Синдром выученной беспомощности — Мир Знаний

Синдром выученной беспомощности

Мой знакомый много лет работает за копейки, хотя первоклассный специалист Моя родственница живет с нелюбимым человеком. Моя соседка не подает в суд на другую, затопившую ее квартиру, потому что не верит, что выиграет дело. Когда мы не предпринимаем попыток выпутаться из неприятной ситуации, психологи называют это выученной беспомощностью.

О сути

Если бы у 27-летнего английского боцмана Александра Селькирка был этот «синдром», мы никогда не узнали бы историю Робинзона Крузо. Если бы Менделеев забросил свои попытки систематизировать химические элементы, ему без сомнения не «приснилась» бы таблица. И да, если бы Адольф Шикльгрубер все-таки решил стать художником, кто знает, может, мы знали бы его лишь как живописца. Но на самом деле выученная беспомощность — это даже не синдром, а просто особенность характера (ситуативная или постоянная), которую человек приобретает после нескольких неудачных попыток изменить ситуацию к лучшему. Он начинает верить, что у него все равно ничего не получится, и лишь пассивно взирает на происходящее.

О противоречиях

В 1964 году американский психолог — будущий основатель так называемой позитивной психологии — Мартин Селигман участвовал в экспериментах на собаках в стенах лаборатории Пенсильванского университета. Частично задача экспериментов сводилась к тому, чтобы сформировать у четвероногих условный рефлекс — боязнь высоких звуков. Чтобы добиться своей цели, Селигман бил током несчастных животных (сидевших в клетках, а потому не имевших возможности убежать) сразу после того, как собаки слышали высокий звук.

Через какое-то время клетки открыли и снова включили ненавистный звук. Но, вопреки ожиданиям экспериментаторов, несчастные не пустились в бегство (чтобы избежать последующего удара током), а легли на пол и заскулили.

Такие результаты шли в полном противоречии с господствовавшим тогда бихевиоризмом — направлением психологии, согласно которому поведение человека и животного в целом подчиняются схеме «стимул-реакция». Причем реакции эти, по мнению бихевиористов того времени, довольно однотипны и всегда должны были нести в себе лишь пользу для индивида. Простой пример: у ребенка отобрали яблоко. Он пытается забрать его, да еще и лупит обидчика лопаткой. Ситуация, в которой ребенок молча стоит и не предпринимает попыток забрать яблоко, а может быть, дает обидчику еще одно, не укладывалась в простые схемы бихевиористов. А ведь такие случаи — не редкость.

То же самое и с собаками Селигмана. По идее, они должны были бежать, как только открыли клетки, но этого не произошло. Тогда психолог выдвинул революционный тезис: собаки остаются в клетках не потому, что не боятся удара током, а потому, что привыкли к неизбежному: в ходе эксперимента они не раз пытались убежать, но у них это не получалось. Поэтому собаки смирились — проще говоря, «научились беспомощности».

О собаках

Через три года — в 1967 году-Селигман решил продолжить свои пытки над собаками, взяв в помощники своего коллегу Стивена Майера. На этот раз в эксперименте приняли участие три группы собак. Четвероногие члены первой группы имели возможность избежать удара током, нажав носом на специальную панель (таким образом животные отключали систему электропитания). Собаки из второй группы зависели от действий первой, то есть их реакция никак не влияла на результат. Животные из третьей — контрольной — группы вообще не получали удара.

Спустя какое-то время все три группы поместили в ящик с перегородкой, через которую могла перепрыгнуть любая из собак, избавившись таким образом от удара током. Неудивительно, что именно так и поступали собаки из первой группы, те самые, что имели возможность, нажав на панель, «отменить» удар током. А вот животные из второй группы, как и ожидалось, ничего не
делали, чтобы избежать удара, а опять-таки ложились на пол и скулили. Мало того, каждый раз они привыкали к ударам все большей силы. Селигман и Майер сделали вывод: чувство беспомощности вызывают не неприятные ощущения, как таковые, а опыт невозможности повлиять на эти события. Это открытие оказалось столь значимым, что за свою теорию выученной беспомощности в 1976 году Селигман получил премию Американской психологической ассоциации.

О людях

В том же году изучение феномена выученной беспомощности продолжили два других американских психолога. На этот раз девушки — Эллен Джейн Лангер и Джудит Роден. Они провели знаменитое исследование в доме престарелых под названием Арден-Хауз (штат Коннектикут, США). Страдать здесь никого не заставляли — беспомощности учили мягко.

В качестве участников случайным образом выбрали обитателей двух этажей дома престарелых. В экспериментальную группу вошли жители четвертого этажа (8 мужчин и 39 женщин), в контрольную — второго этажа (9 мужчин и 35 женщин). Всего — 91 человек.

Контрольная группа вела обычный образ жизни, они были окружены заботой и вниманием персонала. Экспериментальной группе выпала участь нести повышенную ответственность за себя и свои действия.

Администратор дома престарелых созвал собрание в холле каждого этажа. К жителям второго этажа он обратился с сообщением следующего содержания: «Мы хотим, чтобы ваши комнаты выглядели как можно уютнее и постараемся все для этого сделать. Мы хотим, чтобы вы чувствовали себя здесь счастливыми, и считаем себя ответственными за то, чтобы вы могли гордиться нашим домом престарелых и были здесь счастливы… Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь вам… Я хотел бы воспользоваться возможностью и вручить каждому из вас подарок от Арден-Хауза [служащая обошла всех и вручила каждому пациенту по растению]. Теперь это ваши растения, они будут стоять у вас в комнате, медсестры будут поливать их и заботиться о них, вам самим ничего не нужно будет делать».

Обитателям четвертого этажа администратор озвучил похожую инструкцию, но с совершенно другим смыслом: «Вы сами должны решить, как будет выглядеть ваша комната, хотите ли вы оставить там все как есть или желаете, чтобы наши служащие помогли вам переставить мебель… Вы сами должны сообщить нам свои пожелания, рассказать, что именно вы бы хотели изменить в своей жизни. Кроме того, я хотел бы воспользоваться нашей встречей, чтобы вручить каждому из вас подарок от Арден-Хауза. Если вы решите, что вы хотите завести растение, то можете выбрать то, которое вам понравится, из этого ящика. Эти растения ваши, вы должны содержать их и заботиться о них так, как считаете нужным. На следующей неделе два вечера, во вторник и пятницу, мы будем демонстрировать фильм. Вам нужно решить, в какой именно день вы пойдете в кино и хотите ли вы вообще смотреть фильм».

Таким образом, жители четвертого этажа могли контролировать все, что с ними происходит, и участвовать в решении важных для себя вопросов. Вторым оставалось лишь безучастно принимать свое положение, и хотя оно было более чем сносным, повлиять на что-либо они не имели возможности — за них уже все решили.

Эксперимент длился три недели. За это время медперсонал наблюдал за активностью, уровнем общительности, общим тонусом, привычками и питанием участников. По окончании эксперимента среди испытуемых провели опросы, которые показывали удовлетворенность жизнью.

Об ответственности

Жители четвертого этажа, контролирующие свою жизнь, ощущали себя счастливее, чем жители второго, получающие максимум заботы, но не имеющие возможности нести ответственность за свою жизнь (средний «уровень счастья» первых составил +0,28, вторых —0,12). То же самое показал и анализ их состояния. По оценкам медперсонала, жители четвертого этажа демонстрировали явное улучшение показателей (+3,97), а жители второго — ухудшение (-2,39). Даже в плане общения участники экспериментальной группы оказались впереди. Показатель времени, которое было затрачено на разговоры друг с другом и с медсестрами, у обитателей четвертого этажа составил +4,64, у второго —2,14. Кроме того, участники экспериментальной группы были активны и в плане просмотра кинофильма, а также в простой игре, цель которой — угадать число конфет в банке (из 47 человек, проживающих на четвертом этаже, в игре поучаствовали 10, а из 45, обитающих на втором, только один).

Проанализировав результаты, Лангер и Роден пришли к выводу, что некоторые явления, которые обычно способствуют старению, — потеря памяти или снижение тонуса организма, — вероятно, связаны с тем, что люди больше не имеют возможности контролировать свою жизнь. И, чтобы избежать этого, достаточно вернуть пожилым людям веру в собственные силы, право выбирать и принимать решения.

Мало того, через шесть месяцев психологи вернулись в дом престарелых, чтобы еще раз произвести замеры и понять, продолжается ли действие эксперимента. Оказалось, еще как! Медсестры показали, что экс-участники экспериментальной группы продолжают чувствовать себя лучше (средняя общая оценка их составила 352,33, в то время, как в контрольной — 262,00). У жителей четвертого этажа наблюдалось также и улучшение здоровья, а у второго, наоборот, ухудшение. Эксперимент оказал настолько решающее воздействие, что показатели коснулись даже смертности! Так, за прошедший период времени в контрольной группе умерло 30% человек, а в экспериментальной -только 15%. Именно эти наблюдения привели к тому, что руководство дома престарелых приняло решение и в дальнейшем поощрять стремление людей к ответственности и контролю за своей жизнью. На этот раз — абсолютно для всех жителей Арден-Хауза.

Те же результаты показали и другие аналогичные эксперименты. Даже в условиях, когда пожилые люди не имели возможности выбора и контроля над собственной жизнью, в некоторых случаях они начинали совершать саморазрушительные действия (отказываться от еды или лекарств). Ведь это было единственным, что они еще могли выбирать.

Но речь не только о престарелых. Похожие реакции выдавали и вполне молодые люди, причем в разных ситуациях. Скажем в переполненном лифте, который воспринимался как более свободный и вызывал меньшую тревогу, если человек находился рядом с кнопками пульта управления.

О детстве

«Выучиться» беспомощности человек может как будучи взрослым (под влиянием каких-то негативных обстоятельств, с которыми он так и не смог справиться; чаще всего, эта реакция временная и направлена на определенные события), так и в детстве — под действием все тех же обстоятельств, но, как правило, уже в родительской семье. И такой опыт уже формирует личностные качества — замкнутость, эмоциональную неустойчивость, возбудимость, пессимистичность, робость, склонность к чувству вины, низкую самооценку и низкий же уровень притязаний, равнодушие, пассивность и отсутствие креативности.

Вышеупомянутый Мартин Селигман отмечает, что выученная беспомощность в этом случае формируется примерно к восьми годам. А сложиться может из нескольких источников: опыта переживания неблагоприятных для ребенка событий, от которых он не имел возможности защититься (например, обид, нанесенных родителями или учителями); смерти любимого человека или животного; серьезной болезни, развода или скандалов родителей; опыта наблюдения за беспомощными людьми (как по телевизору, так и в жизни) и бесконечную готовность многих родителей все делать за детей (собирать игрушки, убирать постель, одевать, обувать).

Неудивительно, что выученная беспомощность — черта огромного числа людей. Настолько, что от нее страдают целые компании и большие рабочие коллективы (ко всему прочему, это качество весьма заразительно и, как показывают исследования, чаще всего проявляется в коллективах с авторитарным руководством). Метод борьбы с этой напастью один — психотерапия. Правда, она не всегда помогает, да и мотивации обращаться к специалисту у людей с выученной беспомощностью, как правило, нет. Зачем? Ведь они привыкли терпеть.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях