Шакал — Мир Знаний

Шакал

Описание

По общему облику шакал очень похож на волка, но гораздо меньше по размерам, легче его, немного ниже на ногах, с несколько более вытянутым туловищем и более коротким хвостом. Его конец только доходит до пятки или едва заходит за нее. Хвост, как у волка, всегда опущен. Голова более легкая, не такая «лобастая», морда уже и более острая. В целом шакал очень напоминает небольшую беспородную собачку. Мех грубый и жесткий. Радужина светло- или темно-коричневая. Сосков 5 пар.

Общий тон окраски зимнего меха грязный рыжевато-серый, сильно подернутый чернотой, обусловленной черными оконечностями многих сетевых волос, или более яркий ржаво-рыжеватый. Передняя часть морды, окологлазничная область и лоб охристо-ржаво-рыжие. Над каждым глазом находится черноватая полоска. Край губ и низ щек грязно-белые. Верхняя часть лба и затылок охристые. Тыльная сторона ушей бледно-ржавая; изнутри уши покрыты грязно-белесыми волосками. Подбородок и горло беловатые, грязного тона.

Черные остевые волосы особенно развиты на спине, на боках их меньше, и общий тон окраски здесь более яркий и чистый. Брюхо по средней линии белесое, в области подмышек и в пахах имеется примесь красноватого тона. Конечности охристо-рыжие, с внутренней стороны светлее. Хвост серый с охристым оттенком и сильно выраженной чернотой по спинной стороне и на конце. Общая интенсивность окраски и степень развития черноты довольно сильно меняются индивидуально и встречаются как относительно тусклой, так и очень яркой окраски шакалы.

Летний мех более редкий, грубый и короткий, имеет ту же расцветку, как и зимний, но ярче и с менее развитой чернотой. Половых различий в окраске нет. Волосяной покров новорожденных очень мягкий и его окраска варьирует от светло-серого до темно-бурого. Этот наряд животное носит около месяца, а затем начинается подрастание первого взрослого наряда, который развивается к августу. Он очень сходен с нарядом взрослых. Географическая изменчивость окраски довольно заметная.

Череп в главных признаках и по общему виду сходен с черепом волка, поменьше и менее массивен. Носовой отдел более низкий, лицевой более короткий (его длина почти равна длине мозгового отдела), верхний профиль лицевой части почти прямой, вдавление посредине носовых костей очень слабое. В области хищнических зубов череп не расширен и абрис его, начиная с линии скуловых дуг, довольно правильным клином сходится кпереди (при взгляде на череп сверху не видно резкого уступа перед хищническим зубом). Стреловидный и затылочный гребни развиты хорошо, но слабее, чем у волка. Надглазничные отростки больше, но относительно несколько менее массивны, чем у волка. Между лобными и между носовыми костями вдоль соответствующих швов имеется неглубокое продольное вдавление. На линии передних краев носовых костей посредине (у шва между носовыми костями) имеется явственный выступ. У передних внутренних краев слуховых барабанов на основной затылочной кости костных валиков, окаймляющих барабан, нет.

Клыки большие и сильные, но относительно более тонкие, чем у волка, хищнические зубы относительно немного слабее. Ободок на наружном крае первого верхнего коренного не прерванный, широкий и хорошо выражен на всем протяжении.

Половые различия в черепе выражаются лишь в общих немного меньших размерах его у самок. Возрастные изменения во всех главных чертах соответствуют тому, что описано для волка. Диплоидное число хромосом — 74.

Длина тела самцов 71—85 см (в виде редкого исключения может быть немного больше), самок в среднем немного меньше. Размеры зверей из южного Таджикистана (область правых притоков Пянджа и верхней Аму-Дарьи) следующие. Взрослые (половозрелые) самцы: длина хвоста (14) 22—27 см, длина задней ступни (13) 13,7—19 см, высота уха (8) 6,7—10 см. Взрослые самки: длина хвоста (17) 20—27,5 см, длина задней ступни (17) 9,5—12 см, высота уха (15) 7,1—9,1 см. Высота в холке (12) самцов и самок 44,5—50 см, высота в крестце 40—48 см. Вес самцов (15) 6300—13 670 г, вес самок (16) 7 000—11 240 г. Вес сердца 100—150 г, печени 185—480 г, общая длина кишечника 335—454 см, длина слепой кишки 7,5—12 см. Размеры черепа самцов кондилобазальная длина 147—164 мм, скуловая ширина 79—97 мм, ширина морды над клыками 27—32 мм, ширина между глазницами 22,6—30,2 мм. Черепа самок (17) с правобережья верхней Аму-Дарьи кондилобазальная длина 123,7—159,7 мм; скуловая ширина 69,9—92,5 мм; длина верхнего ряда зубов 64,5—87,5 мм; ширина между глазницами 19,4—30,1, Размеры шакалов в пределах СССР не показывают ясной географической изменчивости.

Систематическое положение

Шакал должен считаться несколько менее специализированной формой рода, чем волк. Это выражается в относительно короткой лицевой части, в несколько более слабом зубном ряде, с чем, в частности, связана указанная «клиновидность» черепа и относительно малая ширина его в области хищнических зубов, и в меньшем развитии гребней. Все это, очевидно, связано с питанием мелкой добычей — птицами, грызунами, низшими позвоночными, насекомыми, другими животными и падалью. Шакал —«собиратель» в не меньшей мере, чем хищник. Имеют, по-видимому, значение и несколько меньшие общие размеры зверя.

Географическое распространение

Южная и Передняя Азия, Юго-Восточная Европа, северная половина Африки.

Ареал в бывшем СССР составляет значительную часть видового ареала — его северную окраину, и связан с южной частью страны — Кавказом, Средней Азией и Молдавией. Он состоит из нескольких частей в пределах Союза, отделенных друг от друга и соединяющихся за нашими границами.

На Кавказе ареал шакала связан с равнинами и предгорьями, местами с нижним и даже средним поясом гор и имеет довольно сложные очертания. В западной половине страны шакал распространен узкой полосой по всему черноморскому побережью от Новороссийска до Батуми. Зверь здесь обычно не распространяется в горы выше 400—500 м над уровнем моря. По бассейну Риона ареал несколько расширяется и протягивается к востоку немного восточнее Кутаиси.

В начале и середине прошлого столетия шакал, по-видимому, распространялся (может быть, частью это были заходы, однако, несомненно не очень редкие) вдоль восточного побережья Азовского моря до низовьев Дона и даже до Таганрога. Старые сведения об обитании описываемого вида в Крыму не заслуживают внимания.

В восточной половине.Кавказа за Главным хребтом шакал распространен по равнинам и предгорьям и, как правило, не идет в горы выше 800—900 м над уровнем моря. Лишь у Закатал осенью в поисках фруктов он поднимается до 1000 м, а в Талыше повсюду — до высот в 1700 м (наибольшая известная высота обитания в СССР). В Закавказье шакал распространен от Талыша и Ленкоранской низменности на юге до Апшеронского полуострова и предгорий Большого Кавказа на севере. Здесь он водится до Закатал и немного севернее. На запад по низменным местам бассейнов Иоры, Алазани и Куры шакал распространен до меридиана Тбилиси и немного западнее (Мцхет). Южнее западную Гранину восточно-закавказской части ареала составляют предгорья Малого Кавказа.

По долинам отдельных рек шакал здесь местами незначительно проникает в горы. По долине Аракса ареал узкой полосой протягивается на запад до Октембер я некого района (44° в. д.— несколько восточнее Еревана). У Аракса зверь не поднимается выше 500—850 м над уровнем моря.

От Апшеронского полуострова ареал шакала узкой полосой тянется вдоль Каспийского моря на север до устья Терека и Кумы и полуострова Берюзяк. На части ареала на север до Махачкалы шакал встречается по берегу моря в общем не далее 20—30 км от него. Лишь начиная с Махачкалы по предгорьям и по долинам рек он уходит в глубь страны дальше- По предгорной полосе к западу от Махачкалы шакал распространен узкой полосой до Хасавъюрта и немного западнее. По Тереку он идет на запад до Шелковой (Шелкозаводской) и Парабочевского леса и доходит и до Моздока, по Сунже — до Грозного. По Куме от устья вверх по реке не распространяется.

В прошлом шакалы (видимо, главным образом вдоль Каспийского побережья) доходили до дельты Волги (30-е и 40-е годы XIX в.) и встречались и в «Донских степях» и по Ер теням еще в середине прошлого века. Они также обитали в то время у Ставрополя. Были ли места обитания по Ергеням и Дону связаны с прикаспийской областью обитания вида или с приазовской, сейчас решить нельзя. Возможно, что все это была одна область.

Из островов Каспийского моря шакал живет только на острове Сара у Ленкорани. На отдельных, даже крупных (Чечень) его нет, как и на Лграханском полуострове (косе).

В последние десятилетия, в значительной мере в связи с усыханием Каспийского моря и исчезновением тростниковых зарослей, ареал шакала на Северном Кавказе сократился. Он, в частности, не идет до Кумы.

На Северном Кавказе, главным образом в начале нынешнего столетия, известны довольно далекие заходы шакалов — в Гуниб в глубине гор Дагестана, к Ставрополю, к Псебаю (южнее Армавира), в устье Кубани и даже к устьям Дона. Забеги в восточные части, очевидно, идут из кизлярского участка обитания зверя, а в западные, вероятно, с черноморского побережья. Известен заход шакала даже до Тамбова, вероятно, из кавказской области обитания зверя.

Области распространения шакала в западной и восточной половине Кавказа в сущности отделены друг от друга, но в среднем Закавказье сходятся очень близко — их разделяет только Сурамский хребет и смежные области — всего 100 или 100 с лишним км. Здесь звери бывают забегом и этим путем, очевидно, какое-то сообщение описанных двух участков ареалов осуществляется или осуществлялось раньше. Настоящее соединение указанных частей ареала, однако, имеет место только дальше на юге за пределами СССР.

Среднеазиатская область обитания шакала в пределах Союза полностью изолирована от кавказской. Она имеет довольно сложную форму. Это объясняется тем, что шакал в своем распространении здесь связан с долинами рек и культурными землями, решительно избегает пустынь и не идет высоко в горы. Частично она разбита на отдельные участки, изолированные друг от друга. На западе в Туркмении шакал встречается по Атреку, от Чикишляра на западе и до гор- По долинам рек — Атреку, Сумбару и Чандыру он проникает в западные части Копет-Дага (по крайней мере до Кара-калы на Сумбаре и Ярты-калы на Чандыре), но в глубине гор Копет-Дага не водится. Его ареал узкой полосой по предгорной равнине и предгорьям охватывает Копет-Даг с запада (?) и севера и выходит на Теджен. Шакал занимает всю долину Теджена до самых низовьев и всю долину Мургаба с его верхними притоками (Кушка, может быть Эгри-Гек). В пустыне между Тедженом и Мургабом и между Мургабом и Аму-Дарьей шакала нет. Соединение этих участков осуществляется в Иране и Афганистане.

По Аму-Дарье шакал распространен от Чубека (на реке немного восточнее устья Кизылсу — почти прямо к югу от Куляба) до дальты, которую занимает всю. В бассейне верхней Аму-Дарьи шакал распространен по Кизылсу и Яхсу на север приблизительно до широты Куляба или немного севернее, по Вахшу он идет вверх до Курган-Тюбе, по Кафирнигаиу приблизительно до Душанбе или немного северо-восточнее — до устья Варзоба, по Сурхандарье вверх по крайней мере до Регара. Таким образом, в ареал входят вся Гиссарская долина и предгорья Гиссарского хребта на восток до Орджоникидзеабада и почти до Рамита. Между Сурхандарьей и Кугитангтау и Байсунскими горами ареал от Аму-Дарьи дает на север выступ, протягивающийся до г. Ширабада. На всей описанной части правобережья Аму-Дарьи шакал не поднимается выше 1000—1100 м над уровнем моря и граница его распространения, обходя более высокие области, вроде, например, Бабадага и других массивов, лежащих по водоразделам, образует здесь довольно сложный узор.

Ареал шакала занимает далее всю область культурных земель по Кашка-дарье (Карши, Шахризябс). Эта область, по-видимому, более или менее изолирована от описанной горами Байсунтау. Шакал водится всюду по бассейну Зеравшана (Бухарский и Самаркандский оазисы), проникая вверх по реке в горы до Пенджикента, может быть и немного выше. Шакал обитает по культурной полосе и смежным местам между Самаркандом и Ташкентом и широко распространен в Ташкентском оазисе на восток до гор. По Сыр-Дарье он проникает в западные части Ферганской долины и к Фархадскому водохранилищу и Канибадаму (для восточных частей долины пока не указан). Вниз по Сыр-Дарье шакал нормально распространен до устья Арыси.

К востоку от Сыр-Дарьи, у северного предела своего распространения, он идет до Чимкента, Ленгера, Георгиевки и Боролдайских гор и до истоков р. Бугуни, лежащих приблизительно в 150 км к северу от Чимкента.

В Средней Азии тоже известны очень далекие заходы шакала, причем частью они имеют место в годы сильного падежа скота (джут). В эти годы заходы случаются чаще и простираются особенно далеко. Заходом шакалы бывают в низовьях Сыр-Дарьи, доходя до Казалинска, на р. Сарысу, на р. Чу вплоть до низовьев, у северо-западных окраин пустыни Бетпак-Дала и доходят даже почти до г. Караганды. На север заходы известны на Устюрте (горы Кос-Булак), на северо-западном берегу Аральского моря (Киитекчи), в песках Асмантай-Матай у северного подножья Устюрта, на Эмбе; шакалы заходили к Тургаю и Сары-Копе и даже к Оренбургу (подробнее см. ниже)1.

Третья область, откуда известен шакал в пределах СССР — Молдавия. Здесь звери изредка, и далеко не каждый год, забегом появляются в южных и юго-западных районах. Они приходят из Румынии. Не исключено появление забегающих шакалов и в Закарпатской области.

Ареал вне СССР в Азии занимает юго-западный Сиам, Бирму, Лесам, Бенгалию, весь Индостан, на севере включая Бутан, Сикким, Непал (в Гималаях до высот более 3000 м над уровнем моря), Цейлон, Белуджистан и Афганистан (кроме горных областей Гиндукуша), Иран, Малую Азию и весь Аравийский полуостров. В Африке ареал покрывает Кению, Эфиопию, Сомали, Судан, Египет, Ливию, Тунис, Алжир, Марокко, Рио-де-Оро, Сенегал. В Европе шакал водится в Греции, Албании, Югославии и Болгарии. Известны забеги в Венгрию (на север до комитата Хевеш близ Тиссы к северо-востоку от Будапешта) и в Румынию (очень редко лишь в юго-западной части страны у Дуная к югу от Крайова).

Географическая изменчивость

При обширном ареале, захватывающем страны с весьма различными природными условиями, географическая изменчивость шакала выражена довольно хорошо, хотя меньше, чем принимается. Изменяются как признаки величины, так и окраски. В СССР обитают две хорошо отличающиеся формы.

Туркестанский шакал

Общая окраска относительно бледная с преобладанием песчаных тонов. Мех относительно мягкий. Размеры крупные. Средняя Азия. Вне СССР — Афганистан, Иран, Ирак, Аравийский полуостров, Белуджистан, северо-западная Индия (Катч, Синд, Гуджерат). Не исключено, что звери, обитающие в юго-западной Туркмении, не вполне идентичны с водящимися к востоку от Аму-Дарьи.

Кавказский шакал

Общая окраска яркая и насыщенная, с сильным развитием темных, черноватых тонов на спине. Ляжки и верхняя часть ног, уши и лоб яркие красновато-рыжие. Мех грубый. Размеры несколько меньше. Кавказ, Молдавия. Вне СССР — Юго-Восточная Европа, Малая Азия.

Биология

Численность

По Кавказскому побережью Черного моря, у Новороссийска редок, южнее обычен, а в Грузии многочислен. Редок в устье Терека, южнее численность возрастает, достигая максимума в южном Азербайджане. В Дагестане с 1936 по 1941 г. в среднем в год заготавливали до 580 шкур шакала. Шакал многочислен в Колхидской, Закатало-Исмаиллинской, Куринской, Ленкоранской и других низменностях в Грузии и Азербайджане. В Армении и Нахичеванской АССР встречаются в небольшом количестве. В Закавказье в 30-х годах текущего столетия добывали до 17 тыс. шакалов в год. В Закавказье больше всего шакалов в Азербайджане. С 1931 по 1940 г. здесь ежегодно в среднем добывали 9400 зверей, в Грузии — 2300, в Армении — сотни.

В Туркмении многочислен в долинах рек и редок в предгорьях и невысоких горах, откуда временами в небольшом числе проникает в самые окраины пустынь. В глубоких и более высоких частях Копет-Дага отсутствует или редок. В низовьях Атрека немногочислен — добывают его сравнительно мало. На западном Узбое редок. В долинах рек Теджена, Мургаба и Аму-Дарьи и в орошаемых ими оазисах многочислен, реже встречается по Сумбару и Кушке. В горах южной Туркмении встречается регулярно. Известен из Карабиля, гор междуречья Кушки и Мургаба, Гязь-Гядыка (верхний Теджен), но малочислен. С 1948 по 1958 гг. в Туркмении в год добывали от 1400 до 5400 экз. шакалов.

В Таджикистане шакалы многочисленны в долинах рек Пянджа, Вахша, Аму-Дарьи и их притоков — Кафириигана, Кизылсу, Сурхандарьи и на прилежащих к ним культурных землях. В отрогах гор и в предгорьях редок. Особенно многочислен по тугаям Пянджа от Файзабад-Калы до устья Вахша и по всей Вахшской долине, где, однако, избегает песчаных пустынь. В долине Пянджа в урочище Тигровая балка на площади в 6000 га в 1946—1947 гг. насчитывали 133—161 шакалов, т. е. до 0,02 особи на 1 га. В горах междуречья Вахш — Кафирниган встречается только во время переходов. К западу от Кафирнигана и к северу от тугаев Лму-Дарьи очень редок в предгорьях Койкитау и Туюнтау, заселяет всю культурную полосу Гиссарской долины, а также нередок в предгорьях Гиссарского хребта. Обычен в долинах верховьев рек Сыр-Дарьи и Зеравшана. С 1951 по 1958 г. в Таджикистане добывали от 530 до 1400 экз. шакалов.

В Узбекистане шакал многочислен в долинах рек Сурхандарьи, Канткадарьи, Зеравшана, Сыр-Дарьи, в низовьях Аму-Дарьи и в Хорезмском и Бухарском оазисах; редок в предгорьях, а также в Ферганской долине в поймах рек Нарын и Сыр-Дарья. В Фергане добывается единицами. Лишь в низовьях Аму-Дарьи, на территории Каракалпакской АССР, ежегодно заготавливают около 1000 шкур шакала. В дельте Аму-Дарьи в 1948 г. в шести тугайных дачах было учтено около 200 шакалов. С 1950 по 1958 гг. по Узбекистану в год заготавливали от 3300 до 6200 особей.

Редок в долине Сыр-Дарьи в ее среднем течении на север до Кзыл-Орды, но годами весьма обычен от впадения в нее Арыси и далее на юг, а также в отрогах и предгорьях Таласского Алатау на территории Чимкентской области.

Места обитания

На Кавказе и в Закавказье шакал — обитатель низменностей и, как правило, не поднимается в горы выше 600 м над уровнем моря. Лишь в немногих местах (Боржоми) он встречался на высоте 900—1050 м, а ныне в Армении поднимается до 840 м. Населяет побережья Черного и Каспийского морей и равнинные долины рек везде, где имеются густые леса, заросли в виде колючих кустарников и обширных тростниковых займищ, изобилующих дичью и мелкими грызунами. Где нет густых зарослей — нет и шакала. Излюбленные места обитания — непролазные заросли кустарников, состоящих из различных колючих и вьющихся растений, таких, как ежевика, держи-дерево (Palitirus australis), Smilax excelsa, Clematis sp. и др. В этих чащах опадающие ежегодно листья и сухие ветки образуют на некоторой высоте от земли своеобразный настил, разделяя заросли на два яруса: в нижнем свободно передвигаются обитатели этих чащ — шакалы, камышовые коты, барсуки, кабаны, фазаны и другие, чувствуя себя здесь в относительной безопасности. Подобные угодья служат убежищами шакалов и в южном Дагестане в низовьях Самура. Они почти недоступны для человека, но звери свободно передвигаются там по «туннелям», проделанным кабанами.

Шакал охотится вдоль рек и протоков, на морском побережье и вокруг озер, протаптывая вместе с другими зверями системы троп. В засушливые годы, когда озера и болота сильно усыхают, шакалы концентрируются вокруг них, охотясь на водоплавающую птицу, нутрий и мелких грызунов. В суровые зимы, когда водоемы покрываются льдом, хищники собираются к ним, проникают на острова, поселяются в тростниковых заломах вдали от берегов и в течение всего морозного периода не покидают водоемы. Весной, летом и осенью на Инкитских болотах (Грузия) на маленьком участке было поймано 70 шакалов и 60 лесных котов. Шакалы селятся и в непосредственной близости от поселков. Однажды шакал поселился в центре пос. Ленкорань под домом лесничего.

В Средней Азии и Казахстане шакал — также обитатель низменностей. Излюбленными местами обитания здесь служат тугайные заросли и тростниковые займища в поймах рек, кустарники и тростники вдоль каналов и арыков, а также заросли на брошенных поливных землях. Предпочитают джидово-туранговый и высокотравно-злаковый тугай. Деревья здесь густо перевиты лианами и окружены мощными зарослями тростника или эриантуса. Места, где держится шакал, обычно изобилуют водоплавающей птицей, фазаном, зайцем-песчаником, мелкими грызунами, лягушками и рыбой. Здесь он находит хорошие укрытия и обильную добычу.

В Гиссарской и Ферганской долинах шакалы не находят мест для убежища среди пашен в долине и селятся в прилежащих к ней невысоких холмах — адырах. На адырах он укрывается в сухих руслах, лессовых пещерах и нишах, занимает брошенные норы лисиц и дикобразов либо роет нору сам. В Туркмении, если у реки нет хороших зарослей, как, например, на Кушке, шакал также норится в соседних холмах.

Шакал охотно селится в оазисах, где держится в зарослях у арыков, водохранилищ, в садах, на кладбищах, развалинах и т. д. В Байрам-Али в низовьях Мургаба шакалы держались и делали норы в искусственных посадках белой акации в очень людном месте. В Средней Азии шакал — в значительной мере синантропное животное. Он особенно многочислен в древних оазисах, таких, как Тедженский, Пендинский или Мервский на Мургабе, Бухарский на Зеравшане и Хорезмский на Аму-Дарье. В связи с орошением и освоением пустынь и созданием в них новых оазисов в 30—50-х годах текущего столетия наблюдается быстрое заселение шакалом новых районов в междуречье Вахш—Пяндж, в Голодной степи Узбекистана и в других местах. Можно ожидать и дальнейшего увеличения численности и расселения шакала.

Шакал избегает безводных пустынь, встречаясь только по самым их окраинам. Как правило, не живет в Каракумах и Кызылкумах, но в значительном количестве встречается по окраинам песчаных пустынь, прилегающих к Мургабскому и Аму-Дарьи некому оазисам, куда выходит из тугаев и зарослей, чтобы охотиться на песчанок. В Репетеке, находящемся всего в 70 км от Аму-Дарьи, шакалов не наблюдали. Однако осенью 1957 и 1958 гг. они здесь появились. Появляются в песках Асмантай на Устюрте, заходя из дельты Аму-Дарьи и с побережья Аральского моря. В предгорьях и горах держатся в тугайных зарослях по ущельям, в кустарниках вдоль рек и оврагов. В Гималаях поднимается немного выше 1000 м над уровнем моря.

Присутствие шакала в том или другом районе и выбор им мест обитания определяется обилием и доступностью добычи, наличием воды и густых зарослей, служащих убежищем как для него самого, так и для животных, на которых он охотится. Он особенно многочислен там, где на водоемах не бывает длительного ледостава и возможна зимовка водоплавающей птицы.

Шакал может переносить низкие температуры до —25° и даже —35°, но не приспособлен к обитанию в многоснежных угодьях. В Закавказье в суровую и многоснежную зиму 1949—1950 гг. шакалы могли передвигаться только по дорогам и тропам, проложенным человеком и крупными животными.

Питание

Шакал — хищник-собиратель, но в то же время он охотно ест всевозможную падаль, отбросы и в большом количестве поедает растительные корма, становясь в некоторые сезоны всеядным.

На Кавказе и в Закавказье в основном охотится на зайцев, мышевидных грызунов, а также фазанов, турачей (когда их было много), уток, лысух, водяных курочек и воробьиных. Особенно сильно от него страдают птицы во время осеннего пролета и на зимовках. Часто нападает на домашних птиц, до индюков включительно, реже на ягнят, овец и коз, а однажды набросился даже на новорожденного теленка домашнего буйвола. Охотно ест ящериц, змей, лягушек, рыбу, моллюсков, насекомых, снулую рыбу и различную падаль. Часто кормится плодами груши, боярышника, кизила, а также «шишками» Mespilus germanicus. Выбирает сладкие сорта, а кислые не трогает. В садах уничтожает много винограда, поедает арбузы, дыни и орехи. В 26 его экскрементах, собранных летом 1950 г. в Исмаиллинском районе (Азербайджан), млекопитающие найдены в 90,0% от всех данных; птицы — в 27,0; рептилии — в 23,1; амфибии — 15,4; насекомые — 19,2; растения 26,2 и падаль — 7,7. В 12 экскрементах с оз. Шильяна (Азербайджан) мышевидные грызуны найдены в 33,3% данных, водяная полевка — 25,0; заяц-русак — 25,0; падаль (кабан, собака) — 16,7; лысуха — 8,3; отходы рыбного промысла — 8,3; насекомые (саранча) — 40,1 и семена тыквы — 16,7. В суровые зимы, когда водоемы замерзают, шакалы производят большие опустошения среди нутрий, лысух и уток.

В такие зимы мышевидные грызуны, мелкие птицы и другие корма в рационе шакала играют небольшую роль. Зимой при обилии добычи шакал убивает животных больше, чем может съесть, и излишки корма прячет. Сходно питаются шакалы и в Средней Азии и Казахстане. Основное место занимают грызуны, затем птицы (20,0%).

Некоторую роль играют также рыба и членистоногие, из которых чаще поедаются саранча и жуки-чернотелки. В некоторых случаях желудки шакалов целиком бывают наполнены саранчой.

В кормовом рационе шакала серьезное значение имеют дикие и культурные растения. Так, содержимое 23 желудков шакалов, добытых в октябре — январе в тугаях Вахша, состояло целиком или в большей мере из костянок лоха (Elaeagnus angustifolia). Весной шакалы выкапывают и поедают луковицы растений, а позднее корни дикого сахарного тростника.

Шакалы, живущие близ окраины Каракумов, на охоту уходят в пески, где ловят песчанок, ящериц и змей. Во время осушения каналов и арыков кормятся рыбой, лягушками и ловят ондатру. В тугаях и садах шакалы едят плоды лоха (джиды), тутовника и урюка, а также арбузы, дыни, помидоры и виноград, чем наносят ощутимый вред.

В низовьях Аму-Дарьи в желудках и экскрементах шакалов найдены остатки зайца-песчаника, пластинчатозубой крысы, песчанок, фазана и других птиц, насекомых (саранча, жуки) и редко растений. Где есть ондатра и нутрия, шакал в большом количестве уничтожает этих грызунов.

Посещают морское побережье, где подбирают снулую рыбу, подранков водоплавающей птицы, моллюсков и питаются у туш морских зверей, брошенных промышленниками. Кормятся у боен, свалок и на скотомогильниках. В южном Дагестане в 20-х годах шакалы регулярно кормились у линии железной дороги, подбирая остатки пищи, выброшенные пассажирами проходящих поездов. Они настолько привыкли находить съедобное, завернутое в бумагу, что охотники клали отравленную приманку у линии, завернув ее в газету.

Летом шакал, по-видимому, нуждается в регулярном водопое, так как в это время всегда держится близ воды и не встречается в безводных пустынях. В юго-восточной Туркмении, когда Кушка на значительных участках высыхает, шакалы вместе с волками и лисицами на дне сухого русла выкапывают ямы и пьют собирающуюся в них грунтовую воду. Поедание арбузов, дынь и винограда также связано с утолением жажды.

Участок обитания

В юго-западном Таджикистане суточные переходы шакалов составляют иногда 8—12 км, т. е. участок обитания одной семьи в тугаях имеет в радиусе до 12 км. В заповеднике Тигровая Балка на площади 6000 га в различные годы было учтено от 10 до 23 семей шакалов, т. е. одна семья в среднем занимала от 260 до 600 га. В Грузии у оз. Инкит в суровую зиму 1948/49 г. на участке 3 х 3 км держалось семь семей этого хищника. На одну семью там в среднем приходилось 130 га.

При недостатке кормов в некоторые зимы, а также после больших пожаров в тугаях и камышах шакалы в поисках добычи вынуждены делать переходы в 40—50 км, регулярно появляясь на поливных землях и у кишлаков.

Норы, убежища

На Кавказе и в Закавказье самка щенится обычно в норе, вырытой ею совместно с самцом, или занимает брошенные жилища лисицы и барсука. Нора вырывается за несколько дней до родов, причем самка и самец копают ее поочередно. Она располагается в густых зарослях на склоне обрыва, промоины или на ровной поверхности. Нора проста по устройству, так как имеет один ход, который идет под небольшим углом вглубь. Длина хода норы около 2 м, а гнездовая камера находится на глубине 1,0—1,4 м. В Дагестане и Азербайджане выводки шакала неоднократно находили также в дуплах больших упавших деревьев. В Азербайджане логова со щенками обнаружены под корнями деревьев и под большими камнями на берегу реки.

Выводок остается в норе в течение 2—2,5 мес, после чего самка с молодыми покидает логово и начинает вести бродячий образ жизни. Вне периода размножения временные логова устраивает в густых зарослях колючих кустарников (ежевики, держи-дерева) или тростника, реже в пещерах, трещинах скал, дуплах, старых норах:, водомоинах и в других укромных местах.

В Средней Азии шакалы устраивают логова в тугаях в густых зарослях и нор не роют, но для вахшских тугаев они описаны. Норы представляют собой обычно короткие и прямые ходы, вырытые под корнями туранги или джиды или прямо в густых зарослях гребенщика и селитрянки. Одна из таких нор, длиной около трех с небольшим метров, шла несколько наклонно вниз, расширяясь в логово. Перед входом была довольно значительная куча земли, сильно утоптанная посредине. На расстоянии 140—200 м найдены еще две норы, похожие на первую. От всех нор по тугаю вели хорошо набитые тропы, которые выходили на общую сеть троп. Вокруг нор было много экскрементов, частично засыпанных землей.

В тугаях и на поливных землях Таджикистана шакалы устраивают логова в дерновине гигантского злака — эриантуса, реже в кустах селитрянки и в заломах тростника. Там, где растительность уничтожена, шакалы селятся в норах. В одном логове живут самка, самец и молодые.

Суточная активность, поведение

Шакал ведет в основном сумеречный и ночной образ жизни, выходя из дневных убежищ перед заходом солнца и возвращаясь при свете или даже поздним утром. Нередко охотится и днем. О выходе на охоту можно судить по характерному вою. Стоит завыть одному зверю, как сейчас же отзываются другие. Вой, видимо, частью связан и с погодой. Отмечены случаи, когда при смене погоды шакалы поднимали протяжный, долго не смолкавший вой. Шакалы сопровождали воем колокольный звон в церквях; молодые начинают выть, заслышав звук сирены, гудок парохода или паровоза. Воют обычно вечером и на рассвете, но иногда и днем, даже в полдень.

Шакал — дерзкий и смелый хищник, и там, где его не преследуют, мало осторожен и не боится людей. Его легко поймать в капкан или отравить привадой с ядом. Известно много случаев, когда он на глазах людей нападал на домашнюю птицу и, несмотря на крики и преследования, уносил ее. С полевых станов и из поселков таскает различные предметы, которые кажутся ему съедобными,— кожи, сапоги, тряпки, причем отваживается их красть всего в нескольких шагах от спящих людей.

Шакалы охотятся чаще в одиночку, реже парами и по 3—4 и лишь изредка образуют небольшие стаи. В Закавказье в конце лета и осенью наблюдались стаи по 8—12 шакалов, включающие, по-видимому, две или больше семей. Выйдя на охоту, шакал трусит рысцой, часто останавливаясь, принюхиваясь и прислушиваясь. Заметив добычу, потихоньку ее скрадывает, а подойдя близко, бросается и быстро загрызает. Охотясь парами или стаей, бегут параллельно, нагоняя добычу друг на друга. Например, охотясь на нутрий или ондатр, они бегут по обоим берегам узкой протоки или речки, нагоняя одного на другого вспугнутых зверьков. Подкарауливают свою добычу, затаиваясь возле тропы или места водопоя. Во время засух концентрируются около пересыхающих озер и протоков и хватают зверьков и птиц на берегу или мелководье. Тут же ловят рыбу. При ледоставе охотятся на водоплавающих птиц, нутрий и ондатр, выходящих на край льда или на берег. Нападают на стаи спящих птиц (уток, стрепетов) и особенно много их уничтожают в суровые зимы, когда они истощаются от бескормицы. Осенью, когда каналы и арыки перекрывают для очистки и осушают, шакалы вместе с лисицами, камышовыми котами, барсуками, воронами и сороками успешно охотятся на рыбу и лягушек, собирающихся в уцелевших ямах с водой, и на ондатру, вынужденную перебегать значительные участки по суше. Когда водоемы замерзнут, пытаясь поймать ондатру, разрывают ее хатки.

Шакал живет парами, но держится то в одиночку, то парами и семьями в 4—5 особей.

Шакалы, взятые молодыми, быстро становятся ручными, всюду следуют за хозяином, бегут на его зов. Ведут себя, как ласковая собака. Приручаются даже взрослые звери. В некоторых местах собаки шакалов не трогают и обоих животных можно наблюдать на одной мусорной куче.

Сезонные миграции, заходы

Правильные сезонные миграции для шакала не характерны. Обычно они лишь бродят в различных направлениях в поисках кормовых мест, в которых и концентрируются. Так, осенью они собираются на побережьях, где подбирают птиц-подранков. На морские побережья их привлекают и туши дельфинов или тюленей, выброшенные промышленниками. Осенью численность шакалов возрастает в тугаях за счет подхода зверей с соседних поливных земель. Зимой они подкочевывают к поселкам человека или заходят в глубь пустыни. Во время таких кочевок проходят 50—100 и больше километров.

Не совершая правильных миграций, шакалы в то же время нередко выселяются на большие расстояния, за пределы своего обычного ареала, появляясь в районах, где их давно не было или где они совершенно неизвестны. В 1920—1922 гг., когда от бескормицы пало много скота, шакалы в значительном количестве появились в Западном Казахстане, особенно в долине р. Урал и на север дошли почти до Оренбурга. Под Оренбург шакал мог попасть из дельты Аму-Дарьи, пройдя по побережью Аральского моря, через Устюрт на Эмбу и Урал; этот путь по прямой составляет около 1000 км.

В 30-х годах текущего столетия шакал был редким в среднем течении Сыр-Дарьи (район Арыси), в 1942—1945 гг. он стал там обычным, дошел на восток до Чимкента, появился в Боролдайских горах ив 150 км к северу от Чимкента — в верховьях Бугуни. В последнем районе продержался до 50-х годов.

Зимой 1948—1949 гг. в Кустанайскои области после сильного джута и массовой гибели скота на зимних пастбищах, летом 1949 г. в Джангильдинском и Амангельдинском районах этой области на р. Тургае и у оз; Сарыкопа шакалы появились и стали обычными. До 1952 г. включительно их, шкуры поступали в заготовки. Появление в 1949 г. шакалов в тургайских степях совпало с массовым налетом туда же бурых и черных грифов, которых тоже привлекло обилие падали. На р. Тургай шакалы могли попасть из дельты Аму-Дарьи, по западному побережью Аральского моря и пескам Большие Барсуки или же с Сыр-Дарьи, из-под Арыси, через низовья этой реки и пески Приаральские Каракумы. В первом случае они должны были пройти около 1050 км, а во втором — около 1125 км.

В суровую зиму 1950/51 г. на юге Казахстана шакалы появились на северо-западной окраине пустыни Бетпак-Дала, в песках Джетыконур, проникнув туда с Сыр-Дарьи вверх по р. Сарысу и держались там в небольшом количестве до 1954 г., а нескольких зверей в указанную зиму добыли даже в верховьях р. Шарубай-Нуры всего в 40—50 км к юго-западу от Караганды. Путь туда с Сыр-Дарьи около 800 км. В низовьях р. Чу шакал встречался в конце прошлого столетия, затем исчез и вновь появился в 1917 г.

В октябре 1924 г. из пары была добыта самка в 60 км от Тамбова. Чтобы дойти до Тамбова с низовьев Терека, по побережью Каспийского моря и вверх по Волге и ее притокам, шакалы должны были пройти около 900 км. Появление хищников в новых районах обычно совпадает с массовой гибелью копытных от бескормицы. Неясно, каким образом шакалы и грифы находят отдаленные районы, где много падали.

В Болгарии шакалы также иногда кочуют на север и северо-запад, появляясь близ г. Софии, у г. Котел, в Асеновградском районе, у г. Димитрова, а также заходят в Румынию, Югославию и Венгрию. В зиму 1952/53 г. они появились в Словении, -следуя, по-видимому, за перегоняемыми овцами. До этой зимы в Югославии шакалы встречались лишь в Далмации и Македонии.

Размножение

Шакалы живут парами, соединяясь, по-видимому, на всю жизнь, пока один из партнеров не погибнет. Самец помогает в рытье норы и воспитании детенышей, В юго-западном Таджикистане из 82 зверей самцов оказалось 39 и самок 43.

В Закавказье течка у шакала начинается в первой половине февраля, а в теплую зиму и в конце января. Период гона длится 26—28 дней. В Таджикистане и Узбекистане гон наблюдался в те же сроки и продолжался до первых чисел марта. В Болгарии он тянется с середины января до половины февраля.

Половые продукты у взрослых самцов и самок созревают не одновременно. Активный сперматогенез у самцов проявляется на 10—12 дней раньше, чем течка у самок. Во время гона вес семенников увеличивается в три раза. В Таджикистане средний вес семенников в январе был 6,1 г, в феврарале — 13,3, в марте — 13,0, в апреле — 7,7, а в августе — 4,4. У самца, добытого 6 марта 1948 г., при заметной деградации семенников была еще обнаружена сперма. Яичники в период течки увеличиваются незначительно (с 0,7 г в январе до 0,8—0,9 г в феврале — марте). Течка продолжается 3—4 дня. Если в течение этого периода самка не будет покрыта, то ее возбужденное состояние прерывается на 6—8 дней, после чего течка повторяется и опять длится 3—4 дня; если самка не забеременеет и в это время, течка больше не возобновляется до следующего года. Покрытие наблюдается в любое время суток и сопровождается склещиванием, продолжающимся 20—45 мин.

В период гона шакалы воют особенно часто. За самкой, гоняющейся впервые, бегает несколько самцов и между ними возникают драки. Период беременности 60—63 дня, по наблюдениям в Тбилисском зоопарке — 62—63. В Таджикистане в отдельные годы отмечено значительное количество яловых самок (5 из 15). У всех яловых самок найдены в большом количестве гельминты.

В Закавказье рождение детенышей обычно происходит с конца марта и до последних чисел апреля. Самые ранние роды отмечены 28 марта 1937 г., а самые поздние — 25 апреля 1931 г., но иногда самки щенятся и в первой половине мая. В Таджикистане, Узбекистане и Болгарии щенение приходится на апрель — начало мая. Лишь однажды пойманная самка ощенилась 8 щенками 11 июня. Приносят лишь один помет в год.

Количество детенышей в помете в Закавказье колеблется от 3 до 8, раскопав несколько нор, в одной из них нашел 5 щенков, а в остальных по 4. По наблюдениям в природе и в зоопарке в помете чаще бывает 5 щенков, редко 3—4 или 6—8. В Таджикистане 3—7 щенков (в среднем 4,8 щенка). В Узбекистане в помете 2—8 щенков. В большинстве районов Болгарии 4—7 щенков, а в Мичуринском районе — только 3—5. В Индии в помете в среднем 4 детеныша.

Самка кормит детенышей молоком 50—70 дней (Кавказ), в Таджикистане до 90 дней. Период лактации у некоторых самок заканчивается в середине июля, а у остальных в первых числах августа. Прикармливаться мясом детеныши начинают с возраста 15—20 дней. Мать кормит щенков отрыгнутой пищей лишь в редких случаях. В конце лактационного периода самка отгоняет от себя молодых рычанием и укусами. Прибылые остаются с самкой до первой половины осени, после чего расходятся и начинают вести самостоятельную жизнь, держась в одиночку или группами по 2—4 особи.

Половозрелость, по наблюдениям в Тбилисском зоопарке, наступает у самок в возрасте 10—11 месяцев, а у самцов в возрасте 21—22 месяцев. У самцов в возрасте 10—11 месяцев семенники недоразвиты и спермы в них нет. В Таджикистане самцы будто бы становятся половозрелыми в возрасте 10—11 месяцев, что вряд ли вероятно. Продолжительность жизни 12—14 лет.

Рост и развитие, линька

Щенки рождаются покрытыми мягким мехом, окраска которого варьирует от светло-серой до темно-бурой. В месячном возрасте происходит замена ювенильного волосяного покрова. Вначале подрастают остевые волосы на голове, спине, огузке, затем на передних ан задних лапах и, наконец, на хвосте. Окраска меха молодых меняется, становясь рыжеватой с черной рябью. Молодые, добытые в конце августа — начале сентября, по окраске меха почти не отличаются от взрослых. В октябре — ноябре прибылые имеют уже полностью зимний мех.

Детеныши рождаются с закрытыми веками. В Тбилисском зоопарке у 39 детенышей (78%) веки открылись на 9-й, а у остальных — на 10—17-й день. Прозревание задерживается у слабых и больных щенков. В Таджикистане по наблюдениям за 9 щенками веки открылись на 8—11-й день. Уши у здоровых щенков
открываются на 10—13-й, а становятся стоячими только на 25—30-й день.

На 11—14-й день первыми прорезаются крайний и средний молочные резцы в верхней челюсти. Последним из молочных резцов на 17—19-й день прорезается внутренний в нижней челюсти. В это же время появляются молочные клыки. Смена молочных резцов на постоянные заканчивается приблизительно в возрасте 4 месяцев, а последний, третий коренной нижней челюсти прорезывается в возрасте около 5 месяцев. Сроки прорезывания молочных зубов и порядок смены их постоянными связаны с лактацией, дальнейшим кормлением щенков и временем перехода их к самостоятельной жизни.

Молодые шакалы растут быстро. В возрасте двух дней они весят 201—214 г, месячные — от 560 до 726 г, в возрасте около 4 месяцев — 2700—3250 г. Молодые, пойманные в начале сентября, весили 4200—4370 г, а к началу октября вес их достигает 3/4 веса взрослых зверей.

Шакал линяет два раза в году — весной и осенью. В Закавказье и Таджикистане весенняя линька начинается в середине — конце февраля, в теплую зиму — в середине этого месяца, а в холодную — в середине марта и заканчивается в начале — середине мая. У здоровых зверей смена волосяного покрова весной длится 60—65 дней. Слабые и больные звери не успевают вылинять в течение всего лета. В начале зимы они имеют наполовину весенне-летний, наполовину зимний мех.

Весенняя линька начинается с головы, передних и задних конечностей, затем распространяется на бока, спину, грудь, брюхо и огузок, последним линяет хвост. После весенней линьки на шкуре остается лишь одна грубая редкая ость, подпушь отсутствует. Осенняя линька протекает с середины сентября. Выпадение летнего волосяного покрова и рост зимнего — ости и подпуши происходят одновременно. Осенняя линька начинается с огузка и хвоста, распространяется на спину, бока, брюхо, грудь, конечности и голову. Полностью зимний мех отрастает к концу ноября. На Кавказе выходной шкура бывает с ноября по март.

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты

Врагами шакала раньше повсеместно были тигр и барс. В настоящее время первый в ареале шакала истреблен, а второй крайне редок. Барс на шакалов охотился особенно част . В то же время шакалы постоянно кормились остатками добычи этих кошек, а однажды в Тигровой балке съели павшего тигра. К врагам относится, по-видимому, и волк.

Серьезными конкурентами повсеместно выступают камышовый кот, лисица, волк, а в Закавказье еще и лесной кот и в меньшей степени недавно акклиматизированный там енот-полоскун. В Средней Азии и Казахстане конкурентом является и степная кошка. Малочисленность в тугаях лисицы пытаются объяснить обилием там шакала. В то же время в пустынях и в предгорьях лисица и волк, видимо, вытесняют шакала. Обычно, где много волков, нет шакалов и наоборот.

Из инфекционных болезней у шакала установлены чума плотоядных и бешенство. Эпизоотия чумы плотоядных зимой 1948/49 г. в Таджикистане (Тигровая Балка) охватила не только шакалов, но и пастушеских и охотничьих собак, большинство из которых пало. В юго-западном Таджикистане из 9 обследованных шакалов у трех в мазках из печени и селезенки найдены лейшмании, которые предположительно определены как лейшмании Донована, вызывающие у человека висцеральный лейшманиоз. Зараженные лейшманиями шакалы мало страдали от этой инфекции.

Шакалы сильно заражены гельминтами. В юго-западном Таджикистане у них обнаружено 15 видов ленточных и круглых червей и скребней. Шакалы заражают водоемы личинками ришты и могут быть виновниками дракункулеза у человека. Кроме того, они играют некоторую роль в распространении ценуроза овец и крупного рогатого скота. В Узбекистане у шакала найдено 10 видов гельминтов, из них, кроме 7 видов,
указанных для зверей Таджикистана.

Шакалы в Таджикистане в апреле—сентябре бывают поголовно заражены клещами, тогда как в ноябре—феврале эти паразиты встречаются лишь у отдельных особей и в небольшом количестве. Роль шакалов в прокормлении и распространении клещей велика. На шакалах известны четыре вида блох: Pulex irritans, Xenopsylla nesokiae (блохи земляной крысы), Cienocephalides canis, Ct. felis и один вид власоеда — Trichodectes canis.

В суровые многоснежные зимы шакалы нередко погибают от истощения и стихийных бедствий. В Азербайджане в суровые зимы, после того как крупные озера покроются льдом, шакалы проникают далеко в глубь зарослей тростника и рогоза и держатся в них в течение всего морозного периода, не выходя на берег. Во время наступающих внезапно оттепелей они остаются на льду и гибнут. Так, в декабре 1946 г., когда началась оттепель, звери, державшиеся в тростниках, были отрезаны разводьями от суши и утонули. В суровую зиму 1948/49 г. на Шильянских озерах в результате внезапной оттепели хищники оказались отрезанными от берега образовавшимися заберегами и тонули у края непролазных тростниковых займищ при попытке выбраться на сушу. Отмечались и другие случаи, когда шакалы, не имея возможности выбраться на берег, долгое время держались на уцелевших участках льда, голодая. У Каспийского моря шакалы иногда в большом числе гибнут во время осенних и зимних морян, быстро затапливающих прибрежные заросли, и во время паводков. Возможно, страдают и от пожаров в тугаях и тростниках.

Движение численности изучено мало. Судя по данным о заготовках шкур, численность шакала подвержена значительным колебаниям. Так, в Туркмении заготовки шкур в 1950—1956 гг. изменились почти в 3—4 раза (1400—5500 шт.). Особенно сильно они упали в 1954 г.— до 1430 шт.— после суровой зимы 1953/54 г. Значительно возросли заготовки в 1956 г., достигнув 5427 шт., после благоприятного для размножения 1955 г., изобиловавшего кормами.

В Таджикистане минимальные заготовки шкур за десятилетие были в 1951 г.— 258 шт. после суровой зимы 1950/5.1 г., а максимальные, как и в Туркмении, в 1956 г.— 1403 шт. В Таджикистане заготовки шкур, а следовательно, и численность шакала колеблется примерно в шестикратном размере. В низовьях Аму-Дарьи в 30—50-е годы добыча шкур шакала колебалась в двукратном размере и тоже связана со степенью суровости зимы. На юге Казахстана относительно обычными шакалы были в 20-х и 40-х годах текущего столетия, в периоды, когда в пустыне имелось много падали.

В 1926—1929 гг. в Казахстане добывали от 100 до 250 шкур шакала, в начале 30-х годов это количество снизилось до 25—30 шт., затем шакал добывался единицами, а в 1942—1945 гг. число шакалов начало расти. К 1947 г. шакал был обычен в наиболее южных районах. В этот год в Казахстане заготовили 104 шкуры шакала. В следующие годы численность его вновь упала. Впрочем, эти изменения связаны главным образом с заходом с юга.

Полевые признаки

Шакал вполовину меньше пустынного волка и почти в два раза крупнее пустынной лисицы, высок на ногах. Уши стоячие, но тупее, чем у лисицы. Хвост короткий, равный 1/3 длины тела. Экскременты — колбаски, встречаются значительными кучками, так как зверь их оставляет в одном и том же месте несколько раз. Часто воет. Вой похож на вопль, который можно передать звуками «Ай-яй! Ай-яй!» — высокий, скулящий. Он похож на собачий, rto выше и разнообразнее и отличается «жалобными» интонациями. На вой одного шакала отзываются находящиеся поблизости.

Практическое значение

Пушной зверь, но мех малоценен, так как отличается редким и грубым волосяным покровом и имеет однотонную некрасивую окраску. Промысел шакала велся уже в прошлом столетии. В Закавказье, в Закатальском округе в 1896 г. было добыто 300 шакалов, и в б. Закаспийской обл. на шакала охотились во многих уездах, и в Мервском уезде в 80-х годах ежегодно добывали около 200 особей. В целом же в России в тот период добывали более 10 тыс. шакалов. Шкуры шакалов привозили на Нижегородскую ярмарку.

По всему Советскому Союзу в начале 30-х годов текущего столетия заготавливали около 20—25 тыс. шкур шакалов ежегодно, причем запасы этого хищника значительно недопромышлялись. В 1940 г. заготовлено всего 10,4 тыс. шкур. В настоящее время имеется возможность увеличить размеры добычи шакалов минимум в три раза. Мировая добыча шкур шакала в 1907—1910 гг. определялась в 20—25 тыс. шт. (Азия 5,0; Европа 5,0; Африка 10,0; Каплин, 1960). Прежде большинство шкур из СССР вывозилось за границу, главным образом в США. С 1949 г. шкуры его используются внутри страны.

Пушным стандартом шкуры на кряжи не делятся, хотя из Закавказья они имеют более грубый мех рыжевато-бурой окраски, шкуры же из Средней Азии отличаются более мягким мехом и бледнее. Делятся на четыре сорта. Они идут на дешевые воротники, дамские шубы и дохи. Обычно их красят. Из шкур IV сорта вырабатывают замшу.

Специального промысла шакалов не существует. Его добывают попутно, охотясь на других зверей, ставя капканы или стреляют во время загонов. Применяют капканы, устанавливаемые у падали, на кучах отбросов (в таком месте зверь обращает мало внимания на запах металла), на мелководье у берега; для приманки применяют крупную—живую рыбу, посаженную на кукан (бечевку).

В Закавказье шакалов ловят на крупные рыболовные крючки, подвешиваемые к металлическому тросику или проволоке на высоте 75—100 см от земли с таким расчетом, чтобы хищник мог его достать, лишь подпрыгнув. Крючок наживляется куском падали. Хватая приманку, зверь зацепляется крючком за губу или челюсть. Шакала ловят петлями из тросика, ставя их на тропах. Применяется и яд.

Шакал — серьезный вредитель сельского и охотничьего хозяйства. В Закавказье «шакалы должны считаться самыми страшными истребителями дичи», наносящими охотничьему хозяйству больший ущерб, нежели волки. В большом количестве они уничтожают новорожденных косуль, зайцев, нутрий, а также фазанов, турачей, серых куропаток, стрепетов и дроф на зимовках и водоплавающую дичь. Шакал — опасный враг нутрий, полностью уничтожающий их на обмелевших водоемах. Сильно вредит и ондатроводству. В дельте Аму-Дарьи в зиму 1948/49 г. в экскрементах этого хищника остатки ондатры составляли 12,3% от всех исследованных данных. В отдельных участках шакалы разрыли до 71% хаток ондатры, причем около 16% их промерзло и стало непригодными для обитания. Большой вред ондатроводству он причиняет и в Хорезмской области, где хатки ондатры зимой для него легко доступны. Шакал вредит и ондатровому промыслу, поедая ондатр, попавших в капканы, и шкурки, вывешенные для просушки.

Шакал сильно вредит птицеводству и таскает ягнят и козлят. Он поедает созревший виноград в таком количестве, что раньше в виноградниках б. Ленкоранского уезда хозяева обрывали кисти с цветками, висящие близко от поверхности земли, так как плоды все равно будут съедены шакалами (Сатунин, 1915). Шакал портит арбузы и дыни. В Таджикистане на одной бахче за ночь шакалами были съедены и испорчены 70 спелых дынь. В Закавказье и Средней Азии шакал наравне с лисицей и волком служит одним из распространителей бешенства в природе.

Известны случаи, когда бешеные шакалы забегали в деревни где кусали людей и домашних животных. Польза, приносимая шакалами поеданием мелких грызунов и насекомых, ничтожна.

Шакал подлежит уничтожению в течение круглого года, до тех пор, пока его численность будет доведена до минимальной. Во всех республиках существуют постановления, разрешающие охоту на него круглый год.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях