал на запросы, и в то же время все это объяснили технической неисправностью… А вспомним странное поведение генерала Бега, который почему-то не сел в президентский самолет. Может, именно он был заинтересован в смерти Зия-уль-Хака? Кстати, именно Бег занял должность начальника штаба сухопутных сил, а ее ранее занимал президент. Еще одно любопытное обстоятельство: перед отлетом президентского самолета в него загрузили ящики с манго… Зачем?

После катастрофы президентского «Геркулеса» по какой-то причине весь военный персонал в Бахавалпуре был заменен… Очень странно, но с самого начала к расследованию не было допущено ФБР, хотя именно там есть отдел, специализирующийся на диверсиях на воздушном транспорте. Позже член палаты представителей США Уильям Хьюз сказал:

«Не было проведено необходимого уголовного расследования, Толи по соображениям национальной безопасности, то ли по… взаимному соглашению с пакистанцами». Тот же Хьюз потом добавил, что «было что-то страшно непонятное в той манере, в которой наше правительство расследовало трагедию».

Как говорят историки, ни пакистанцы, ни американцы не были заинтересованы в том, чтобы узнать истину о катастрофе самолета президента Пакистана. Почему? Может, они решили не осложнять политическую обстановку, раз «дело» было уже сделано. До сих пор нет ответов на вопросы, почему упал «Геркулес» и что произошло на его борту.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен или на новости по электронной почте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *