Суточная активность и поведение северного оленя — Мир Знаний

Суточная активность и поведение северного оленя

Летом в условиях полярного дня периоды активности (пастьба, переходы) и последующего отдыха (лежа, стоя) и жвачки чередуются несколько раз в сутки и по отдельным дням варьируют в зависимости от погоды и большего или меньшего количества гнуса в разные часы. В приморских тундрах севера Сибири и на арктических островах гнуса практически нет и там он на суточную ритмику оленей не влияет.

Летом на восточном Таймыре дикие северные олени пасутся в ранне-утренние часы, с 9—10 до 11—12 отдыхают, затем кормятся 4—5 часов; с 17 до 19—20 часов вечера опять лежат, а затем кормятся; следующий отдых обычно бывает с 1—3 ночи до 5—6 утра. В Лапландском заповеднике у северных оленей летом правильной суточной ритмики нет, но в наиболее жаркие часы дня олени обычно не пасутся.

В горах Алтая северные олени в июле — августе в жаркую погоду держатся днем в альпийском поясе гор на теневых склонах, часто у снежников, где значительно прохладнее и нет кровососущих и оводов, поблизости же имеется свежая зелень. В полуденные часы-можно видеть диких оленей лежащими на снегу, перебегающими с места на место и, таким образом, спасающимися от гнуса, или же стоящими у гребней хребтов, где сильнее тянет ветер. Вечером олени спускаются к верхним участкам лесного пояса, где пасутся, а утром, как только солнце обсушит траву от росы, опять поднимаются выше. На снежниках спасаются олени от гнуса и в других горных районах.

Обычный способ спасения от гнуса (утром и днем от оводов, слепней и мошки, вечером — от комаров) — передвижение с места на место, с чем (где этих животных много) связано возникновение большинства оленьих троп. Очень часто северные олени также выходят на более возвышенные и лучше обдуваемые места, концентрируются близ открытых берегов больших рек и озер, в тундре и лесотундре — заходят в кустарники, в лесной зоне — выходят на открытые пространства болот и в редколесья. На западном Таймыре звери из глубины тундры, во время массового лёта гнуса, выходят к берегу океана, где сильнее ветры. На восточном Таймыре в июле наблюдали оленя, лежавшего в воде у берега реки, где он нашел убежище от комаров и мошки; температура воды была 7—8°.

Олени летом страдают не только от гнуса, но также и от жары, так как у них большая часть кожи лишена потовых желез. При усиленной мышечной работе они держат рот открытым, и язык высунутым. Вместе с тем, на морских побережьях Сибири и арктических островах северные олени весной и в начале лета очень чувствительны к сильным и длительным холодным ветрам; особенно, если они сопровождаются снегопадом. Животные в этом случае стремятся уйти под защиту возвышенностей, прячутся в ложбины, уходят в глубь тундр, дальше от моря.

В Лапландском заповеднике в переходные сезоны (апрель, сентябрь — октябрь) олени, по-видимому, более деятельны в сумеречные и ночные часы, а днем (с 9 до 15 часов) чаще лежат. Суточный образ, жизни диких оленей зимой почти совсем не известен.

Олени легче переносят большой мороз в безветренную погоду, чем температуру 8—10° при сильном ветре. Имеются указания, что как дикие, так и домашние олени еще до наступления бурана проявляют беспокойство и стремление заблаговременно уйти в более тихое место: спуститься с гор в темнохвойный лес, перейти с больших болот в лес, из открытой тундры — под защиту возвышенностей и т. п. Однако в Лапландском заповеднике олени в буран нередко остаются на тех же открытых пастбищах в горной тундре, чаще ложась боком к ветру и повернув голову на подветренную сторону; животные дают себя засыпать снегом.

Копыта северного оленя очень широкие, особенно на передних ногах—они могут широко раздвигаться; боковые пальцы хорошо развиты, паноготки создают дополнительную опору при ходьбе. К зиме опорная площадь ног увеличивается, так как роговое вещество копыт отрастает; увеличивается и щетка волос между пальцами, покрывающая часть подошвенной стороны копыта. Весовая нагрузка на след оленя 140—180 г на \см², т. е. больше, чем у кабарги, и меньше, чем у остальных копытных нашей фауны. Поверхность копыта несколько вогнутая, передний край его острый, что является приспособлением к раскапыванию снега и вместе с тем позволяет оленю не скользить на склонах, покрытых настом. Суставы ног чрезвычайно подвижны; олень может высоко поднимать ноги и сгибать их под острым углом; это облегчает движение по рыхлому снегу, среди кочек и в кустарниках. В целом строение ног и копыт служит прекрасным приспособлением к жизни в условиях продолжительной и снежной зимы.

Обычная форма движения—шаг и ровная рысь, иногда иноходь. Сильно испуганные олени бегут галопом (прыжки под уклон до 5—6 ж), но скоро переходят на рысь. Скорость шага 2,5—3 км в час, рыси и иноходи —3,5—5 км. Пересекая зимой во время миграций в Поронайской долине (Сахалин) болота шириной около 45 км, олени проходили их за 1—1,5 суток.

Как ни хорошо приспособлен олень к жизни в условиях снежной зимы, однако возможности его к преодолению высокого снега не следует переоценивать. При рыхлом (0,15—0,20) снежном покрове выше 50—60 см одиночные олени начинают испытывать затруднения в движении, а при снежном покрове 80—90 см возникают трудности и для животных в стаде, хотя в этом случае уставшие могут использовать тропу в снегу, пробитую впереди идущими. В горно-лесных районах после того, как высота снега в лесу достигнет примерно полуметра, многие олени переходят в горные тундры, где снежный покров плотный и хорошо поднимает оленей.

Домашние северные олени могут доставать корм из-под рыхлого снега высотой до 90—120 см, однако уже при 70—80 см энергетические затраты организма на работу по раскопке снега обычно не покрываются: животные теряют в весе. Дикий олень без крайней необходимости не роется в снегу выше 50 см он предпочитает шире бродить и искать более доступный корм. Если снежный покров плотный (0,28—0,36), дикие олени по возможности выбирают такие места, где снега не более 5—10 см (на совсем бесснежных участках корма обычно мало и он плохой) и значительно реже копытят ягель там, где снега 15—20 и тем более 25—30 см (горные тундры Лапландского заповедника). На Новой Земле при плотности снега 0,20 корм на пастбище доступен домашнему оленю при высоте снега более 50 см если плотность снега достигает 0,30, то лишь там, где снега менее 50 см, а при плотности 0,40— только на тех участках, где снега не более 20 см.

Олени чуют ягель под снегом толщиной до 1 м начав рыть снег, обычно принюхиваются. Высокий снег разрывают копытами, мелкий и рыхлый — раздвигают головой; губами захватывают лишь самые верхушки кустиков ягеля, не выдергивая дернины. На участке, обильно покрытом лунками в снегу от старой кормежки, дикие олени в ту же зиму обычно не кормятся, так как снег здесь уплотняется. Все это благоприятствует регенерации ягеля.

И дикие и домашние олени часто используют благоприятные особенности рельефа и растительности, облегчающие добывание корма из-под снега: копытят лишайники на возвышенностях, по кочковатым болотам и т. п. Домашние олени, приступая к раскопке корма в березово-лиственничном редколесье, начинают разбрасывать снег сперва под кроной крупного дерева, ближе к комлю, где снега меньше, затем роют в том направлении, где больше корма (лесотундра бассейна р. Надым). На восточном Таймыре дикие олени зимой часто подходят к обрывам берега у моря, поедая здесь легкодоступные лишайники на камнях.

Олени хорошо плавают, они успешно преодолевают не только большие полноводные реки (Енисей, Таймыр, Анадырь и другие), но и морские проливы шириной в несколько километров. Известны случаи, когда олени пытались до ледостава переплыть пролив Дмитрия Лаптева шириной 120 км, но при этом гибли.

Из органов чувств у оленей более всего развито обоняние. На Алтае олени уходят от человека, двигающегося к ним по ветру, с расстояния до 4 км. Если олени чем-нибудь встревожены, то стремятся зайти под ветер, чтобы с помощью чутья оценить ситуацию. Слух развит хорошо, а зрение посредственно. На открытом месте на фоне снега олень видит другого оленя или человека примерно за километр, но начинает реагировать лишь в том случае, когда они движутся. После того как один олень в стаде встревожен, другие, следуют его примеру. Впереди стада часто бегут одни и те же приметные взрослые олени — самки или самцы.

Стадность северных оленей в большой мере зависит от их численности. Наиболее крупные стада — порядка многих тысяч голов — наблюдались на севере Сибири во время осенних миграций. Осенью в Кроноцком заповеднике встречали стада до 1500—2000 голов, зимой в Лапландском—до 830. Большие стада непостоянны и легко распадаются на меньшие группы.

Помимо времени сезонных миграций, имеющих место не везде, стадность, как правило, выше всего зимой, особенно в марте — апреле, когда площадь участков, пригодных для кормежки, сокращается до минимума. Зимние стада образуются путем слияния более мелких групп, часть которых сохраняется со времени гона; стада эти смешанные по составу, но взрослые самцы в них держатся несколько обособленно от остальных (Лапландский заповедник) или вообще ходят отдельно от самок.

У оленей, кочующих в пределах одной и той же местности, крупные стада в конце апреля —первой половине мая окончательно распадаются, после этого встречаются небольшие группы стельных самок, отдельно ходящие от них прошлогодние телята (иногда вместе с яловыми самками и одиночными взрослыми самцами), мелкие группы и одиночные взрослые самцы. С мест зимовок в лесной зоне и лесотундре тундряные олени уходят на север сравнительно крупными стадами, взрослые самцы и самки вместе с подростками (до 2—3 лет) идут в отдельных группах и в разное время (см. раздел «Сезонные миграции, заходы»). В арктические тундры олени приходят, разбившись на мелкие группы. Летом можно видеть как одиночек (самок с телятами), так и группы, состоящие из взрослых самцов (обычно не больше десятка голов) или из самок с телятами (в редких случаях до полусотни голов); часто вместе с самками ходят и годовалые.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях