Роборовский и Козлов: путешествия и открытия — Мир Знаний

Роборовский и Козлов: путешествия и открытия

«28 декабря (1907 г.) верблюжий караван гигантской змеей растянулся вдоль главной улицы Кяхты, а через четверть часа уже переступил родной порог… Мое сердце переполнилось великой радостью. Не верилось, что началось настоящее путешествие. Чувствовал ли дух моего великого учителя, что в такую торжественную минуту я призывал его благословение!» (П. К. Козлов. Монголо-Сычуаньская экспедиция).

Внезапная смерть Пржевальского осенью 1888 г. задержала начало Тибетской экспедиции. Необходим был новый руководитель, но заменить Пржевальского оказалось очень непросто. В январе 1889 г. Военное министерство назначило начальником экспедиции полковника Певцова, сотрудника Азиатского отдела Генерального штаба. Михаил Васильевич Певцов, опытный путешественник-разведчик, ранее руководил двумя крупными экспедициями — в Восточную Джунгарию (1876 г.), а затем по Монгольскому и Гобийскому Алтаю и в пустыню Гоби (1878—1879 гг.). Кроме того, он принимал участие в установлении русско-китайской границы на семипалатинском участке (1882—1883 гг.). В апреле 1889 г. Певцов прибыл в Каракол.

Маршруты экспедиций Роборовский и Козлов

Результаты экспедиции, завершившей свою работу в январе 1891 г., поражали грандиозностью: были установлены границы пустыни Такла-Макан, исследован Куньлунь, впервые составлена его карта-схема, обнаружено высокое плато Северо-Западного Тибета, завершено изучение хребтов Пржевальского, Алтынтаг, Русского и открыто несколько новых, даны орографическая и гидрографическая характеристики запада Центральной Азии. Певцов удостоился Константиновской медали — высшей награды Русского географического общества. Его также наградили орденом Св. Владимира 3-й степени и произвели в генерал-майоры.

В ходе экспедиции Певцову помогали ученики Пржевальского: поручик Роборовский и подпоручик Козлов. Роборовский, окончивший юнкерское училище, познакомился с Пржевальским благодаря своему товарищу Ф. Л. Эклону. Знаменитый путешественник оценил обширные познания Роборовского, но главным образом его талант рисовальщика. В центральноази- атской экспедиции 1879—1880 гг. Эклон состоял первым помощником Пржевальского, а Роборовский — вторым. Хотя главная цель Пржевальского — дойти до столицы Тибета Лхасы — не была достигнута, экспедиция по своим научным результатам стала крайне успешной. Что касается Роборовского, то он, кроме важнейших картографических материалов привез из поездки гербарий, включающий 12 тыс. экземпляров растений, в том числе новых видов. В следующей экспедиции Пржевальского (1883—1885 гг.) он уже занимал должность старшего помощника. Кроме привычного зарисовывания рельефа, животных и растений Роборовский занимался фотографией. Вторым помощником Пржевальского в этой экспедиции стал Петр Козлов, с которым тот познакомился на Смоленщине. В своем первом путешествии он научился многому: помогал Пржевальскому в сборе коллекций, вел глазомерную съемку, определял высоты. Вернувшись в Петербург, Козлов по совету наставника поступил в военное училище. В экспедиции Певцова Роборовский взялся за самую трудную часть исследований, работая в высокогорных районах Куньлуня и Северного Тибета (более 5000 м над уровнем моря). Отмечая выдающиеся результаты этой экспедиции, Географическое общество наградило Роборовского только что учрежденной Большой серебряной медалью имени Пржевальского (такой же награды были удостоены Козлов, который вел зоологические наблюдения, и геолог К. И. Богданович). На Роборовского возлагали огромные надежды — по крайней мере в том, что касалось исследований Внутренней Азии. На очереди была большая экспедиция в Восточный Тянь-Шань, Наньшань, Северный Тибет и Сычуань.

В июне 1893 г. экспедиция вышла из Каракола. Главным объектом исследований в Восточном Тянь-Шане стала абсолютно неизученная Карашарская котловина. Следующим этапом значились изыскания в Турфанской впадине. Здесь была организована метеорологическая станция и проведены геодезические работы. Перед экспедицией стояло очень много задач, а людей в ней было мало, в особенности квалифицированных специалистов. Единственным выходом из создавшейся ситуации стало разделение на группы. К Наньшаню Роборовский и Козлов отправились разными путями. Козлов двинулся на юг, к озеру Лобнор, и в 200 км к востоку от него открыл следы древнего Лобнора и старое русло Кончедарьи, тем самым окончательно доказав, что и река, и озеро кочуют. Роборовский же сделал большой крюк на восток и прошел печально известной «долиной бесов», где от дьявольских ветров погибло множество караванов, через Хами к Дуньхуану, расположенному у самого подножия Наньшаня.

В феврале 1894 г. путешественники приступили к изучению Наньшаня, где В. А. Обручев уже провел первые геологические исследования. Вместе и поодиночке они пересекли его во многих местах, установили границы хребтов и межгорных долин, благодаря чему уточнили прежние карты. Условия для работы, в особенности в Цайдамской впадине, были чрезвычайно тяжелыми: плохая проходимость, страшные ветра и пронизывающий холод. Величайшее перенапряжение дало о себе знать: 28 января 1895 г. по пути в цветущую Сычуань, посетить которую так мечтал Пржевальский, в верховьях истоков Хуанхэ Роборовского разбил паралич.

Козлов, принявший на себя руководство экспедицией, повернул обратно. Снова пройдя Турфанскую впадину, экспедиция направилась на северо-запад и впервые пересекла пески Дзосотын-Элисун и Коббе. Передвигаясь с огромным трудом, Роборовский продолжал вести наблюдения. В конце ноября 1895 г. экспедиция прибыла в Зайсан. За 30 месяцев Роборовский и Козлов преодолели около 17 тыс. км. На карту была нанесена территория площадью почти 250 тыс. кв. км, собраны богатые геологические, ботанические и зоологические коллекции, этнографические материалы. Энтомологическая коллекция Козлова включала около 30 тыс. экземпляров насекомых! Ни одна прежняя экспедиция не могла похвастаться такими результатами. Научный подвиг Роборовского был отмечен Константиновской золотой медалью — высшей наградой Географического общества. Восстановить здоровье ему так и не удалось. Тем не менее он продолжал работать над собранными материалами. Полковник в отставке Всеволод Иванович Роборовский скончался 5 августа (23 июля по старому стилю) 1910 г. в возрасте 54 лет.

Первым самостоятельным путешествием Козлова стала Монголо-Тибетская экспедиция. В середине лета 1899 г. он начал подробное исследование Монгольского Алтая. Затем он и его спутники разными маршрутами пересекли пустыни Гоби и Алашань, вместе поднялись на Тибетское нагорье и обогнули с севера высокогорную страну Кам, расположенную в верховьях рек Янцзы и Меконг. Отсюда Козлов предполагал направиться в Лхасу, но далай-лама выступил категорически против. Пришлось изменить маршрут. Козлов открыл несколько параллельных хребтов северо-западного простирания: на левом берегу Янцзы, в междуречье Янцзы и Меконга, в междуречье Меконга и Салуина. На обратном пути, описав озеро Кукунор, путешественники снова пересекли пустыни Алашань и Гоби. В декабре 1901 г. экспедиция вернулась в Кяхту. Был собран огромный материал: одна лишь ботаническая коллекция включала 25 тыс. экземпляров, а в зоологической особо выделялись восемь новых видов птиц. Козлов также изучил неизвестные восточно-тибетские племена, населявшие страну Кам. Географическое общество удостоило его Константиновской золотой медали.

Две другие экспедиции Козлова были главным образом археологическими. В ноябре 1907 г. началась Монголо-Сычуаньская экспедиция. Проследовав от Кяхты через пустыню Гоби, Козлов перевалил через Гобийский Алтай и вышел к озеру Сого-Нур. В 50 км к югу он открыл Хара-Хото (монг. «черный город») — развалины города-крепости Эдзина, столицы средневекового тангутского царства Западное Ся. Раскопки показали, что это был хорошо укрепленный город с мастерскими, лавками, складами, постоялыми дворами. Вокруг крепости располагались пашни, каналы и усадьбы. Козлов обнаружил там ремесленные изделия, различные документы, китайские монеты, первые в мире бумажные ассигнации. В одном из субурганов (монументальных построек, типологически восходящих к ступам и пагодам) посчастливилось найти предметы буддийского культа: иконы, гравюры, скульптуру, а также свыше 2 тыс. томов на китайском, тангутском и тибетском языках и тангутско-китайский словарь, позволивший расшифровать неизвестную доселе письменность. Находки из Хара-Хото сегодня можно увидеть в Эрмитаже.

Во время этой экспедиции, в 1909 г., произошла встреча Козлова с XIII далай-ламой. Путешественнику не пришлось даже добираться до Лхасы: духовный владыка Тибета покинул свою страну, оккупированную в 1904 г. английским экспедиционным корпусом под командованием разведчика и географа Фрэнсиса Янгхазбенда, и разместился в одном из монастырей Монголии. Это была уже вторая встреча с далай-ламой, а первая состоялась в 1905 г., когда Козлова срочно командировали в Ургу. Сам путешественник пишет об этом так: «Моя поездка мотивировалась приветствием далай-ламы и поднесением ему и его свите подарков от имени Императорского русского географического общества». А в 1908 г. далай-ламу посетил русский офицер и путешественник Карл Густав Маннергейм, впоследствии знаменитый финский маршал. Надо сказать, что после английского вторжения Тибет проявлял значительный интерес к сближению с Россией, однако империя, потерпевшая страшное поражение в войне с Японией, находилась в совершенном оцепенении и оказалась не способна на «сильные ходы», необходимые в «большой игре».

Козлов завершил свое путешествие в середине 1909 г. Он был произведен в полковники и избран почетным членом Русского географического общества. Академии и географические общества разных стран присуждали ему всевозможные медали и премии. В 1920-х гг., уже в советское время, Козлов возглавил еще одну экспедицию в Центральную Азию, в ходе которой в горах Ноин-Ула на севере Монголии открыл одноименный могильник гуннской знати. Умер Петр Кузьмич Козлов в 1935 г.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главные герои

В. И. Роборовский и П. К. Козлов, русские военные географы

Другие действующие лица

Ф. Янгхазбенд, английский разведчик и географ; Г. Маннергейм, российский офицер и путешественник, впоследствии финский маршал и президент

Время действия

1893—1901 гг., 1905—1909 гг.

Маршруты

Из Каракола к Карашарской котловине и Турфанской впадине, в Наньшань, Сычуань, затем обратно в Зайсан; через Монголию в Тибет

Цели

Изучение природы Центральной Азии, археологические изыскания, разведка

Значение

Выдающиеся естественно-научные, этнографические и археологические открытия

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться записью в соц. сетях