Сезонные миграции лося — Мир Знаний

Сезонные миграции лося

Лось значительно лучше приспособлен к жизни в условиях снежной зимы, чем многие другие копытные; он нередко остается зимовать там, откуда косули, а подчас и благородные олени, принуждены уходить в менее снежные районы. В областях со средней максимальной высотой снежного покрова не выше 30—50 см и коротким многоснежным периодом (центральные области европейской территории СССР, большая часть Якутии и др.) лоси в большинстве случаев зимуют в той же местности, где они держатся летом, совершая лишь небольшие переходы из одних стаций в другие. Сравнительно оседло живут лоси в Прибалтике и Белоруссии, хотя снега здесь и больше (средняя максимальная высота снежного покрова не меньше 50 см); в районе Беловежской Пущи кочевки лосей в прошлом имели место; после снижения численности копытных в Пуще и осушения Пинских болот они прекратились.

Иначе себя ведут лоси там, где средняя максимальная высота снежного покрова достигает зимой 70 см и больше, а многоснежный период более или менее продолжителен. Лоси в такой местности сосредоточиваются на зиму в менее снежных участках или уходят на зиму в другие районы.

Особенно широким пространственным размахом отличаются сезонные миграции лосей на севере их ареала в многоснежных областях, где лоси живут в равнинной тайге и откуда откочевывают на зиму в менее снежные районы, более удобные для зимовки по характеру стаций, обилию древесных кормов и т. п. (Архангельская область, Коми АССР, Западная Сибирь). Путь лосей при сезонных кочевках в этих областях иногда достигает 100—300 км, считая в один конец.

Массовые сезонные переходы лосей хорошо также выражены в некоторых горных областях с высоким снежным покровом, где отдельные хребты играют роль климатических рубежей. Это позволяет лосям откочевывать на зиму в «область снежной тени» под защиту таких «хребтов-ширм». Подобного рода кочевки лосей давно известны на Урале, где многоснежность Приуралья и относительная малоснежность районов к востоку от водораздельного хребта создают необходимые предпосылки для развития сезонных миграций копытных. Они направлены осенью и в начале зимы с запада на восток, из Приуралья в Зауралье, а весной — в обратном направлении. Наиболее южный пункт, о котором имеются сведения о существовании регулярных кочевок лосей через Урал,— южная оконечность хребта Урал-Тау (около 53° с. ш.), а наиболее северный — верхнее течение Илыча (севернее 63°). Расстояние между ними — более 900 км. Территория, с которой лоси уходят зимовать через хребет на восток, простирается на запад от водораздельного гребня примерно на 100 км. Длина же пути кочующих лосей, считая в один конец, в некоторых районах Урала достигает 200 км. О массовости кочевок можно судить по тому, что только из одной Пермской области в середине 40-х годов «за Урал» ежегодно уходило на зиму 4—6 тысяч лосей.

В ряде горных областей с высоким снежным покровом лоси на зиму переходят в другие участки (горные районы Кольского полуострова, Становой хребет) или спускаются ниже по склонам гор (Алтай, Саяны, Баргузинский хребет), в особенно снежные зимы откочевывая к самым предгорьям. Пространственный размах кочевок лосей достигает здесь нескольких десятков километров.

В горных районах на юге Дальнего Востока (Буреинский хребет, Сихотэ-Алинь и др.) лоси в течение первой половины зимы держатся в массе выше по склонам гор, чем летом, и только в феврале или марте, после того как снега станет много больше, спускаются ниже. Уход лосей на зиму выше в горы объясняется не столько экологическими причинами, сколько тем, что в это время года в нижних зонах тайги начинается промысел, появляется много людей и собак, вследствие чего лоси и уходят в более глухие районы, поднимаясь в горы, где хотя и больше снега (40—60 см), ноне настолько, чтобы затруднить передвижение, обстановка же для жизни более спокойная. Не исключено, что и другие причины, как отсутствие в верхних зонах гор волков и конкурентных видов копытных, могут иметь немаловажное значение.

Во многих районах, наряду с кочующими лосями, имеется некоторое количество оседло живущих животных. По данным Крылова, относящимся к 70-м годам XIX в., лоси в районе р. Колвы (бассейн Вишеры), не перешедшие Урал до середины декабря, позже из-за высокого снега перевалить хребет не могли. Найдя такого лося в феврале, когда высота снежного покрова нередко достигала 140 см, охотники без труда его убивали. Тем самым промысел приобретал селективное значение и с его помощью из популяции устранялись животные, склонные к более оседлому образу жизни.

Сезонные кочевки лосей, как и других копытных, в большой мере зависят от численности животных: небольшая популяция нередко может прожить круглый год на местных кормах, для большого же числа лосей их будет недостаточно. В 10-х годах текущего столетия в верховьях рек Уньи и Шижима (верхняя часть бассейна Печоры) имели место хорошо выраженные массовые сезонные кочевки лосей. С сокращением численности лосей эти кочевки прекратились. В 1934 г. здесь был организован огромный по площади (1200 тыс. га) Печоро-Илычский заповедник, после чего численность лосей постепенно стала восстанавливаться. Тем не менее, в течение первых десяти лет существования,заповедника широких кочевок лосей здесь совсем не наблюдали. Имели, место лишь местные переходы: лоси в массе сосредоточивались на зиму в долинах рек и на прилегающих водораздельных участках, занятых темно-хвойными лесами, борами и гарями.

Массовые сезонные миграции лосей с переходом в другие районы впервые здесь были отмечены в 1945 г. и в дальнейшем они стали наблюдаться регулярно. Теперь часть лосей остается зимовать в заповеднике, некоторые (по-видимому, меньшинство) из районов, граничащих с Уральскими горами, уходят на зиму на восток через хребет, большинство же лосей с основной территории заповедника откочевывает осенью в юго-западном и юго-восточном направлениях к водоразделам Печоры, Камы и Вычегды, проделывая путь в несколько сотен километров.

О массовости кочевок лосей в бассейне Печоры известное представление дают следующие цифры: во второй половине ноября 1947 г. через р. Илыч, служившую в то время северной границей заповедника, на протяжении 150 км было насчитано 600 переходов лосей, шедших к юго-западу. В декабре через южные и западные границы заповедника на протяжении 200 км насчитали 250 переходов лосей, вышедших за пределы заповедника в юго-западном направлении. В самом заповеднике в тот год зимовало как пришлых, так и местных лосей не менее 600 голов. Осенью 1955 г. в 9 км от усадьбы управления заповедника в Якше через участок протяжением 6 км прошло не менее тысячи лосей.

Переход лосей в места зимовок обычно происходит постепенно, продолжаясь в течение двух месяцев и дольше с октября (реже с сентября) до начала декабря, иногда с ноября по декабрь или даже январь включительно. Начало массовых переходов лосей к зимовкам нередко совпадает с первыми значительными снегопадами, после которых устанавливается постоянный снежный покров, в других случаях — с тем периодом, когда высота снега в летних местах обитания лосей достигнет 25—45 см. Иногда из одного и того же района часть лосей уходит на зимовки еще до снега, сразу после первого значительного похолодания, остальные же задерживаются в летних местах обитания до того времени, когда высота снега достигнет 60—70 см, и лоси начнут испытывать заметные трудности при ходьбе. В большинстве случаев гон бывает в том же районе, где лоси жили летом.

Осенью лоси идут поодиночке, парами и небольшими стадами. В сутки делают 10—15 км, иногда сразу до 30 км, но затем задерживаются на несколько дней на одном месте (бассейн Демьянки). В бассейне Печоры первыми идут самки с телятами и годовиками, в конце периода миграции, главным образом, взрослые самцы и самки без телят.

Весенняя перекочевка происходит в более сжатые сроки, главным образом в разгар таяния снега. В бассейне Демьянки лоси весной шли в апреле, в годы с настом — позже, когда началось таяние снега, шли поодиночке и парами. Весной первыми обычно идут взрослые самцы и самки без телят, последними — самки с телятами (Малая Сосьва и бассейн Печоры). В случае образования наста подвижки на это время прекращаются, но зато позже, когда наст исчезнет, ход лосей бывает особенно интенсивным. Весной 1942 г. с 29 апреля по 3 мая, по пути из Нягына в Хангокурт, протяжением 80 км, В. В. Раевский насчитал около 200 следов проходных лосей, шедших к северу (Кондо-Сосьвинский заповедник). В некоторых районах часть лосей возвращается на места летнего обитания только в июне.

Во многих случаях пути кочевок лосей отличаются большим постоянством. Лоси предпочитают идти, придерживаясь долин рек; в горной местности нередко избирают более длинный путь, но зато с менее пересеченным рельефом. В 70-х годах XIX в. лоси, откочевывая на зиму с р. Колвы за Урал, вначале двигались к юго-востоку. У Березовского камня их путь круто поворачивал к югу параллельно хребту, а затем уклонялся на север. Близ Чувамского камня они переходили Вишеру и снова шли к югу, параллельно хребту, до долины р. Велс, откуда уже направлялись к востоку через водораздельный хребет.

Неоднократно отмечались далекие, на 100—200 км и более заходы лосей в тундры и степи. Обычно они случаются в теплый сезон года. Ближе к зиме звери уходят в лесные районы или концентрируются по долинам рек, где есть древесная растительность. С начала 50-х годов заходы лосей в открытые тундры Ненецкого округа стали регулярным явлением. Звери приходят сюда весной с юга (весной 1957 г. в Малоземельной тундре было встречено около 20 групп лосей, шедших к северу), а осенью уходят в обратном направлении. Аналогичные кочевки лосей — весной в тундры, осенью в лесотундру к долинам рек, где имеется настоящий лес, со второй половины 50-х годов наблюдаются на Тазовском полуострове.

В последние 10 лет в связи с высокой численностью лосей в стране участились случаи захода лосей в большие города.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях