Шизофрения — Мир Знаний

Шизофрения

Шизофрения (болезнь Блейлера) в обыденном понимании считается сумасшествием, поскольку присутствуют бред и галлюцинации. Буквально шизофрения означает «расщепленный разум».

В клинике шизофрении присутствует обязательная триада основных, или «ядерных», как их еще называют, симптомов; их также обозначают как негативные расстройства, или апатико-абулический синдром:

  • расстройства эмоций;
  • расстройства мышления;
  • нарушения воли в виде абулии или парабулии, которые чуть позже добавляются к первым двум признакам.

На базовые расстройства дополнительно наслаивается весьма пестрая (полиморфная) продуктивная симптоматика: галлюцинации, псевдогаллюцинации, бред, а также формируемые ими аффекты и патологические двигательно-волевые нарушения.

Расстройства эмоций. Самый ранний признак — так называемая чувственная тупость. Проявляется легким притуплением чувств по отношению к родителям, близким, своим собственным интересам. Эмоциональный дефицит (уплощение аффекта, заметное отсутствие или скудость эмоций) сочетается с раскрепощением эмоций и неадекватным негативизмом. Раскрепощение эмоций выражается немотивированным, без видимого повода, переходом от смеха к слезам, а также частой демонстрацией эмоций, не соответствующих ситуации, например смехом в трагических обстоятельствах. Неадекватный негативизм выражается неадекватной злобностью и агрессивностью в ответ на проявления теплых, позитивных чувств, например, близких. На поздних этапах заболевания происходит параллельное ослабление как высших, так и низших инстинктов (пассивность по отношению к пище, «терпимость» к болевым и температурным раздражителям).

Расстройства мышления. Психологию шизофреника можно образно сравнить с домом с заколоченными ставнями (элемент аутизма). Внутри него царят мрак и запустение, отсутствует продукция мысли.

Расстройство мышления может принимать форму бреда. Симптомы расстроенного мышления обычно касаются контроля со стороны или вмешательства в мысли. Нередко отмечается симптом вкладывания мыслей, т.е. убежденности в том, что мысли вложены в голову кем-то извне. Так, существенное диагностическое значение для предположения шизофрении имеют определенные виды слышания голосов: слышание собственных мыслей (звучание мыслей в форме галлюцинаций), комментирующие голоса в форме диалога и голоса, сопровождающие замечаниями действия больного. Больной шизофренией говорит: «Когда я хочу о чем-то подумать, то в мозгу раздаются чьи-то голоса, причем так сильно!..»

Встречается и обратный вкладыванию мыслей симптом — отнятия мыслей, когда человек уверен, что мысли изымаются из его головы. Убежденность в доступности своих мыслей для других людей называется «мысленным радиовещанием», а при пассивности мышления индивид считает, что его мысли (и эмоции) находятся под внешним, или «чуждым», контролем.

К другим неспецифическим формам расстройств мышления, не присущим именно шизофрении (неядерным симптомам), относится атактическое (беспорядочное) мышление. Оно отражается на речи и письме. Речь становится менее конкретной, излишне витиеватой, отвлеченно-абстрактной, отмечают «соскальзывание» на другую тему, резонерство, нарушается согласованность между отдельными элементами мысли. Появляются неологизмы (новые слова), которые представляют своеобразную комбинацию звукосочетаний или обрывков привычных слов, и в которые субъекты вкладывают свой, только им известный смысл. Слова или фразы могут повторяться вновь и вновь (вербигерация), а также эхом повторять слова окружающих (эхолалия). Ассоциации по созвучию предполагают бессмысленное рифмование, например: «Хочу сосиску, ириску, конфету, монету, сигарету, курить, пить, говорить». О персеверации говорят в случаях, когда настойчиво муссируется какая-то линия мысли или беседы. Бессвязность имеет место при разрыве или исчезновении последовательности мыслей. «Словесной окрошкой» называют беспорядочный набор слов без смысла и структуры; по приближении к осмысленности подобный стиль именуется «телеграфным». На поздних этапах болезни речь превращается в словесную окрошку с неологизмами, например: «Хочу гром упал зеленая вишня уборожит». В характеристике мышления можно встретить определения: галопирующее, напряженное, обедненное, скачкообразное (асиндетическое), всеохватное. Возможна отвлекаемость (моментальный переход к новому объекту внимания) и внезапная остановка мыслей (шперрунг). Несмотря на очевидное нарушение речепорождения, понимание остается преимущественно неповрежденным.

Галлюцинации при шизофрении преимущественно слуховые, хотя возможны и другие, например зрительные и обонятельные. Слуховые галлюцинации обычно принимают форму голосов, обсуждающих больного в третьем (или втором) лице, зачастую весьма критически. По отношению к больному они оказываются внешними, т.е. не сводятся исключительно к внутреннему диалогу. Голоса склонны быть чрезвычайно настойчивыми и могут причинять страдания индивиду, особенно если повелевают ему совершить нечто неприятное (например, покончить с собой). Отмечено, что способность больных справляться с заболеванием улучшается, если они осознают, что голоса, какими бы четкими, внешне обособленными от их собственных мыслей они ни казались, являются галлюцинациями и вызваны болезнью.

Выделено четыре основных формы шизофрении (по типу продуктивных расстройств):

  • галлюцинаторно-бредовая, при которой преобладают бред и галлюцинации;
  • кататоническая, где выделяются двигательные нарушения;
  • гебефреническая, характеризуемая дурашливым поведением;
  • аффективно-бредовая, проявляющаяся аффективным бредом.

Заболевая шизофренией, люди, которые ранее могли вести вполне нормальную деятельность, погружаются в мир необычных ощущений, странных мыслей, искаженных чувств и двигательных нарушений. Это психоз, основной характеристикой которого является потеря контакта с реальностью. Интересно дано описание своих переживаний самой больной:

«Что значит для меня шизофрения? Усталость и неразбериха. Я весь день пытаюсь разделить события на настоящие, происходящие в реальности, и не реальные. Иногда я не знаю, где явь, а где нет, когда настоящее и ложь нахлестываются друг на друга. Я стараюсь мыслить ясно,но мне кажеться, я ищу путь в темном лабиринте переживаний, когда мысли непрерывно вытекают из твоей головы и тебе сложно разговаривать с людьми. Порой я сижу сама в своей собственной голове и вижу себя внутри своей головы, как я гуляю по собственному мозгу. Иногда же я вижу: будто другая женщина, похожая на меня, носит мою одежду и выполняет действия, как только я подумаю о них. Я знаю, что за мной непрерывно следят, что все общество людей-инопланетян с их законами ополчилось против меня; и окончательная гибель неминуема».

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях