Слово о полку Игореве — находка спустя столетия

«Слово о полку Игореве» — величайший и самый известный памятник средневековой русской литературы. Его полное название «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова». Неизвестный автор повествует о неудачном походе Новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г.

Русские княжества в то время соседствовали с половецкими землями. Они то воевали, то роднились между собой. Многие русские князья брали в жены половчанок. Половчанкой была и мать князя Игоря. Однако родственные связи не препятствовали постоянным стычкам между соседями. Не было мира и на самой раздробленной Руси. Но в конце XII в. половецкие набеги участились, и это вынудило удельных князей объединиться вокруг великого киевского князя Святослава и в 1184 г. дать отпор половцам.

Под впечатлением одержанной победы новгород-северский князь Игорь Святославич решил в 1185 г. самостоятельно предпринять еще один поход на половцев. Несмотря на то что князь Святослав отговаривал его от этого опрометчивого поступка, Игорь оставался непреклонным. 23 (28) апреля 1185 г. он со своей дружиной выступил из Новгорода-Северского и направился на юг. По дороге к войску присоединились дружины его сына Владимира из Пугивля, племянника Святослава из Рыльска, брата Всеволода — князя Трубчевского и отдельные отряды черниговского князя Ярослава. После этого общая численность войска, находящегося под командованием князя Игоря Святославича, составила 6 тыс. человек. Когда половецкий хан Кончак узнал о походе, он в спешном порядке собрал свое войско и двинулся навстречу русской дружине.

10 (15) мая на берегу реки Сюурлия произошло первое сражение. Князь Игорь Святославич построил свои войска в две линии. В первой линии находились дружина Владимира и отряды черниговцев. В центре второй линии стоял с дружиной Игорь, на правом фланге — Всеволод, а на левом — Святослав. Боевые порядки русского войска с фронта и флангов прикрывались лучниками. Половцы, двигавшиеся сплошной толпой, были опрокинуты и отступили на юг, преследуемые передовыми отрядами русских. Воодушевленный легкой победой, князь Игорь Святославич забыл про осторожность и увлекся погоней.

Утром следующего дня хан Кончак получил подкрепление. Половцы, численно превосходящие русские войска, окружили их. Князья решили пробиваться на север, к Северскому Донцу. Отражая атаки половецкой конницы, русская дружина начала прорываться в намеченный район. 12 (17) мая они достигли Каялы, на берегах которой завязалась кровопролитная битва. Боевое построение русской дружины не сильно отличалось от того, которое они применили в первом сражении. Черниговские отряды по-прежнему находились впереди, и во время боя, не выдержав натиска противника, побежали. Князь Игорь Святославич попытался остановить их, но был ранен и попал к половцам в плен. Оставшись без предводителя, русская дружина была разбита. Большая часть русских воинов в этом сражении погибла, и лишь немногие попали в плен. Князю Игорю Святославичу впоследствии удалось бежать из плена. Во время новых походов в 1187 и 1191 гг. он смог нанести поражение половцам.

Вероятно, в те же годы появилась и поэма — «Слово». В ней рассказывается не только о походе Игоря, но и о других битвах и походах князей «от старого Владимира до нынешнего Игора», о Мстиславе Удалом, Всеславе Полоцком, называется певец Боян и много раз упоминаются языческие боги — Даждьбог, Белее, Стрибог. Впоследствии выяснилось, что другой памятник русской литературы «Задонщина», посвященный Куликовской битве, написан под сильным влиянием «Слова». Но сама поэма в новое время была прочно забыта.

Список «Слова» был обнаружен только в конце XVIII в. Ярославле. История находки такова. В 1790-х гг. был упразднен Спасо-Ярославский монастырь. Об этом узнал известный коллекционер памятников русской старины граф Алексей Мусин-Пушкин. Он воспользовался знакомством с ярославским архиепископом Арсением (Верещагиным) и получил от него большую коллекцию древностей. Среди прочих документов находился рукописный сборник, ранее хранившийся в ризнице Спасо-Преображенского собора, принадлежавшего монастырю. В этом сборнике Мусин-Пушкин и обнаружил «Слово». Случилось это в 1795 г.

Граф понял ценность находки, показал ее палеографам. Тогда же копия рукопиcей была сделана для Екатерины II а в 1800 г. вышло первое издание, подготовленное Мусиным-Пушкиным.

В найденной рукописи не было разделения на слова и предложения, и граф все это проделал, вероятно, с помощью А. Ф. Малиновского и Н. М. Карамзина, поскольку сохранились их выписки с комментариями. Так было открыто миру «Слово». В 1812 г. средневековая рукопись погибла в горящей Москве во время наполеоновского нашествия. С тех пор о ней можно было судить только со слов тех, кто успел с ней поработать. Удалось установить, что сгоревший список был сделан в XVI в. и, вероятно, содержал какие-то неточности и описки по сравнению с оригиналом, который никто не видел.

Отсюда возникли сомнения в происхождении памятника. Появились подозрения, что рукопись — подделка XVIII в. Французские слависты Луи Леже и Андре Мазон утверждали, что не «Задонщина» создана по образцу «Слова», а «Слово» — по образцу «Задонщины» и что основой сюжета послужил пересказ событий XII в., сделанный историком В. Н. Татищевым по несохранившимся летописям. Версию мистификации отстаивал и советский историк А. А. Зимин, который работал над рукописью в 1960—1970-е гг. Авторство приписывали самому Мусину-Пушкину или архимандриту Иоилю Быковскому. Однако скептикам постоянно возражали историки и литературоведы. Но самую четкую и доказательную аргументацию в пользу подлинности списка представили все-таки лингвисты. Именно анализ языка памятника позволяет с полной уверенностью утверждать, что он создан в конце XII в. Еще в 1948 г. Р. О. Якобсон опроверг основные положения работ Мазона, доказав соответствие языка «Слова» языку эпохи, когда происходили описанные в нем события. В 2004 г. академик А. А. Зализняк после тщательного исследования показал, что для создания «Слова» необходимо было обладать такими лингвистическими знаниями об эпохе, которые в XVIII в. науке известны не были.

А что касается «Задонщины», то это она зависит от «Слова», а не наоборот. Зализняк утверждает, что мистификация «Слова» маловероятна. И кто знает, возможно, в будущем когда-нибудь кто-нибудь все же обнаружит еще один средневековый список поэмы.

Однако это не снимает других вопросов. И самый главный — кто же был автором? Среди авторов называют и сторонников Игоря, и киевского боярина Петра Бориславича, и даже князя Владимира Галицкого, чья сестра — Евфросинья Ярославна — была женой Игоря. Высказывались даже идеи, что авторов могло быть двое. Но в любом случае эта дискуссия весьма плодотворна для исторической науки. И кем бы ни был автор «Слова», он своим творчеством призывает к миру и единству. Недаром он посвятил свою поэму не победе, а поражению, которое должно научить князей действовать сообща.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *