«Рыбное дело» — самый громкий коррупционный скандал в СССР

Дело о «рыбной мафии» наделало много шума во времена расцвета «застойного» периода в СССР. Именно после разоблачения фигурантов этого дела, среди которых был заместитель министра рыбного хозяйства СССР, в Советском Союзе впервые заговорили об организованной преступности. И именно это дело стало первой ласточкой, можно сказать «пробным шаром», в целой серии антикоррупционных дел, которые развернул Юрий Андропов несколькими годами позже.

От Гурьева до Одессы

«Рыбное дело» возникло, вообще-то, в какой-то мере случайно. И даже следователи КГБ, которые в 1980 году задержали спекулянтов валютой, не подозревали, во что выльется это тривиальное, в общем-то, задержание двух торговых работников средней руки. Это дело могло так и закончиться приговором торговцам по «валютной статье» (статья 88 УК РСФСР, «бабочка» на сленге теневых дельцов), но председатель КГБ Юрий Андропов дал приказ потянуть за обнаруженные ниточки, куда бы они ни вели. В конце 70-х годов в Одессе милицией был задержан ранее трижды судимый за взятки и спекуляцию Федор Подолян. Его опять арестовали за спекуляцию импортными вещами. На следствии выяснилось, что Подолян создал целую сеть «торговых агентов». Импортные шмотки ему привозили контрабандой из-за границы работники торгового флота. Ну а контрабанда и все, что касалось заграницы, относилось к ведению КГБ. Так Подолян попал из милицейского СИЗО в следственный изолятор КГБ. И его делом занялись следователи Комитета.

А те подошли к делу скрупулезно и раскрутили его на полную. Оказалось, что Подолян имеет очень хороших знакомых в небольшом городке Гурьев, в Казахстане. Этот городок расположен на берегу Каспийского моря, на том месте, где река Урал впадает в море. И где каждую весну в пресные воды идет на нерест осетр. Эти самые знакомые присылали Подоляну в обычных посылках (в советские времена посылки внутри страны не проверялись, а сама посылка шла 2—3 дня) черную икру, добытую браконьерами. Одессит передавал икру морякам загранплавания, те за границей сбывали ее за валюту, потом на эту валюту покупали импортные вещи. Которые в СССР Подолян продавал за огромные деньги.

Подолян был осужден на длительный срок за спекуляцию и хищения и отправился в места не столь отдаленные. А доклад о браконьерской икре ушел в Москву. И там не затерялся. Согласно материалам уголовного дела, предприятие «Подолян и К0» действовало на протяжении шести лет. Успев украсть за это время не менее тонны икры. Сам собой возник вопрос: а куда смотрела милиция?

На Каспий были направлены несколько сотрудников КГБ, которые обнаружили просто сногсшибательные факты коррупции. Каждую весну во время нереста осетра на берега Урала, Волги, других пресноводных рек, впадающих в Каспий, отправлялись в командировки сотни сотрудников милиции из всех концов страны. Их задачей было пресечение незаконной добычи черной икры. Во время путины по берегам рек милиционеры стояли чуть ли не через каждые 50 метров. Однако браконьеров это не останавливало — незаконная добыча икры с каждым годом только возрастала. А все потому, что в этом бизнесе были повязаны буквально все, кто проживал в «икроносных» районах. Начиная от участковых и рыбинспекторов и заканчивая партийными работниками и руководителями местных ОБХСС (Отдел борьбы с хищениями социалистической собственности, нынешние ОБЭП).

Читать:  Дэвид Ливингстон и Генри Стэнли: путешествие в поисках истоков Нила

«Погорели» на валюте

Доклад о проверках на Каспии лег на стол лично Андропову. Но тот не спешил дать команду о широкомасштабном расследовании. Видимо, понимал, что придется вступить в жесткое противостояние с ближайшим окружением Леонида Брежнева, среди которого числились и министр МВД Николай Щелоков, и конечно же зять генсека замминистра МВД Юрий Чурбанов. А затем, уже в Москве, за скупку валюты были арестованы два торговых работника, также связанных с рыбной промышленностью. И Андропов все-таки дал отмашку о тщательном расследовании «рыбного дела».

Один из арестованных, директор магазина «Океан», носил говорящую фамилию Фишман (с английского можно перевести, как «рыбный человек», что служило поводом для постоянных шуток среди сотрудников КГБ, работавших над этим делом). Его друг и подельник, директор торгово-производственной фирмы «Океан», Ефим Фельдман, имел возможность доставать неучтенную рыбопродукцию и поставлять ее Фишману. А тот через кулинарный отдел магазина продавал «неучтенку» обычным покупателям. Ну а выручка с этой продукции шла в карман друзьям. К 80-му году подельники решили покинуть СССР, благо для некоторой категории граждан выезд из страны был облегчен в результате Хельсинкских соглашений 1975 года.

Но жить в капстране на пособие Фишман с Фельдманом не хотели. Тем более что обладали солидным капиталом даже по западным меркам, который мог позволить безбедно прожить не один десяток лет в любой стране мира. Они стали скупать валюту везде, где возможно. Наплевав на осторожность. И, само собой, попались.

У обоих изъяли довольно крупные суммы денег как в валюте, так и в рублях. Подельникам грозило самое суровое наказание, вплоть до смертной казни. А потому они с готовностью пошли на сделку со следователями КГБ. Очень подробно рассказывая о всех коррупционных цепочках в сфере рыбного хозяйства.

А началось все в 1976 году. Именно тогда министр рыбного хозяйства Александр Ишков убедил некоторых членов ЦК, что Минрыбхоз добываемую им рыбу может продавать и сам. Так родилась и воплотилась в жизнь идея об открытии специализированных рыбных магазинов «Океан».

Вообще-то, министр Ишков был личностью легендарной и уникальной. Он был «рыбным» министром при Сталине, Хрущеве и Брежневе, занимал этот пост с 1940 по 1979 год. Именно Ишкову наша страна обязана появлением крупнотоннажного рыбного флота, плавучих рыбных фабрик, которые уходили на промысел на несколько месяцев, не столько занимаясь ловлей рыбы, сколько ее переработкой. При нем же появились и первые рыбные рефрижераторы, позволяющие замораживать рыбу, добываемую далеко от берегов СССР, и неиспорченной доставлять ее в советские порты. Именно при Ишкове число рыболовецких кораблей, считая и транспортные рефрижераторы, и фабрики по переработке рыбы, достигло 43 тысяч. При Ишкове СССР вышел на второе место в мире (после Японии) по количеству вылавливаемой рыбы.

Читать:  Великая Северная экспедиция

Только вот до потребителя почему-то рыбка доходила не очень активно. Ишков решил изменить это положение, создав по всей стране сеть рыбных магазинов. Везде, где дело касалось рыбы, Ишков был настоящим профессионалом. А вот в хитросплетениях советской торговли разбирался слабо. Чем не замедлили воспользоваться торговые работники типа Фишмана и Фельдмана, пустившиеся в махинации. О чем они с энтузиазмом поведали на следствии.

Но скорее всего Ишков просто ошибся с тем, на кого возложил кураторство «Океанами». А отвечал за них заместитель министра рыбного хозяйства Владимир Рытов, имевший среди коллег кличку Боцман.

Из боцманов в адмиралы

Рытов никогда не был боцманом на корабле, а кличку получил за колоритную внешность. Именно такой типаж (дюжий мужик с суровым лицом) выбирали режиссеры для изображения боцманов в царском флоте. Как бы то ни было, но уже через год после начала осуществления идеи Ишкова с рыбными магазинами Рытова иначе как Адмиралом никто не называл. Замминистра быстро смекнул, на какую золотую жилу он попал с магазинами «Океан». К 1978 году он уже отладил целую систему откатов и взяток за поставляемую в магазины рыбку. Не за минтай или морскую капусту, которыми в основном и были забиты полки «Океанов», а за осетра, севрюгу, палтус, зубатку, стерлядь, семгу, горбушу, форель и др. Ну и, конечно, за икорочку. Как черную, так и красную. Само собой, подобная продукция на прилавки почти не попадала, а расходилась по «нужным» людям или по спекулятивной цене. Либо вообще сразу, минуя магазин, поступала в рестораны и кафе. Где на рыбу вполне официально накручивался «ресторанный процент». Хотя документы свидетельствовали о том, что дефицитные породы рыб и икра были проданы обычным покупателям через кассы магазинов. Ну а разницу между стоимостью рыбы в магазине и кафе дельцы клали себе в карман. Не забывая делиться с вышестоящими инстанциями. А на самом верху этой пирамиды стоял Рытов. Жизнь Рытова до 1976 года покрыта тайной. Его дело, как и показания Фишмана и Фельдмана (кстати, КГБ сдержал свое слово, и их дело рассматривалось отдельно от других «рыбников», оба получили по 12 лет и были счастливы, что легко отделались), до сих пор засекречены. Но судя по тому, как оперативно, а главное продуманно, развернулся Рытов, до прихода в рыбное хозяйство он явно имел непосредственное отношение к торговле. Слишком явно в том, что делал Рытов, ощущается опыт торгового работника с навыками профессионального махинатора.

Читать:  Фараон неведомой династии

Коррупционный невод

Деньги из магазинов и кафе и ресторанов за рыбу собирались каждый месяц по цепочке. Собственно взятки собирали районные и городские чиновники от рыбхоза. Затем ручеек отправлялся в областные или региональные представительства министерства, где превращался в реку. Ну а затем эта «река» изливалась в Москве в карманы министерских работников. Ведающих как распределением рыбы по торговым точкам, так и ее добычей.

К примеру, на следствии всплыл такой факт. В 1980 году в Грузию, откуда поступали полновесные «откаты» за поставки ценных пород рыб, было отгружено 300 тысяч тонн. А во всю Прибалтику (Латвия, Литва, Эстония) всего 200 тонн. И не потому, что в Прибалтике имелись собственные рыбообрабатывающие предприятия (все равно вся продукция распределялась через Москву), а потому, что прибалты не очень хотели давать взятки. Вот и не видели даже шпроты, которые сами же производили.

Рытов разработал простую схему распределения денег: чем выше должность, тем толще конверт. Ну а самый толстый, само собой, у Боцмана-Адмирала. Рытов, чувствуя себя абсолютно неприкасаемым, не стеснялся кичиться своим богатством. Он покупал эксклюзивные шубы и драгоценности жене и любовницам, одевался в английские костюмы, заказывал итальянские туфли ручной работы, не стесняясь носил золотые часы «Патэк Филипп». Что называется, любил пустить пыль в глаза. Вполне возможно, эта его кичливость богатством Рытова и сгубила. Когда наступил час «X» и всего за двое суток были арестованы более тысячи сотрудников министерства рыбного хозяйства, у Рытова было изъято 300 тысяч рублей, около 100 тысяч долларов и ценности почти на миллион рублей. Сотрудники КГБ, а под конец над «рыбным делом» их работало около 140 человек, были уверены, что министр Ишков не мог не знать о том, что творилось в его ведомстве. Но Брежнев заслуженного «рыбака» на заклание не отдал: Ишков был по-тихому уволен на пенсию. Ну а Рытов получил высшую меру наказания, которая и была приведена в исполнение через месяц после приговора. «Рыбное дело» отличается еще и тем, что в то время, когда оно расследовалось, в КГБ появилась оперативная информация о коррупции и хищениях в других сферах народного хозяйства. Потянув за «рыбную» ниточку, КГБ вытащил целый невод, опутавший взятками, хищениями и коррупционными связями всю страну.

Поддержите проект Мир Знаний, подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о